В Алтайском краевом онкологическом диспансере настал черный день для многих, кто еще не потерял надежду излечиться от рака лёгких. По итогам некоего аудита руководству медучреждения рекомендовано было реорганизовать два отделения торакальной хирургии.

Бенджамин Вотье. На больничной койке (Крестьянин прощается с умирающей женой) (фрагмент). 1873
Бенджамин Вотье. На больничной койке (Крестьянин прощается с умирающей женой) (фрагмент). 1873

В первом под руководством Александра Агеева занимались легочной онкологией. Во втором, где заведует Иван Дегтярёв, помогали ещё и больным с раком желудка и раком пищевода. Но уже с нового года отделение будет одно, а четыре опытных торакальных хирурга (трое из которых являются кандидатами медицинских наук) с высшей квалификационной категорией, которых знает весь край, оказались не нужны. В том числе — и сам Агеев Александр Григорьевич — кандидат медицинских наук, заслуженный врач РФ с высшей квалификационной категорией и по торакальной хирургии, и по онкологии. В краевом онкологическом диспансере он работает уже 35 лет. За годы работы доктор и его коллеги освоили передовые методики лечения, которые помогают даже безнадёжным больным. Но, увы, с нового года все они лишатся возможности выполнять ту работу, которую они умеют делать лучше всего. Накануне их уведомили о закрытии отделения, предложив список вакансий, в котором нет ни одной хирургической. А это значит — доступ в операционную для них будет закрыт. А что больные? Некоторые в полном смысле слова обречены.

Из хирургов — в уборщицы

Судя по словам одного из увольняемых хирургов — Алексея Максименко, в онкодиспансере зреет скандал, подобный тому, что краевое здравоохранение пережило в конце весны 2020 года. Тогда власти региона затеяли реорганизацию отделения ортопедии Центра охраны материнства и детства, врачи которого занимались лечением новорождённых с тяжелой врождённый патологией опорно-двигательного аппарата. Чиновники предложили заведующему ортопедическим отделением Арсену Осипову, который является доктором медицинских наук, профессором, и всему коллективу уволиться и занять вакантные должности уборщиков. Уважаемый доктор со слезами на глазах говорил тогда, что так называемые «здравоохранители» Алтайского края не нашли ничего лучшего, чем разрушать две службы: детской неотложной травматологии и детской ортопедии.

Читайте также: Коллективу высококлассных алтайских докторов предложено стать уборщиками

У Алексея Максименко — кандидата медицинских наук с тридцатилетним хирургическим стажем, автора нескольких патентов, получившего не одну благодарность и звание «Лучший хирург Алтайского края», теперь тоже есть уникальная возможность уйти в уборщики.

Операция в Алтайском краевом онкологическом диспансере
Операция в Алтайском краевом онкологическом диспансере
Zdravalt.ru

«Приехали несколько женщин — бухгалтер, экономист, мне вручили уведомление о сокращении и передали напечатанный на нескольких листах перечень вакансий в диспансере: начиная от уборщицы. Врачебные специальности там тоже есть, но не хирургия. Сказали: «Выбирайте себе новую работу — примите решение до 30 декабря, если нет — то на выход», — пояснил доктор.

В беседе с корреспондентом ИА REGNUM он отметил, что пока не решил, как быть, особенно — с пациентами и моральной ответственностью перед теми, кому он теперь не сможет помочь.

По признанию пока еще заведующего первым отделением торакальной хирургии Александра Агеева, двое других его коллег под нажимом начальства и обстоятельств были вынуждены согласиться на другую работу. Это значит, что уже как минимум двоих высококлассных хирургов регион потерял.

«Мы готовились и знали, что будет какая-то болезненная процедура. Но главный врач с нами никак не советовался, не рассказывал, как он видит эту программу реорганизации. Хотя я ему написал служебную записку, надеялся на разговор, но все было в явочном порядке.

На днях один из самых моих неплохих докторов-хирургов подходит и говорит: «Меня пригласил главврач и сказал, чтобы я переходил на работу во второе отделение». В этот же день мне позвонил другой врач, который был в отпуске, его отдел кадров поставил перед выбором: либо работу химиотерапевтом, либо пойдешь на приём в поликлинику.

