Под успокоительные мантры главы департамента городского имущества (ДГИ) Максима Гамана о том, как город помогает жителям бывших ведомственных общежитий оформить в собственность занимаемые помещения, чиновники продолжают вышвыривать людей на улицу. За примерами далеко ходить не надо, на наших глазах заканчивается эпопея с выселением последних семей из общежития ткацкой фабрики «Красный суконщик» на улице Дубининская, 57 корпус 2.

Основанная во второй половине XIX века суконная «фабрика Котова», после революции переименованная в «Красные суконщики», не прерывала свою работу в самые тяжелые для страны дни. Так, во время Великой Отечественной войны на предприятии шили шинели для бойцов Красной армии, да и в последующие годы ее продукция пользовалась неизменным спросом. В частности, знаменитые на весь мир ковровые дорожки в Кремле сделаны руками тех, кого сегодня с вещами и детьми вышвыривают на улицу.

Один лишь шаг и из «похорошевшей при Сергее Семеновиче» Москвы попадаешь в послевоенную разруху
Один лишь шаг и из «похорошевшей при Сергее Семеновиче» Москвы попадаешь в послевоенную разруху
Игорь Свирин © ИА REGNUM

В 1992 году фабрика была акционирована, и, как это водится, эффективные новые собственники довели предприятие до банкротства. Физически фабрика была остановлена в 2005 году, а окончательно ликвидирована в 2018 году, правда, перед этим неустановленные лица (общественности не известны результаты проведенных правоохранительными органами проверок) успели распродать все ее движимое и недвижимое имущество. В процессе банкротства здание общежития было передано на баланс города.

Надо ли говорить, что собственникам фабрики было не до ремонта здания, но и после смены балансодержателя ситуация не изменилась. С советских времен и до момента, когда общежитие признали аварийным, ни при Юрии Лужкове, ни при Сергее Собянине его ни разу капитально не ремонтировали. Более того, складывается ощущение, что с момента закрытия предприятия делалось всё возможное, чтобы быстрее привести здание в негодность. В результате в 2008 году треснули стены, а в 2009 году стали рушится перекрытия между этажами.

О взаимоотношениях жителей общежития и столичных чиновников ИА REGNUM рассказала мать четверых детей Лидия Дахкильгова. Примечательно, что ее история как нельзя нагляднее иллюстрирует лихолетье девяностых и постъельцинское вставание с колен.

Хватит врать о том, что решаете проблемы очередников
Хватит врать о том, что решаете проблемы очередников
Игорь Свирин © ИА REGNUM

Лидия закончила институт Культуры в Москве и вернулась в Грозный, где работала в республиканской библиотеке имени А. П. Чехова и счастливо вышла замуж. Покинуть Чечню их вынудила война в 1994 году, когда начали бомбить дома на соседней улице, они с четырехмесячным сыном перебрались к родственникам в Ингушетию. Потом судьба привела их к брату Лидии в Москву. Наверное, не нужно повторять, что испытали люди, вдруг оказавшиеся беженцами в своей стране, и Дахкильговы тут не исключение. На «Красный суконщик» выбор пал потому, что там предоставляли комнаты в общежитии. В 1996 году на фабрику устроилась Лидия, а затем и ее муж.

Администрация выделила им комнатушку, а затем добавила комнату побольше. Происходившее дальше иначе чем возвратом к крепостному праву не назовешь. Будто на каких-нибудь железноделательных заводах Демидовых, коммунальную плату сначала вычитали из зарплаты, потом люди приносили ее в бухгалтерию, и только после передачи здания городу, стали платить на специальный расчетный счет. Чтобы понять дальнейшие события, важно отметить, что в таких условиях ни о каких правоустанавливающих документах речь не заходила.

На тот момент в столице активно реализовывалась программа переселения «Жилище». Общежитие на Дубининской улице параметрам программы соответствовало, и после смены балансодержателя какая-то часть его жителей смогла переселиться, а какая-то — в их числе и Дахкильговы — осталась за бортом.

Это не  общий коридор общежития, а с некоторых пор квартира
Это не общий коридор общежития, а с некоторых пор квартира
Игорь Свирин © ИА REGNUM

После замены проштрафившегося Юрия Лужкова на Сергея Собянина новая администрация приступила к аудиту доставшегося наследства, подверглась пересмотру и программа «Жилище». Без подробностей отметим, что существует федеральное и региональное законодательство, регулирующее данную сферу. Его регулярно пересматривают, чем вносят еще большую неразбериху в жилищные проблемы граждан.

Так, по словам Лидии, вначале ДГИ признал ее нуждающейся, и для постановки на учет предложил предоставить правоустанавливающие документы, которых у женщины не было, да и в силу отношений между владельцами фабрики и работниками быть не могло. Таким образом Дахкильговы и еще ряд семей были исключены из городских программ.

Некоторые комнаты на сигнализации — собственность города Москвы
Некоторые комнаты на сигнализации — собственность города Москвы
Игорь Свирин © ИА REGNUM

Как сказано выше, часть семей смогли получить новое жилье и выехать. Город тем временем продолжал оказывать давление на оставшихся, многие, не выдерживая чиновничьего прессинга, соглашались на неравноценные условия, либо находили неформальные способы решения жилищной проблемы. Поскольку компетентные органы отказываются разбираться в ситуации, доподлинно ничего утверждать нельзя. Только вот ряд ранее лишенных прав на переселение граждан, позднее ДГИ признал нуждающимися.

Общая кухня с чудом не обрушившимся перекрытием
Общая кухня с чудом не обрушившимся перекрытием
Игорь Свирин © ИА REGNUM

Когда чиновники добились того, что вольно или невольно большинство жителей общежития съехало, они пошли в последний и решительный бой и в 2019 году обратились в суд с требованием выселить оставшихся. Суд требования удовлетворил, и в сентябре 2020 года судебные приставы приступили к выселению оставшихся, и без того непростая жизнь людей превратилась в ад. Второй год семь семей, среди которых две многодетные, живут в ожидании того, что в любой момент могут вернуться с работы домой и обнаружить вещи на улице, а двери заваренными. Лишь поданные апелляции мешают окончательно зачистить коммерчески привлекательный участок от насельников.

Неутихающий второе десятилетие конфликт с расселением общежития фабрики «Красный суконщик» с некоторыми поправками совершенно типичен для современной России. Разве что Москва с ее триллионными бюджетами выбивается из общего ряда. Но и этому, если подумать, находится объяснение. Дело в том, что мэр Сергей Собянин в погоне за все новыми рекордами в строительстве, образовании, борьбе с эпидемиями и таком прочем давно перестал замечать поломанные судьбы обычных людей. Эту особенность очень хорошо понимают на местах, и активно ею пользуются.

ДГИ тщательно следит за своим имуществом
ДГИ тщательно следит за своим имуществом
Игорь Свирин © ИА REGNUM

Трудно поверить в то, что город, вместо того чтобы расселить несколько семей и тем самым заработать себе «плюс в карму», вышвыривает их на улицу. Значит, либо что-то сломалось в построенной градоначальником вертикали управления, либо господин Собянин, а вместе с ним и прокуратура, следственные органы и суды благосклонно относятся к тому, как людей лишают витальных прав.