Отсутствие на экранах голливудских кинопремьер позволяет обратиться нам к российскому кино. Хотя и оно просачивается в кинотеатры весьма дозированно. Да и то, как правило, в виде дешёвых комедий и странноватых фильмов о войне. Меж тем особое место занимают тут фильмы и мультфильмы для детей, их хватает. Беда в том, что не все они — в отличие от «Буки» или «Суворова», о которых я писал ранее — просачиваются на экран.

Кинотеатр
Кинотеатр
Иван Шилов © ИА REGNUM

Один из таких случаев — «Ледяная история». Её сделал режиссёр Сергей Русаков, известный, прежде всего, как блестящий документалист. «Ледяная история» — это не мультфильм, а кино для детей и подростков. Совершенно особый жанр, отдельное искусство, имеющее колоссальное значение. С точки зрения и психологии, и морали, и воспитания.

Прекрасно помню этот жанр из детства — классические киноработы для детей, подростков и юношей оказали на меня, пожалуй, не меньшее влияние, чем книги. Так, спрашивается, почему в последнее время новые поколения смотрят либо старое кино, что крайне редко, либо голливудские истории, что очень и очень часто? Пренеприятнейшая история выходит, когда с младых лет в сознание юных и совсем юных закладываются чужие нарративы и смыслы. Впрочем, эта тема необъятная, разбираемая мной неоднократно — и сейчас не о том.

Уильям Патрик Робертс. Кинотеатр (фрагмент)
Уильям Патрик Робертс. Кинотеатр (фрагмент)

А о «Ледяной истории». На первый взгляд, классический сюжет о том, что мир в опасности и его нужно спасти, а заняться этим придётся детям. Любопытно, что вертится это вокруг, пожалуй, главного детского лакомства — мороженого. Одно, розового цвета, дарящее радость, делает добрая принцесса, но её фабрику захватывают, саму даму, которая, будем откровенны, смотрится на экране не слишком убедительно, оттесняют. На этой базе злодеи начинают делать безвкусный лёд синего цвета (уж не знаю, думал ли автор о «Ледяной трилогии» Владимира Сорокина, когда создавал ленту, но коннотации неизбежны), одурманивающий несчастных людишек.

Заправляет всем этим безобразием злодейский злодей Сосулька Первый. И он прекрасен. Собственно, на фоне остального актёрского состава Владимир Глазков, исполнивший эту роль, сияет, как бриллиант (ну или как ледяной осколок древнего метеорита). Удачно был задуман и сам образ — в стилистике киберпанка, с марвеловской искрой и удачными пропорциями лирики и комичности. Сосулька Первый, ясное дело, хочет властвовать, но более всего он жаждет превратить мир людей в привычную для него Страну холода. Для этого несчастных человеков и кормят льдом.

Фокус в том, что, наевшись его, они, в общем-то, не делают ничего чудовищного, а продолжают существовать в банальной обыденности зла. К примеру, жена говорит мужу:

— Иди, покорми ребёнка.

На что тот отвечает:

— Не видишь, я футбол смотрю. Сама покорми.

Она лютует:

— Я и так целыми днями у плиты…

Мораль очевидна: многие из нас пребывают в Стране холода и безо всякого Сосульки Первого с его приспешниками, выглядящими, будто нацисты во вселенной киберпанка. Наши сердца и так спят, скрытые под ледяной коркой зависти, серости, бытовухи, алчности. И если кто может её растопить, то исключительно дети. Будьте, как они — и спасётесь. Но для этого рядом должен находиться опытный наставник, обеспечивающий важное качество русского сознания — преемственность. Роль наставника в фильме Русакова выполняет дед одного из героев, этакий русский Кулибин.

Константин Маковский. Дети (фрагмент)
Константин Маковский. Дети (фрагмент)

В общем, смыслы и коннотации, заложенные в «Ледяной истории», правильны, и расположены они, скажем так, на разных пластах — своего рода слоёный пирог, где каждое поколение выберет себе лакомую часть. Оттого лента понравилась и мне, и двум моим дочерям (6 и 8 лет), которые с удовольствием пошли бы на вторую часть фильма, а её вроде бы собираются делать.

И вот тут уже стоит подойти, что называется, по гамбургскому счёту. Ведь у зрителей есть претензии к первой части «Ледяной истории», но в основном все они, по большей части, сводятся к картинке. Зритель избалован сегодня именно визуальным рядом и зачастую ставит его выше, чем ряд смысловой. Это печально, на самом деле, но таков zeitgeist, и, по факту, с этим ничего не поделаешь.

Повышение же качества визуального ряда решается, на первый взгляд, просто — достаточным финансированием. И остаётся надеяться, что у второй части «Ледяной истории» оно будет, ибо она того достойна. Нам крайне важно делать сегодня свои фильмы для своих детей со своими смыслами. Ибо это залог будущей победы.