Это говорят врачу, хирургу, который отработал 10 лет. У него естественно, семья, ипотека, без работы как оставаться? Он написал заявление о переводе на работу врачом-химиотерапевтом. Так я узнал, что наше отделение будет закрываться», — пояснил Александр Агеев.

Александр Агеев (справа)
Александр Агеев (справа)
Zdravalt.ru

Всего-то требовалось перераспределить потоки больных

Завотделением торакальной хирургии Александр Агеев говорит, что его предложения по поводу реорганизации руководство онкодиспансера не стало рассматривать, а потом и вовсе отвергло.

«Предложил сделать для хирургов систему чередования — чтобы можно было и прием вести, и оперировать, чтобы не терять хирургический стаж. Ответили, мол, так нельзя. Спросил: «Как тогда быть со мной?». Сказали — не знают, как быть, потому что мне сложно подобрать должность согласно моей квалификации. Главный врач принял меня только накануне, 26 октября. Спросил его, рассматривалось ли моё предложение по реорганизации — оказалось, нет. Я опять копию кладу, но тут же получаю отказ — главврач категорично заявил: будет все по его варианту.

Я же предлагал переименовать второе отделение — в отделение гастроэнтерологии, а мое бы занималось именно торакальной хирургией. Главврачу всего-то требовалось перераспределить потоки больных. Был и другой вариант с чередованием работы в поликлинике. Но он подтвердил, что никаких вариантов с чередованиями работы не будет», — пояснил Александр Агеев. Кстати, ему предложили работу заведующего отделом телемедицины.

«На вопрос о том, «как оперировать, дайте хотя бы четверть ставки», заведующая отделом кадров ответила, что, мол, таких вакантных ставок нет, но главврач обещал подумать, а затем для меня хирургической ставки не нашлось.

Также накануне к нам в отделение пришли представители отдела кадров, собрали коллектив, выдали всем предписание, что всех увольняют по сокращению штата», — отметил завотделением Александр Агеев.

Говорит, что отказался от предложения по работе, не связанной с хирургической деятельностью.

Операция в Алтайском краевом онкологическом диспансере
Операция в Алтайском краевом онкологическом диспансере
Zdravalt.ru

Обреченные на смерть

Уже через два месяца в здравоохранении региона станет на четверых высококлассных хирургов меньше. Напомним, что в Алтайском крае уровень заболеваемости и смертности от рака лёгких очень высок. Если в 2020 году общая заболеваемость в регионе была 53,7 на 100 тысяч населения (мужчины — 96,8, женщины — 16,8), то за 9 месяцев 2021 года она выросла на шесть порядков! До 59,8 на 100 тысяч населения (мужчины — 107 на 100 тысяч населения). Получается, что один на тысячу мужчин во всех возрастных группах — это больной раком лёгкого.

Показатель заболеваемости среди женщин в 2021 году стал уже 19,3 на 100 тысяч населения — против 16,8. Тогда как по России в целом эти же цифры на порядок меньше — примерно в полтора раза. Заболеваемость мужского населения 69 на 100 тысяч населения, а женского — 16,7. Но при этом, благодаря работе отделения Александра Агеева, заметно снизилась смертность.

«Проанализировав свою работу за девять месяцев, пришел к выводу, что из общего контингента зарегистрированных больных, который составляет у нас в крае 2482 человека, 1062 состоят на учёте пять и более лет. То есть если бы нас не было, то не было бы этих больных. Если за 9 месяцев 2020 года смертность была 50,5 на 100 тысяч населения, а за аналогичный период 2021 года — 44,4.

То есть мы работаем, применяем новые методики, новые схемы лекарственной терапии, новые операционные методики, активно лечим больных. Благодаря этому у нас удалось уменьшить смертность», — пояснил Агеев.

