В Соловецком архипелаге, на острове Малая Муксалма, уже больше века добывают ламинарию с уникальными свойствами. В теплую половину года здесь живет группа драгировщиков, которые вдалеке от цивилизации выполняют тяжелую работу – косят водоросли на дне Белого моря. Результаты их труда потребляют по всей стране, даже не представляя о том, что компоненты многих привычных лекарств и косметических средств добыты этими людьми на далеком северном острове.

Косари морского дна

Когда на острове нет проливного дождя, тумана или шторма, все заготовщики выходят в море. В одно и то же время, одев теплую одежду и взяв с собой косы, обитатели острова идут к пристани, готовят свои карбасы, заводят моторы и отправляются в море.

Драгировщики, заготовщики водорослей, ждут разгрузки ламинарии на пристани Малой Муксалмы.
Драгировщики, заготовщики водорослей, ждут разгрузки ламинарии на пристани Малой Муксалмы.
Юлия Невская © ИА REGNUM

«У каждого своей делянки нет, кто первый встал — того и тапки», — рассказывает Антон Николаев, он на острове третий сезон.

Антон Николаев, заготовщик из Архангельска, работает на заготовке водорослей третий сезон.
Антон Николаев, заготовщик из Архангельска, работает на заготовке водорослей третий сезон.
Юлия Невская © ИА REGNUM

Антон выверенными движениями управляет лодкой, чтобы она аккуратно прошла мели рядом с островом, и направляется туда, где сегодня планирует работать. По одной штуке он достает ламинарию из воды, аккуратно подцепляя косой под корень, и складывают на большую сеть, расстеленную в карбасе. Если погода не подведет и место будет удачным, то можно добыть много, но даже у самых опытных не всегда хороший улов.

Драгировщик возвращается из моря в тумане, который пришел незаметно, пока он работал.
Драгировщик возвращается из моря в тумане, который пришел незаметно, пока он работал.
Юлия Невская © ИА REGNUM
Ламинария на дне моря. Во время отлива ее хорошо видно с поверхности воды, именно в этом момент ее «косят» заготовщики.
Ламинария на дне моря. Во время отлива ее хорошо видно с поверхности воды, именно в этом момент ее «косят» заготовщики.
Юлия Невская © ИА REGNUM

В советские времена людей пробовали заменить агрегатами для увеличения объемов добычи. Но оказалось, что драгировочные машины выдергивали водоросли с корнем и камнем, к которым они крепятся, после чего ламинария переставала расти совсем. Эксперимент признали неудачным, и профессия вновь стала исключительно территорией человека

В августе несколько дней драгировщики «косят» ламинарию недалеко от берега. Это место называется «ножницы», на нем всегда растет большое количество количество ламинарии и хороший улов.
В августе несколько дней драгировщики «косят» ламинарию недалеко от берега. Это место называется «ножницы», на нем всегда растет большое количество количество ламинарии и хороший улов.
Юлия Невская © ИА REGNUM

С мая по ноябрь на остров приезжают физически крепкие мужчины, готовые провести половину года без благ цивилизации, работая на заготовке водорослей

Михаил Сидоров (слева) – самый опытный заготовщик, он здесь уже 22-й сезон. Михаил отвечает за безопасность на острове.
Михаил Сидоров (слева) – самый опытный заготовщик, он здесь уже 22-й сезон. Михаил отвечает за безопасность на острове.
Юлия Невская © ИА REGNUM

«Завтра 3 августа, нужно встать в 4 утра, попить чай и поехать в море», — рассказывает Роман Малиновский, заготовщик из Архангельска, он здесь уже пятый сезон.

