Российское общество столкнулось с довольно интересными процессами, связанными с вакцинацией от ковида, пропагандой вакцинации и её неприятием. Очевидно, что наши властьпридержащие, поняв, что просто так большинство населения прививаться не будет (нет доверия ни к власти, ни к вакцине), закрутили гайки с ограничениями. Невакцинированные вычеркиваются из довольно обширных повседневных сфер жизни, очень многие просто ставятся перед выбором — или вакцинируйся, или теряй работу — то есть речь идет о вполне конкретном экономическом принуждении — в условиях какого-нибудь моногорода в не самой густонаселенной местности потеря работы может означать маргинализацию, разрушение семьи и в конечном итоге гибель.

Цитата из мф Про бегемота, который боялся прививок. реж Леонид Амальрик. 1966. СССР
Цитата из мф Про бегемота, который боялся прививок. реж Леонид Амальрик. 1966. СССР

Когда же в рост пошла новая волна ковида и смертность начала зашкаливать, по какой-то довольно странной причине (продиктовано это страхом или паникой, или может быть вполне расчетливо спланировано — вопрос открытый) ведущие государственные СМИ начали самую настоящую информационную кампанию против невакцинированных (не за вакцинацию, а именно против невакцинированных). Дело уже дошло до сравнения тех, кто не вакцинировался с преступниками, врагами общества и прочее. Власти очевидным образом попустительствуют этой информационной кампании. Подавляющее большинство СМИ с этой кампанией солидарны в той или иной степени.

Также обращает на себя внимание, как разворачивается тема с фальшивыми сертификатами. Уже говорят о том, что якобы большинство вакцинированных, которые-таки заболели ковидом — это фальшивые вакцинированные с купленными сертификатами. Это уже тоже имеет все признаки кампанейщины — ни один телевизионный сюжет про ковид без этого не обходится.

Власти, вместо того, чтобы прекратить распространение паники, недоверия, голословных обвинений — демонстративно молчат и тем самым попустительствуют дальнейшему административному давлению на тех, кто не вакцинирован. Правоохранительные органы, на содержание которых тратятся деньги налогоплательщиков, не могут пресечь торговлю поддельными сертификатами о вакцинации и продолжают хранить молчание, а с экранов телевизоров вакцинаторы говорят о том, что заболевшие ковидом после вакцинации — это люди якобы купившие сертификат.

Федеральные власти не раз говорили, что у нас вакцинация не носит принудительного характера. Но федеральный центр лукавит — полномочия по решению об обязательной вакцинации переданы на уровень властей регионов, а степень управляемости губернаторами и главами республик из Кремля всем хорошо известна. На сегодняшний день во всех 85 регионах страны уже введена обязательная вакцинация для ряда категорий граждан.

Пункт вакцинации в ТЦ «Европейский»
Пункт вакцинации в ТЦ «Европейский»
Наталья Стрельцова © ИА REGNUM

Что же такое происходит, почему в информационном пространстве стоит такой треск, копится ненависть, то и дело случаются истерики у весьма заметных личностей?

Во-первых, очевидно, что и российские власти, и российская фармацевтическая промышленность не смогли быстро организовать массовое производство вакцин. Пик нашей вакцинации не пришелся на лето, как это произошло в большинстве развитых стран, а идет только сейчас, в самый разгар очередной волны ковида глубокой осенью. Но на это, по понятным причинам, никто не будет специально обращать внимание.

Далее сказывается та самая пресловутая оторванность «верхов» от народных масс. Годами эксперты и политологи говорят о том, что «элита», что называется, «живет под собой не чуя страны». Говорить-то об этом говорили, но вот сейчас, в достаточно сложный момент нашей жизни, это и проявилось. Информационная кампания государства по вакцинации явно проиграна, а поскольку ситуация действительно непростая, начался переход к опасным радикальным методам, несущим очень большие издержки, а возможно и просто контрпродуктивным. Общество не доверяет власти и это недоверие только нарастает на фоне того раскола, что власть сама же в обществе и провоцирует.