Алтайский краевй онкологический диспансер
Алтайский краевй онкологический диспансер
Zdravalt.ru

Интересно, в краевом минздраве хоть кто-то удосужился сделать такой же простой анализ? И стали бы ликвидировать в таком случае отделение? Чиновники профильного ведомства пока не ответили на запрос ИА REGNUM.

Крест на докторах и их пациентах

Ещё одна несправедливость. Убирая высококлассных хирургов, специалистов с большим опытом работы, в реорганизованном отделении краевого онкодиспансера оставляют менее квалифицированных врачей.

«Кто у нас остается? Два опытных врача и почему-то врач П. Несмотря на стаж в 17 лет, он владеет только операциями на брюшной полости. Также оставляют врача Б., у которого нет сертификата ни по онкологии, ни по торакальной хирургии. Его стаж всего два года. П. — у него есть сертификат по торакальной хирургии, но он только год назад закончил клиническую ординатуру. Стаж в диспансере — один год.

То есть трое человек, которые менее нас квалифицированы, их почему-то оставили, а мы остались за бортом. Нам работы в крае, оказывается, нет, нам нужно искать работу где-то за пределами края. И не мы единственные попали в такую ситуацию, очень многие вынуждены были уехать», — отмечает Агеев.

Отвечая на вопрос, чем такая ситуация чревата для рядовых жителей края, он отметил:

«Во-первых, могут возникнуть очереди на госпитализацию. Во-вторых, мы являемся носителями очень высокотехнологичных методов лечения рака лёгких. У всех четверых — большой, громадный опыт. Мы владеем всеми видами хирургических вмешательств. В другом отделении, которое оставляют, только двое могут такие же операции делать, и то — не все.

Я владею бронхопластическими операциями, которые в крае не выполняет никто. Это позволяет сохранить часть лёгкого при определённых формах рака. Кроме того, я проучился два года и выполняю такой метод лечения, как фотодинамическая терапия при раке лёгкого, я беру тех больных, которым отказано во всех видах лечения, и получается прекрасный результат. Больные, которые были безнадёжны, живут. У некоторых даже полностью опухоли рассосались.

И сейчас на этом методе лечения будет поставлен крест. Никто этими больными заниматься не будет, так как методикой владею только я. За Уралом, по-моему, нет врачей, которые умеют так же. Звонят с разных регионов Сибирского округа, просят взять больных на лечение. Если я соглашусь работать по телемедицине, я уже своей специальностью заниматься не буду, так как не будет допуска в операционную», — отметил Александр Агеев.

Операционная в Алтайском краевом онкологическом диспансере
Операционная в Алтайском краевом онкологическом диспансере
Zdravalt.ru

Напомним, алтайских врачей неоднократно унижали. Того же заведующего отделением ортопедии Центра охраны материнства и детства Арсена Осипова после обнародования истории с сокращением и переводом в «дворники» заставили публично извиняться за свою «юридическую неграмотность».

Читайте также: «Слезы на глазах врача»: медицина в Алтайском крае терпит крах

Читайте также: Алтайских докторов — несостоявшихся уборщиков — упрекнули в безграмотности

Читайте также: Не пора ли министру здравоохранения Алтайского края «пойти в дворники»?

А работников горбольницы №5 Барнаула, которые летом 2021 года пожаловались на отсутствие ковидных выплат, определили в разряд «лентяев», якобы они не выполнили свои должностные обязанности. Во всех этих и других случаях, где больницы просто закрывались, помогли надзорные органы и общественный резонанс. Надеемся, что и в данном случае произойдёт то же самое.

Врач у компьютерного томографа
Врач у компьютерного томографа
Дарья Драй (с) ИА REGNUM

Читайте также: Санитарки алтайского ковидного госпиталя заявили об отсутствии выплат

Напомним, ещё в 2018 году алтайский губернатор Виктор Томенко на встрече с президентом России Владимиром Путиным обозначил проблему с кадрами: «В итоге получается по некоторым направлениям, что некому лечить, некому учить». При таком подходе ещё долго ничего не поменяется. А скольких людей потеряем?

Читайте также: Некому лечить, некому учить: новый алтайский глава попросил помощи у Путина