Роман Малиновский, заготовщик. В этом сезоне он взял две дополнительные ставки, чтобы заработать больше денег для своей семьи. Помимо основной работы, он выполняет дополнительно обязанности берегового, следит за сохранностью карбасов, а также водит грузовик на разгрузке.
Роман Малиновский, заготовщик. В этом сезоне он взял две дополнительные ставки, чтобы заработать больше денег для своей семьи. Помимо основной работы, он выполняет дополнительно обязанности берегового, следит за сохранностью карбасов, а также водит грузовик на разгрузке.
Юлия Невская © ИА REGNUM

«Примерно 20 минут дорога до места и час — обратно, потому что будешь нагруженный. Если всё пойдет хорошо, в 10-11 дня вернусь». Время выхода на драгу, так заготовщики называют процесс покоса ламинарии, зависит от времени приливов и отливов. Каждый день оно сдвигается вперед на 40 минут.

Владимир Автономов, мастер острова, шестом подтягивает свой карбас ближе к пристани во время шторма, чтобы надежно его зафиксировать. Так делают все драгировщики.
Владимир Автономов, мастер острова, шестом подтягивает свой карбас ближе к пристани во время шторма, чтобы надежно его зафиксировать. Так делают все драгировщики.
Юлия Невская © ИА REGNUM

«Мы выходим на отливе и косим, когда трава поворачивает в момент начала прилива, так удобнее всего: она поднята и ее хорошо видно», — рассказывает Антон Николаев. «В июне и июле, когда белые ночи, на драгу ходим дважды в день, а в августе и сентябре только один раз в день».

Водоросли из карбаса поднимают специальным краном, зацепляя за края сети, потому что их вес за один улов зачастую больше 800 кг. Максим следит за разгрузкой ламинарии, которую он привез.
Водоросли из карбаса поднимают специальным краном, зацепляя за края сети, потому что их вес за один улов зачастую больше 800 кг. Максим следит за разгрузкой ламинарии, которую он привез.
Юлия Невская © ИА REGNUM

С приливом карбасы возвращаются, нагруженные ламинарией, свисающей с обоих бортов. На берегу включается дизельный генератор, который питает подъемный кран, необходимый для разгрузки. Обычно каждый заготовщик привозит от 600 кг до 1 тонны 200 кг, разгрузить это вручную невозможно.

Ламинария в ожидании, когда подъедет грузовик.
Ламинария в ожидании, когда подъедет грузовик.
Юлия Невская © ИА REGNUM
Никита Витушкин, помимо добычи водорослей, работает на кране и записывает в журнал вес улова каждого. Максим помогает загружать свой улов в грузовик.
Никита Витушкин, помимо добычи водорослей, работает на кране и записывает в журнал вес улова каждого. Максим помогает загружать свой улов в грузовик.
Юлия Невская © ИА REGNUM
ЗИЛ подвозит улов к месту развеса каждого из драгировщиков.
ЗИЛ подвозит улов к месту развеса каждого из драгировщиков.
Юлия Невская © ИА REGNUM

Края сетей прикрепляются к крану, и водоросли поднимаются из карбасов. На кране установлены весы, и крановщик фиксирует в журнале, сколько привез каждый. По очереди подъезжают два ЗИЛа, водоросли грузят в них, и те развозят улов к вешалам, местам сушки, закрепленным за драгировщиками.

Остров

Малая Муксалма находится в 160 км от полярного круга. Здесь суровый климат с сильными ветрами и туманами, которые приходят внезапно и могут застать драгировщиков в море за их непростой работой.

Вид на остров с пристани.
Вид на остров с пристани.
Юлия Невская © ИА REGNUM

Диаметр острова всего полтора километра, значительная его часть покрыта болотами. Он закрыт для посещения туристами. Добраться сюда можно только по воде или пройти пешком по бездорожью соседней Большой Муксалмы, потом дождаться «малой воды» и перейти по ней вброд на Малую Муксалму.

Часовня VXII века на острове Малая Муксалма. Она является уникальным памятником деревянной архитектуры Русского Севера, и на ее крыше в этом году реставрационная бригада фонда «Вереница» из Москвы проводила противоаварийные работы.
Часовня VXII века на острове Малая Муксалма. Она является уникальным памятником деревянной архитектуры Русского Севера, и на ее крыше в этом году реставрационная бригада фонда «Вереница» из Москвы проводила противоаварийные работы.
Юлия Невская © ИА REGNUM

Половина острова принадлежит Русской православной церкви, как и многое в Соловецком архипелаге, а другая половина — Архангельскому водорослевому комбинату (АВК). В 1918 году, после Первой мировой войны, здесь началась добыча и заготовка водорослей, потому что из них получается йод, которого тогда очень не хватало.

