Миграция, беженцы… Февральская новостная повестка в городе Нефтеюганске приобрела неожиданный ракурс через призму судьбы отдельно взятой бабы Клавы, ставшей достопримечательностью этого города, расположенного в Ханты-Мансийском автономном округе.

Югра
Югра
Иван Шилов © ИА REGNUM

Местные жители уже несколько дней дружно пытаются помочь иностранке, кочующей по городским подъездам. Пожилая женщина приходит на общедомовые территории со своим матрасом и одеялом, устраивается на ночлег, утром уходит. Кто она? Брошенная детьми старушка или вольный человек, живущий как в песне — «старость меня дома не застанет»?

Уже как два месяца баба Клава облюбовала подъезд дома №25 одиннадцатого микрорайона. Приходит на лестничную клетку вечером, примерно в 20:00, а утром около 8:00 уходит на рынок, где пропадает целыми днями. Об этом написали в группе «Это Юганск, детка» жильцы. Они неоднократно вызывали наряд полиции, чтобы правоохранители пристроили бабушку в более комфортные условия. Однако, по словам правоохранителей, в приют для бездомных женщину не принимают — у неё нет российского гражданства и, соответственно, паспорта. А нет документа — нет человека. Восстановить ей пенсию и паспорт также невозможно. Она приехала из Белоруссии, и гражданство у неё советское. То есть даже депортировать её некуда, разве что в СССР.

«Что нужно делать и как помочь бабуле?» — вопрошают и просят совета уставшие от дурно пахнущей старушки жильцы.

«Сотням тысяч беженцам из Донбасса ведь предоставят крышу над головой и денег ещё дадут, и половина из них без гражданства РФ, а тут одну бабулю приютить не могут», — возмущаются участники группы.

«Надо Путину написать — тогда быстро пристроят», — предложен действенный выход.

«Какая разница — гастарбайтер, беженец или ещё кто-нибудь — это человек, который живёт в подъезде, как собака, и если у неё нет гражданства, она не имеет права на хоть какую-то крышу над головой?» — возмущается ещё одна участница.

«Надо писать везде: в администрацию, в полицию, губернатору, а также еще депутату, закреплённым за данной территорией. Если проблема не решится, будут только отписки, тогда уже в прокуратуру на бездействие ответственных лиц и органов МВД», — считают нефтеюганцы.

Департамент социального развития Югры в курсе странного статуса бабы Клавы. Там пояснили, как так случилось, что Клавдия Петровна оказалась «никакого города на свете».

«Управление социальной защиты населения по городу Нефтеюганску и Нефтеюганскому району работают с Клавдией Петровной с конца 2019 года. Последняя встреча с гражданкой состоялась 22 февраля 2022 года, ей было предложено предоставление социальных услуг, содействие в помещении в БУ «Нефтеюганская окружная клиническая больница им. В. И. Яцкив» с целью восстановления состояния здоровья. От предоставляемых услуг Клавдия Петровна отказалась. Работа с гражданкой продолжается. Обращаем внимание, что без согласия гражданина мы не можем предоставить услуги, связанные с его помещением в учреждения социального обслуживания», — сообщили в ведомстве.

Может, у бабушки деменция, полагают нефтеюганцы. Тогда медицинская помощь и закрепление за ней соцработника крайне необходимы.

«Печален тот факт, что детям, к сожалению, старенькие родители не нужны. Дети считают их обузой, и брошенных стариков много. Нет хуже зверя, чем человек», — констатирует комментатор в паблике «Типичный Нефтеюганск».

Здесь же прозвучало мнение, что баба Клава — убедительный манипулятор, заставляющий сопереживать. Якобы «матрацевладелец» бьёт на жалость, тогда как в Белоруссии у неё есть жильё, трое детей, которые за ней приезжали в далёкий северный край России.

«У неё есть квартира. Приезжала дочь из Белоруссии — забрать, а она не поехала с ней!» — пишет знакомая с ситуацией жительница Нефтеюганска.

Один из волонтёров, мельком знакомый с бабой Клавой, пишет, что судьбой женщины персонально занималась и глава города Эльвира Бугай. В благополучном исходе проблемы дело за малым: «Бабуля должна захотеть принять помощь».

«Знаю бабу Клаву лично, прошлой осенью, когда она торговала у кладбища и ночевала там же, привозил ей горячее питание, доставляли одежду, сигнальный жилет, перчатки, разговаривал с ней о её судьбе. И что интересно, всем бы выглядеть, рассуждать и мыслить, как она. Не девочка ведь, а ясность мысли и четкость слога говорят о её недюжем уме и жизненной смекалке, она меня так заболтала, что любое доброе сердце готово отдать последнее для бабушки. Узнал, что есть у нее сын в Белоруссии и никак она туда не попадет, так как ей должны деньги. Предложил купить билет и отправить домой. Никогда не забуду её улыбку и хитринку в глазах. «Ты мне наличку давай, я сама улечу». В общем, наша бабушка очень непростой человек, ей нравится кочевать по городу, а добрых сердец у нас хватает», — сообщил волонтёр.

И вот куда бабу Клаву определить? Бездомная? Тогда в социальное учреждение. Больная? Тогда в медицинское. Социальная иждивенка? Здесь уж ничем не поможешь. Как известно на данный момент, бабу Клаву определили в местный приют для лиц без определённого места жительства. Надолго ли она там?