В минувшее двадцатилетие Крылатские холмы превратились в арену нескончаемой борьбы между коммерсантами, городскими властями и рядовыми горожанами. Страсти накались до того, что даже заинтересованному наблюдателю порой непросто понять, кто и чью сторону занимает в конфликте. Более того, складывается впечатление, что общественные интересы давно забыты, а апелляции к ним — всего лишь инструмент идеологического давления на оппонентов. ИА REGNUM постаралось на конкретном примере отделить зерна от плевел, а агнцев от козлищ.

Эколог
Эколог
Иван Шилов © ИА REGNUM

Вначале кратко изложим историю конфликта и охарактеризуем его участников. В 2002 году Московская федерация профсоюзов (крупнейшая территориальная организация в составе Федерации независимых профсоюзов России) стала одним из учредителей АО «Спортивно-экологический комплекс «Лата трэк», а годом позже передала велодорогу в уставной капитал компании.

Спортивно-экологические коммерсанты, заполучившие столь привлекательный объект, что называется развлекались как могли и ни в чем себе не отказывали. Устраивали на территории ООПТ коммерческие покатушки спортивных болидов, бурили скважины, срывали холмы и пилили деревья.

Подробности читайте здесь: Как уничтожить ООПТ Москвы с одобрения властей?

В правительстве Москвы такой кульбит профсоюзных боссов не оценили, и сразу после оформления права собственности на дорогу попытались, правда, безуспешно, его через суд отменить. С 2005 года «Лата трэк» также безуспешно пыталась заключить с городом договор аренды земли, основная часть которой находилась внутри велодороги. Убедить чиновников удалось лишь через суд в 2009 году. В 2016 году нанятые компанией эксперты нашли ошибку в проекте межевания, границы велодороги в нескольких местах вышли за пределы арендованного участка. Однако добиться пересмотра межевого плана «Лата Трэк» не удалось, несмотря на то, что суд первой инстанции встал на сторону компании, чиновники находят все новые причины для отказа.

«Крылатские холмы»
«Крылатские холмы»
Черкасский Андрей © ИА REGNUM

Пока профбоссы учреждали «Лата Трэк», московские чиновники противились это, а активные жители Крылатского втягивались в противостояние и с теми, и с другими. В освоение Крылатских холмов включился еще один участник. В ходе приватизации Роману Абрамовичу с партнерами достались долгосрочные права аренды на земельный участок площадью 8,4 га по Крылатской улице. Момент был выбран крайне удачно, цены на нефть пошли в гору, нефтедоллары нужно было куда-то вкладывать. Бизнес-партнеры создали компанию CMI Development и при режиме полного благоприятствования со стороны мэрии приступили к реализации девелоперских проектов.

Изначально хотели построить коттеджный поселок, но потом планы пересмотрели и решили развивать медицинское направление. В 2003 году постановлением правительства Москвы изменили вид разрешенного использования земельного участка с жилой застройки на размещении медицинского центра и многофункционального научно‑административного центра. Медцентр вскоре построили, но по стандартам США из-за чего сертифицировать его не смогли. В итоге от изначальной концепции сохранился лишь бизнес-парк «Крылатские холмы», и нужно признать один из самых респектабельных в Москве.

В какой-то момент офисному центру стало не хватать парковочных мест, а имеющиеся в достаточном количестве на Крылатской улице, по мнению обитателей офисов, оказались слишком далеко от рабочих мест. Таким образом родилась идея построить гаражный комплекс, а для придания ей социального содержания, пообещали сделать его с бассейном на крыше. Удачная, с точки зрения владельцев БЦ «Крылатские холмы», идея крайне не понравилась «Лата трэк». Между ними возник конфликт из-за примыкающего к возможному строительству участка велодороги. Тут и начинается самое главное, вынесем за скобки юридические разбирательства коммерсантов, а поговорим о претензиях активистов.

В 2021 году группа активных крылатчан, и присоединившаяся к ним широко известная защитница природы, обратились в суд с требованием признать недействительным постановление правительства Москвы от 3 марта 2015 г. № 98-ПП «Об изменении границ особо охраняемой природной территории «Природно-исторический парк «Москворецкий» и внесении изменений в постановления правительства Москвы от 29 декабря 1998 г. № 1012 и от 19 января 1999 г. № 38».