Остров часто покрыт туманом так сильно, что ничего не видно на расстоянии десяти метров.
Остров часто покрыт туманом так сильно, что ничего не видно на расстоянии десяти метров.
Юлия Невская © ИА REGNUM

За 100 лет спрос на соловецкую ламинарию вырос, поэтому добыча продолжается. В Белом море единственное место в нашей стране, где добывают водоросли с такой высокой концентрацией полезных свойств. Искусственная кровь, йодсодержащие препараты, любая отечественная косметика с морскими водорослями, да и многое другое – всё это благодаря работе драгировщиков на Соловках. Ещё в России водоросли добывают на Дальнем Востоке, но их в основном используют в пищу.

Хозяйственные постройки на острове Малая Муксалма. Местные рассказывают, что в этом доме во время существования ГУЛАГа жили охранники Соловецкого лагеря особого назначения, которые смотрели за заключенными.
Хозяйственные постройки на острове Малая Муксалма. Местные рассказывают, что в этом доме во время существования ГУЛАГа жили охранники Соловецкого лагеря особого назначения, которые смотрели за заключенными.
Юлия Невская © ИА REGNUM

«Ламинария на Дальнем Востоке во много раз менее концентрированная, чем наша северная», — рассказывает Евгений Харченко, директор по добыче водных биологических ресурсов АВК. «Мы заготавливаем дигидаду, сахарина идет как прилов. В дигидаде количество всех компонентов несопоставимо выше, чем в остальных видах ламинарии. Она растет в северных морях, поэтому более жизнеустойчива. У нас она есть только в Белом и в Баренцевом море. Но в Баренцевом промышленная добыча не идет».

Суровая работа

Заработок драгировщиков зависит не только от улова, но и от того, как ламинария будет сохнуть и какой сорт в итоге получит.

Денис снял свою ламинарию, которая уже высохла, и везет ее в сарай, где она будет храниться, пока ее не заберут на комбинат в Архангельск.
Денис снял свою ламинарию, которая уже высохла, и везет ее в сарай, где она будет храниться, пока ее не заберут на комбинат в Архангельск.
Юлия Невская © ИА REGNUM

«Мы растаскиваем траву и развешиваем ее по одной штуке, чтобы хорошо просохла. Одна тонна травы – приблизительно два часа работы», — рассказывает Роман Малиновский. «Потом нужно снять ту, что уже высохла. Упаковать ее в тюки и убрать в свой сарай. Если в этот день две драги, то сразу выезжаешь обратно в море, и после снова развеска. У меня как-то было так, что я 4 раза подряд в море выезжал без сна».

Вид на Малую Муксалму с крыши часовни.
Вид на Малую Муксалму с крыши часовни.
Юлия Невская © ИА REGNUM

Работать проще вдвоем: к некоторым на развеску приезжают жены, другие берут помощников. Но чаще заготовщики всё делают одни, своими силами.

Роман и его супруга Алла. Она приехала в свой отпуск помочь мужу с развеской водорослей.
Роман и его супруга Алла. Она приехала в свой отпуск помочь мужу с развеской водорослей.
Юлия Невская © ИА REGNUM

Из шести тонн сырой ламинарии получится одна тонна сухой. Но далеко не всё, что накосили, будет пригодно к использованию. Даже если всё сделать правильно: вовремя и аккуратно развесить, вовремя срезать корни, они сохнут дольше, и вовремя снять, остается фактор погоды.

Ламинария, которую застал дождь или туман и вымыл из нее все полезные свойства. Такая ламинария считается третьим сортом, в ней не остается почти никаких полезных веществ.
Ламинария, которую застал дождь или туман и вымыл из нее все полезные свойства. Такая ламинария считается третьим сортом, в ней не остается почти никаких полезных веществ.
Юлия Невская © ИА REGNUM

«При нормальных условиях ламинария сохнет сутки. Плохо, когда палящее солнце, потому что трава выгорает и становится сухая, как порох: снимать неудобно и веса никакого», — рассказывает Антон.

