9 февраля 2022 года Высший народный суд провинции Ляонин на северо-востоке Китая вынес публичный приговор второй инстанции по делу заявителя Лю Дуна, нанесшего угрозу общественной безопасности крайне опасным способом, и постановил отклонить апелляцию, оставить в силе первоначальное решение и передать дело в Верховный народный суд для утверждения смертной казни в соответствии с законом.

Смертная казнь
Смертная казнь
Иван Шилов © ИА REGNUM

31-летний Лю Дун был признан виновным в том, что в мае прошлого года находясь за рулем автомобиля BMW в городе Даляне провинции Ляонин насмерть сбил пятерых человек. Еще пять человек попали в больницу. При этом наезд Лю совершил намеренно и умышленно, чтобы «отомстить обществу». После ДТП он скрылся, устроив еще одно столкновение, в котором никто по счастливому стечению обстоятельств не пострадал.

Далянь, Китай
Далянь, Китай
JesseW900

В социальной сети Sina Weibo под соответствующей публикацией среди китайских пользователей развернулась дискуссия по поводу смертной казни, а также действий подобного рода «мстителей», которых в последние годы в Китае становится всё больше.

«Этот человек мстит обществу, так что давайте и его прогоним», — заявила Мяу Мяо Хуан Сяоинь.
«Он действительно подал апелляцию? То, что творилось на месте преступления, было ужасным! Этот человек действительно зверь! ! ! ! ! ! !» — возмутился Riyuexinghesky.
«Если ты не можешь принять свою жизнь и общество, найди способ его покинуть», — ответил один из комментаторов тем пользователям, которые пытались оправдать поведение убийцы тем, что тот расстался с девушкой, а также потерял целое состояние на неудачных инвестициях.
«Дело в том, что эти элитарии не считают простых людей себе равными. В противном случае, почему он вынес это за пределы элитных клубов богачей, а не убил их? Посмотрите на тех людей, которые мстят обществу за свои инвестиционные неудачи. Кто на самом деле прав? У нас страна, где все нижние слои служат элите», — возмутился «Забей».
"Это общество заставляет людей чувствовать, что деньги важнее всего остального, они упорно трудятся, чтобы заработать деньги, их физически ломают, они умирают или внезапно теряют деньги, и тогда они не могут смириться и впадают в безумие, мстя обществу. У них нет ни духовного мира, ни правильных ценностей, они думают только о славе, богатстве и деньгах, что на самом деле очень печально», — согласился другой комментатор.

Были и те пользователи, которые не просто пытались найти истоки трагедии и проблем в несовершенстве китайского общества, но и оправдать убийцу тем, что какие-то злодеи обманули несчастного человека и вынудили пойти на такой преступный шаг, совершенно при этом не желая поставить себя на место потерпевших невинных жертв. Однако большая часть пользователей таких комментаторов называет не иначе как пособниками убийцы.

«Я думал, этот человек давно мертв! Видеозапись трагедии слишком страшная. Люди взлетали в воздух и падали на землю как куклы. Это была не обычная трагедия», — заявил еще один комментатор.
«Апелляция — его право, а смертная казнь — справедливость закона. Поторопитесь, не дайте ему пережить праздник фонарей», — призвал «Кот Шредингера».
«Этот приговоренный к смертной казни, может ли он пройтись перед казнью, как в древние времена, чтобы люди могли унять свой гнев? Жизнь слишком хороша для него, как и безмятежная смерть», — заявил «Неизвестный едок дыни».

В китайском обществе, где разрешена смертная казнь (но только по чрезвычайным случаям), как видно, не стоит вопрос необходимости или допустимости смертной казни, а также вопроса гуманности или негуманности такой меры наказания. Среди тысяч оставленных комментариев не удалось найти ни одного с таким подтекстом.

Вопрос ставится иначе, насколько гуманно по отношению к жертвам оставлять такого человека так долго в живых и позволить ему на этом свете встретить китайский Новый год. А это главный праздник для каждого китайца — перекресток миров — прошлого и настоящего, потустороннего и посюстороннего.

Китайский Новый год
Китайский Новый год
Юлия Карнаева © ИА REGNUM

Может быть, китайцы одновременно и прагматичнее, и в каком-то смысле духовнее, чем некоторые радетели за чрезмерные «права человека». В некоторых ситуациях чрезмерное сострадание к убийце является проявлением неуважения и бессердечия к его жертвам, а значит, и в каком-то смысле оправданием убийцы. Есть преступления, за которые даже пожизненное заключение — чрезмерная милость.