Алексей Саврасов. В парке. 1858
Алексей Саврасов. В парке. 1858

Здесь речь идет о так называемой практике компенсационного озеленения, когда, изымая под городские нужды зеленые территори, власти обязаны их компенсировать новыми насаждениями. Соответствующая нормативная база написана настолько по-иезуитски, что по факту изъятия компенсируются лишь на бумаге. Зачастую это происходит за счет того, что возмещают убытия за счет реально существующих (скверы, зеленые дворы, кладбища и т. д.), но официально не учтенных территорий.

В нашем случае, наряду с прочими, из ООПТ был исключен земельный участок под строительство гаража. Не согласившиеся с решением мэрии активисты, главным аргументом выдвинули… филологический. То есть заявили, раз из многочисленных словарей синонимов «изъятие» означает «исключение» и, соответственно, наоборот: «исключение» означает «изъятие». То чиновники противоправно вывели землю, назвав это деяние исключением, поскольку ФЗ «Об охране окружающей среды» относит ООПТ всех категорий, независимо от их значения и принадлежности, к природно-заповедному фонду и запрещает «изъятие земель природно-заповедного фонда, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами».

Мосгорсуд «лингвистическую аргументацию» истцов не принял и разъяснил, что город не «изъял» путем «исключения», а скорректировал границы. Кроме того, отверг и прочие аргументы, поскольку с формальной точки зрения правительством Москвы были соблюдены все процедуры: была проведена государственная экологическая экспертиза, а границы ООПТ были скорректированы аргументировано и в рамках отпущенных полномочий (изъяли 88,46 га, включили, пусть и на бумаге, 90 га). Как и следовало ожидать, в исковых требованиях отказал.

Михаил Зощенко. Волостной суд. 1888
Михаил Зощенко. Волостной суд. 1888

Поскольку некоторые из истцов не могли не знать о таком исходе дела, давайте подробнее разберем проблему. Подобные иски, а бывают и куда более обоснованные, к правительству Москвы — в принципе не удовлетворяются. Дело в том, что вслед за признанием претензий москвичей, нужно будет принимать дисциплинарные меры к чиновнику, принявшему неправомерное решение. Оспариваемое постановление подписал мэр Москвы Сергей Собянин, логичным завершением должно стать увольнение градоначальника.

Далее, рассматривая дело, Мосгорсуд руководствовался не только политическими соображениями, а в первую очередь кодексом административного судопроизводства, в котором предусмотрен определенный порядок рассмотрения подобных исков. В частности, с точки зрения полномочий, а, как выше было сказано, правительство Москвы было вправе издать соответствующее постановление.

Еще более важно то, что, согласно Земельному кодексу, целевое назначение земельных участков определяется двумя характеристиками. Главная из которых — категория земел, и второстепенная — вид разрешенного использования (ВРИ). Если ВРИ вещь условная и процедурно легко меняется (общественные обсуждения на АГ), то все ООПТ Москвы включены в категорию земель населенных пунктов. А это, в свою очередь, значит то, что на них разрешена любая городская хозяйственная деятельность.

Необходимо отметить, что не гармонизированное российское законодательство всецело находится в руках тех, кто его применяет. В данном случае суд, имея на то полное право, опираясь на положения не корреспондирующих между собой земельного и природоохранного кодексов, принял решение не в пользу горожан. А истцы активно этому способствовали.

Объектом права ООПТ становятся не как территории, а как земельные участки, и именно в этом качестве являются объектами уже гражданских прав. Для чего должны обладать четко выраженными характеристиками: границы, площадь, целевое назначение, адресный ориентир. И уже с точки зрения гражданского права на них накладываются ограничения по оборотоспособности. Данные критерии не прописаны, что позволяет активно осваивать дорогущие московские земли.

С точки зрения защиты общественных интересов, активным гражданам необходимо уже на уровне Конституционного суда РФ добиваться пересмотра существующих нормативных актов. Вместо этого мы наблюдаем, как те, кто не может не разбираться в имеющихся противоречиях, тем не менее сочиняют беспомощные иски и с треском проигрывают в судах.

В итоге решения чиновников обретают еще большую легитимацию, застройщики закрепляют свое право распоряжаться землями в ООПТ, хедлайнеры экологического протеста капитализируют личные бренды, а рядовые москвичи, наблюдающие за этим цирком, сиречь «борьбой нанайских мальчиков», окончательно теряют веру в справедливость, а с ней и желание ее добиваться.

Читайте также: Паны Москвы дерутся, страдают Крылатские холмы