Никита Витушкин раскладывает на солнце ламинарию, чтобы она максимально просохла.
Никита Витушкин раскладывает на солнце ламинарию, чтобы она максимально просохла.
Юлия Невская © ИА REGNUM

«Но самое страшное — это пресная вода. Она вымывает из ламинарии все альгинаты и прочие полезные вещества, та становится белая и уже ничего не стоит. Если туман встанет, то, считай, трава пропала, за счет влаги из нее всё полезное уйдет».

Ламинария на вешалах. Если после сушки она получается смешанного цвета, а не просто темно-зеленая, то считается вторым сортом. Это означает, что влага вымыла из нее часть полезных свойств.
Ламинария на вешалах. Если после сушки она получается смешанного цвета, а не просто темно-зеленая, то считается вторым сортом. Это означает, что влага вымыла из нее часть полезных свойств.
Юлия Невская © ИА REGNUM

Ламинария бывает трех сортов, качество определяется по цвету. Если в сухом виде она черная или темно-зеленая, то это первый сорт. Наполовину зеленая, наполовину светло-желтая, — второй сорт, светло-желтая – третий сорт, в ней ничего полезного не остается, и заготовщик за нее получает очень скромную сумму. Приблизительно раз в месяц из Архангельска приплывает теплоход «Даурия» и забирает все высушенные водоросли на комбинат. Четко фиксируется, сколько заготовил каждый драгировщик, а уже на комбинате отдел контроля качества определяет сортность.

Ламинария первого сорта. Белый налет сверху, который образуется после сушки – это очень ценное вещество, которое используется в медицине и косметологии.
Ламинария первого сорта. Белый налет сверху, который образуется после сушки – это очень ценное вещество, которое используется в медицине и косметологии.
Юлия Невская © ИА REGNUM

«От сорта будет зависеть, какие водоросли на что пойдут», — рассказывает Евгений Харченко, директор по добыче АВК. «Из первого сорта делают всё. Второй сорт идет только компоненты для медицины и косметологии. Третий сорт вообще не используется, мы просто берем его у заготовщиков, чтобы хоть какие-то деньги им за него заплатить». После переработки водоросли разъезжаются по всей стране в виде компонентов или готовой продукции. На экспорт идет только готовая продукция, соловецкую ламинарию покупают от США до Китая.

Владимир Автономов, мастер острова, снимает высохшую ламинарию. Он опытный драгировщик и один из рекордсменов по добыче ламинарии.
Владимир Автономов, мастер острова, снимает высохшую ламинарию. Он опытный драгировщик и один из рекордсменов по добыче ламинарии.
Юлия Невская © ИА REGNUM

После четырех месяцев люди получат совершенно разные суммы, в зависимости от результатов своей работы. В среднем заработок от 200 до 400 тысяч, но есть и те, кто зарабатывает сильно больше. На острове существует норматив, который каждый должен выполнить: для работников первого сезона – 2 тонны 900 кг сухих водорослей, для «стареньких» — 3 тонны 500 кг.

Аня приехала на остров впервые, она работает помощницей Владимира Автономова. Иногда драгировщики берут себе помощников, чтобы заготовить больше ламинарии.
Аня приехала на остров впервые, она работает помощницей Владимира Автономова. Иногда драгировщики берут себе помощников, чтобы заготовить больше ламинарии.
Юлия Невская © ИА REGNUM

«Люди приезжают очень разные: кто-то не выдерживает и уезжает, но многие остаются на весь сезон и возвращаются снова», — рассказывает Михаил Сидоров, старший по безопасности острова. «Те, кто приживаются, раскрываются с лучшей стороны, потому что мы все в закрытом пространстве, и нужно нормально сосуществовать». Он сам здесь уже 22-й сезон из своих 45 лет. Михаил – потомственный помор и не представляет своей жизни без острова, хотя на материке у него семья и вполне благополучная жизнь

