Не успел закончится эксперимент по внедрению цифровой образовательной среды, как в декабре 2021 года премьер-министр России Михаил Мишустин подписывает распоряжение об утверждении стратегического направления в области цифровой трансформации образования до 2030 года.

Образование
Образование
Иван Шилов © ИА REGNUM
Михаил Мишустин
Михаил Мишустин
Nalog.ru

Трансформации подвергнется общее и среднее профессиональное образование, что будет включать использование технологий искусственного интеллекта (ИИ), большие данные, облачные сервисы и прочие новомодные инструменты, отлично адаптированные под нужды бизнеса. Форма этих технологий тоже популярная — онлайн-платформы «Цифровой помощник ученика», «Цифровой помощник родителя», «Цифровой помощник учителя», «Цифровое портфолио ученика», «Библиотека цифрового образовательного контента». Внутри платформ зашит цифровой образовательный контент и индивидуальные образовательные траектории, автоматизированная проверка домашних заданий с помощью технологий ИИ, цифровое портфолио школьника для поступления в вуз и колледж.

В паспорте Стратегии в качестве вызовов российской системе образования указывались высокие затраты государства на закупку бумажных учебников, высокие затраты родителей на закупку дополнительных материалов, что звучит нелепо, так как учебники выдаются детям в школах бесплатно, в отличие от ощутимой стоимости услуг домашнего интернета и расходов на персональный компьютер или смартфон и их содержание. Само обеспечение образовательных учреждений вычислительной и прочей цифровой техникой — удовольствие недешевое и требует постоянных вложений в связи с моральным устареванием техники и программного обеспечения.

Ученик за компьютером
Ученик за компьютером
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Отсутствие в бумажном контенте оперативной обратной связи — это еще один описанный в Стратегии вызов. Оперативная обратная связь при использовании бумажного учебника — это взаимодействие с учителем. Конечно, когда в классе 30 и более учеников, обратная связь дает сбои. Таким образом, вместо того, чтобы увеличить в разы количество высококвалифицированных учителей и построить больше школ и училищ, педагогов фактически выбрасывают из системы образования, заменяя их системами с ИИ, а роль оставшихся в школе специалистов критически меняется на посредников между учениками и онлайн-платформой.

Следующий вызов, зафиксированный в паспорте Стратегии, является основным обоснованием появления стратегического направления: гаджеты, цифровые технологии и продукты конкурируют с учебной деятельностью за внимание ученика.

Примечательно, как на это вызов Стратегии тут же ответила отечественная наука — ученые из МГУ имени М.В. Ломоносова и Российской академии образования. Ими было проведено исследование зависимости времени использования гаджетов и развития у ребенка саморегуляции, то есть способности контролировать свои эмоции, познавательные процессы и поведение.

По результатам исследования был сделан вывод, что в возрасте 7−10 лет наивысший уровень саморегуляции наблюдается у тех детей, которые пользуются гаджетами 1−2 часа в день, а не у тех, кто проводит за ними меньше часа.

Вот что заявил заведующий кафедрой психологии образования и педагогики факультета психологии МГУ имени М.В. Ломоносова, академик Российской академии образования Александр Веракса:

Александр Веракса.
Александр Веракса.
Kremlin.ru
«Для каждого возраста есть свое оптимальное время использования гаджетов, и полное исключение ребенка из цифровой среды в условиях современного общества также негативно для его развития. Дело в том, что содержание общения, игр детей во многом определяется сейчас цифровым контентом, не обладая которым, дети теряют возможность говорить на общие темы со сверстниками».

Показательно, что при формулировке выводов ученые обошли многолетние исследования своих зарубежных коллег, которые доказали трагические печальные последствия погружения детей в цифровой мир. Среди последствий — цифровая деменция. В обоснование существования такой проблемы вложили свой труд немецкий нейробиолог Манфред Спитцер, американский невролог Кэролайн Брокингтон, доцент психологии и директор Лаборатории мышления и памяти Университета Невады в Лас-Вегасе Дэвид Коупленд, исследователи Стэнфордского университета, бельгийский нейропсихиатр Тео Компернолле. В Российской Федерации исследованиями психофизиологического состояния детей в условиях информатизации их жизнедеятельности и интенсификации образования занимался заведующий кафедрой гигиены детей и подростков Института общественного здоровья им. Ф.Ф. Эрисмана Первого МГМУ им. И.М. Сеченова член-корреспондент РАН Владислав Кучма, одна из научных работ которого стала известна ответственным родителям благодаря школьной «дистанционке» в конце 2020 — начале 2021 года.

Владислав Кучма, член-корреспондент РАН.
Владислав Кучма, член-корреспондент РАН.
AndreyMit

Теперь у российских реформаторов на руках научное основание для цифровой трансформации образования согласно Стратегии, начиная с младшей школы. К 2030 году в ходе реализации стратегии мы можем получить выпускников школ, страдающих хроническими заболеваниями, плохим зрением, испорченной осанкой, психически неуравновешенных и с явными признаками цифрового слабоумия, без знаний и интеллекта.

Общество может и должно потребовать проведения независимой научной экспертизы исследования, которое было опубликовано не на Родине ученых — в России, а в Европейском журнале психологии образования (European Journal of Psychology of Education; Exploring the development of executive functions in children in a digital world, 2021).

Читайте ранее в этом сюжете: Открытое письмо родителей к патриарху: защитите традиционное образование!

Читайте развитие сюжета: «Убили медицину, добивают образование и село» — сети о реорганизации школ