Некоторое время назад мне часто и подолгу приходилось находиться в окружении жителей Чечни. Дело в том, что удобный по времени автобус Москва — Саратов, которым я регулярно пользовался, отправлялся с одного из столичных автовокзалов одновременно с автобусом Москва — Грозный. В небольшом зале ожидания пассажиры этих двух маршрутов находились вперемешку. Менялись десятки, сотни и даже тысячи лиц. Но за все эти поездки не могу вспомнить ни одного конфликта, даже самого маленького инцидента, а общее наблюдение, которое тогда удивило, — это миролюбивая и уважительная обстановка.

Адриан Янс ван Остаде «Драка»
Адриан Янс ван Остаде «Драка»
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: Надо ли называть национальности преступников? И, если да, то все ли?

Когда глава Чечни Рамзан Кадыров обеспокоился об имидже народов Кавказа в СМИ на фоне публикаций о резонансных преступлениях, он вряд ли имел в виду свою республику. Её уроженцы всё реже бывают в криминальных сводках, а такие скандалы, как, к примеру, на соревнованиях спецназа, говорят о противоречиях другого уровня, более тонких и сложных. Очевидно, что в Чечне межнациональным отношениям уделяется внимание, работа с молодёжью проводится. Все помнят, как в республику из Москвы вернули сто молодых мужчин на перевоспитание.

Рамзан Кадыров
Рамзан Кадыров
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Однако в других местах Кавказа ситуация иная. Их можно условно разделить на две части — российские регионы и иностранные государства. За рубежом национализм и русофобия зачастую поощряются на государственном уровне, там активно работают глобальные международные структуры. Насколько новый житель России пропитан враждебной идеологией, определить на первый взгляд невозможно. На такие установки накладываются бытовые трудности, которые имеет иностранный гражданин после миграции. Коктейль непредсказуем: кто-то находит себя в новом обществе, а кто-то видит в нём причины своих неудач.

Иначе складывается в ряде южных республик России, где перед молодёжью открыты все дороги. И кто-то идёт вперёд, развивается как специалист, спортсмен и семьянин, иные же теряют над собой контроль. И не социальные проблемы, а распущенность, деградация, влияние националистических идей приводят к разнузданному поведению.

Читайте также: Может, и гражданство преступников не упоминать? А то патриотизм пострадает!

К примеру, в Москве некоторые преступления имеют чёткий почерк, характерный для таких лиц. Это опасные провокации в общественных местах, бравада, немотивированное применение насилия. Причём преступления — лишь вершина айсберга. Подавляющее большинство эпизодов не заступают в зону УК РФ, но при этом беспокоят окружающих. Хулиганы воспринимают случайных прохожих как оппонентов, которым нужно показать своё превосходство. И пытаются это сделать в диалогах, жестами, демонстративно проявляя неуважение.

Фредерик Кеммерер. Драка (фрагмент)
Фредерик Кеммерер. Драка (фрагмент)

Тут дело исключительно в воспитании. Бесчинства этих людей, как у дикарей, отличаются ярко выраженной антисоциальной направленностью. Взять последнюю громкую историю, когда в астраханском кафе посетитель положил ноги на стол, а после замечания сначала избил одну женщину, а потом в холле ещё двух. Его земляки не испытывают после случившегося чувства стыда?

Неужели не нужно навести с этим порядок? И начать с того, чтобы понять, как работают эти «фабрики», превращающие нормальных людей, чьих-то сыновей в пещерных националистов, как подменяют любовь к семье, народу, Родине агрессией. И навсегда остановить конвейер.