Алексей приезжает работать на Малую Муксалму из Краснодара уже третий сезон. Он, как и его отец, много работает на севере, потому что за работу на этой территории платят более высокую пенсию, а также потому что он просто любит эти места.
Алексей приезжает работать на Малую Муксалму из Краснодара уже третий сезон. Он, как и его отец, много работает на севере, потому что за работу на этой территории платят более высокую пенсию, а также потому что он просто любит эти места.
Юлия Невская © ИА REGNUM

Кто-то сюда приезжает за заработком и северной пенсией, отработал четыре месяца — стаж как за год. В этот раз на заготовки приехала даже пара человек из Краснодарского края. Некоторые рассказывают, что уединение острова стало для них спасением от алкоголя, позволило вырваться из разных сложных жизненных обстоятельств. Но все, кто приезжают повторно, сходятся на том, что на острове есть своя магия, которая притягивает их обратно раз за разом.

Жить на необитаемом острове

Здесь свой распорядок жизни и свои правила, которые формировались годами. Правила простые: относись с уважением к другим, выполняй обязанности, неси ответственность за свое пространство и свои орудия труда.

Ратибор Махмудов живет в республике Коми и приезжает работать на заготовку уже четвертый сезон.
Ратибор Махмудов живет в республике Коми и приезжает работать на заготовку уже четвертый сезон.
Юлия Невская © ИА REGNUM

Несколько лет назад к ним добавился строгий «сухой закон», потому что за несколько лет произошел ряд несчастных случаев, причиной которых был алкоголь. Теперь всё решается быстро: увидели в нетрезвом виде — уехал домой. На Малой Муксалме за организационные вопросы отвечает «мастер острова». С этого года им стал Владимир Автономов. Он сам занимается заготовкой водорослей, но при этом на нём ответственность за все решения.

Владимир Автономов развешивает свой улов. С того места, где его выгрузил ЗИЛ, улов удобно распределить под вешалами при помощи грабель, а только потом развешивать. Так делают почти все заготовщики, потому что это позволяет экономить время.
Владимир Автономов развешивает свой улов. С того места, где его выгрузил ЗИЛ, улов удобно распределить под вешалами при помощи грабель, а только потом развешивать. Так делают почти все заготовщики, потому что это позволяет экономить время.
Юлия Невская © ИА REGNUM

«Моя задача — организовать всё весной и провести сезон. Для того чтобы сезон начался, нужна закупка материалов и всего необходимого. Когда процессы отлажены и люди добросовестные, проблем нет, жизнь идет своим чередом. Поэтому мы предпочитаем брать на сезон, в первую очередь проверенных людей»

Заготовщики после выхода в море ожидают начала разгрузки.
Заготовщики после выхода в море ожидают начала разгрузки.
Юлия Невская © ИА REGNUM

Быт на Малой Муксалме спартанский. Драгировщики по несколько человек живут в небольших деревянных домах. В каждом доме есть печь, стол, кровати и место, где приготовить еду. Туалет, конечно, на улице, как и в большинстве российских деревень. В выходные, которые получаются в дни непогоды, топят баню, она находится на дальнем углу поселка. Питьевую и хозяйственную воду берут в колодцах. Электричества большую часть дня нет, оно включается только тогда, когда работает генератор: во время разгрузки или на пару часов в вечернее время. Этого времени хватает, чтобы зарядить гаджеты.

Никита и Ратибор внутри дома, где они живут на острове.
Никита и Ратибор внутри дома, где они живут на острове.
Юлия Невская © ИА REGNUM
Одна из комнат, где живут драгировщики.
Одна из комнат, где живут драгировщики.
Юлия Невская © ИА REGNUM

«А что нам делать, когда не можем выйти в море? Общаемся и сериалы смотрим. В этом сезоне у нас «Сверхъестественное», в прошлом была «Игра престолов» и «Во все тяжкие», — рассказывает Антон

Из комнаты Ратибора видно море.
Из комнаты Ратибора видно море.
Юлия Невская © ИА REGNUM

В мае каждый год на Муксалму прилетает вертолет «Ростелекома» и подключает телефонный автомат до осени. Правда, звонить по нему можно только по Архангельской области. В свободное время жители острова приходят на самое высокое место острова, к деревянной часовне XVII века, которую они уже давно прозвали «минарет». Здесь периодически ловит сотовая связь, и можно позвонить домой, отправить сообщение или посмотреть прогноз погоды.

Заготовщик Владимир Белов звонит домой. Телефон на острове работает только с мая по октябрь, и по нему можно звонить только по Архангельской области.
Заготовщик Владимир Белов звонит домой. Телефон на острове работает только с мая по октябрь, и по нему можно звонить только по Архангельской области.
Юлия Невская © ИА REGNUM

Всё необходимое с «большой земли» привозит теплоход «Даурия», который забирает водоросли на комбинат.

«Продукты закупаются в городе и доставляются сюда. У нас есть магазин для заготовщиков: там они могут взять всё что захотят. Это фиксируется и потом вычитается из их зарплаты», — рассказывает «мастер острова» Владимир.

Михаил Сидоров, самый опытный драгировщик, который здесь уже 22-й сезон. По матери он потомок известной династии поморов Тестовых и не представляет свою жизнь без моря.
Михаил Сидоров, самый опытный драгировщик, который здесь уже 22-й сезон. По матери он потомок известной династии поморов Тестовых и не представляет свою жизнь без моря.
Юлия Невская © ИА REGNUM

«У нас организовано бесплатное трехразовое питание. Аня готовит еду и печет свежий хлеб. У нее есть ещё работа по развеске водорослей, поэтому она раздает утром сразу три приема пищи. Ребята приходят с кастрюльками, она им туда всё наливает». Анна здесь работает уже восьмой сезон, в этот раз она готовит на 31 человека, а в некоторые годы было более 50.

Анна уже восьмой год приезжает на остров, чтобы работать поваром и печь хлеб для заготовщиков. Дети зовут ее провести лето с ними или вместе съездить на теплое моря, но она говорит, что очень любит Малую Муксалму, и здесь ей лучше всего.
Анна уже восьмой год приезжает на остров, чтобы работать поваром и печь хлеб для заготовщиков. Дети зовут ее провести лето с ними или вместе съездить на теплое моря, но она говорит, что очень любит Малую Муксалму, и здесь ей лучше всего.
Юлия Невская © ИА REGNUM

В холодное время года Малая Муксалма становится действительно необитаема. На острове остаются один или два сторожа, чтобы присмотреть за имуществом комбината.

Виктор работает зимним сторожем на Малой Муксалме и других участках заготовки ламинарии. Когда все драгировщики разъедутся после окончания сезона, он останется здесь до начала следующего сезона.
Виктор работает зимним сторожем на Малой Муксалме и других участках заготовки ламинарии. Когда все драгировщики разъедутся после окончания сезона, он останется здесь до начала следующего сезона.
Юлия Невская © ИА REGNUM

«Зимой здесь ничего не происходит», — говорит Виктор, он проработал сторожем уже четыре сезона. «Бывает, что люди зимой с поселка на снегоходах приезжают, им тоже скучно, и вот единственное разнообразие. А так просто печку топишь и радио слушаешь, здесь Love radio и «Вести FM» ловят – устал от музыки, есть новости»

Антон и Ратибор на крыльце дома, где они живут во время рабочего сезона на Малой Муксалме.
Антон и Ратибор на крыльце дома, где они живут во время рабочего сезона на Малой Муксалме.
Юлия Невская © ИА REGNUM

Удивительное место и удивительное дело в контексте современного мира. Сложно представить, что кто-то выбирает себе такое непростое занятие. Малая Муксалма – один из островов, где добывают ламинарию, а профессия драгировщик – одна из тех, о существовании которых мы даже не подозреваем. Но за многими привычными вещами где-то там, далеко позади по цепочке событий, стоят люди, без которых не было бы привычных вещей, являющихся частью нашего быта.

Читайте развитие сюжета: Русский Север. Сохранить память своими руками