Налицо провал экспертного сообщества, особенно его медицинской части. Внятной, скоординированной, четкой, убедительной позиции за вакцинацию своевременно (в начале лета, например) представлено не было. Что и говорить, если даже сейчас, когда в день от ковида умирает более тысячи человек, глава Роспотребнадзора Анна Попова на центральных телеканалах говорит, что до сих пор неизвестно, какой уровень антител к коронавирусу является защитным. То есть нет ответа на вопрос: а нужны ли вообще эти антитела? Нужна ли вакцинация?

Но есть ещё и совсем глобальные факторы. На сегодняшний день мы имеем ситуацию, при которой в ряде стран уже достигнут тот самый пресловутый «коллективный иммунитет» (на нашем сайте стопкоронавирус. рф под «коллективным иммунитетом» подразумевается процент взрослого (старше 18 лет) привитого населения. Всего в РФ 114 млн взрослого населения. То есть у нас при 45,7% «коллективного иммунитета» на самом деле привиты порядка 36,5% от всего населения). К примеру, в Германии вакцинированы почти 70% населения (!), во Франции почти 75%, Бельгии — 75%, Нидерландах — 73%, Сингапуре — 83%, Исландии — 77%, Испании — 80%, Израиле — 67%, Великобритании — 72%, Португалии — 87%.

Несмотря на такие внушительные цифры вакцинации (в той же Германии можно говорить о 80% «коллективном иммунитете», если использовать методику нашего Роспотребнадзора) всё равно новая волна ковида в большинстве (не во всех, но в большинстве) этих стран поднимается. Но при этом смертность на новой волне ковида при высоком уровне вакцинации заметно снижена (опять же тут есть некоторые исключения, например, в Израиле смертность на волне ковида при относительно высокой вакцинации была снижена не так чтобы уж очень значительно по сравнению с предыдущей волной, но она была немного снижена).

Собственно, уверенность наших властей и вакцинаторов в том, что они правы базируется с одной стороны вот на этой статистике, показывающей, что есть снижение смертности на текущей волне ковида при высоком уровне вакцинации, а с другой — на том, что путь массовой вакцинации был выбран на Западе, значит и нам можно было выбрать только этот пусть (глубокая вторичность нашей элиты по отношению к Западу играет существенную роль).

Одновременно с этим в странах, где с вакцинацией ситуация такая же, примерно как у нас (например, Болгария, Румыния, Филиппины, отчасти Мексика, Азербайджан), где вакцинация только-только набирает обороты, на новой волне ковида сохраняется существенная смертность (иногда она даже выше, чем при предыдущих волнах).

Не заглядывая за стратегические горизонты и будучи глубоко внутренне зависимыми от западных трендов, наши власти стремятся во что бы то ни стало догнать (и перегнать) хотя бы ведущие страны Евросоюза по вакцинации. В выборе методов особо не церемонились. Не даром же Герой труда России главврач ковидной больницы в Коммунарке Денис Проценко сказал, что в «красных зонах» идёт война, а на войне, как известно, как на войне.

Однако вся эта ситуация совершенно не линейная, как это может показаться на первый взгляд (вакцинируйте всех и всё закончится). С самого начала пандемии звучали голоса отдельных экспертов и ученых, в том числе и профильных Нобелевских лауреатов, что, во-первых, вакцинация — это далеко не единственный путь борьбы с ковидом, а, во-вторых, — этот путь может быть просто опасным и принести больше вреда, чем пользы. Эти эксперты и ученые подверглись довольно жесткой травле, но от своих позиций не отступили, а сейчас, когда в ряде стран тот самый «коллективный иммунитет» уже вроде бы достигнут, таких голосов стало только больше. Вот уже и на уровне ВОЗ говорят, что одна только вакцинация пандемию не остановит (правда то, что там предлагают выглядит ещё хуже, но хотя бы признают, что вакцинация не панацея).

Вакцинация
Вакцинация
(сс) Governo do Estado de São Paulo

Если посмотреть на противников массовой вакцинации, что называется, с большой дистанции, то из всей их аргументации можно выделить один действительно рискованный фактор, который может всю эту вакцинаторскую эпопею зарубить, причем зарубить очень страшно. Речь об антителозависимом усилении инфекции (ADE). К большому сожалению, если дело ограничится только побочными эффектами от вакцин (а этих побочных эффектов и смертей после вакцинации уже очень много — ситуация в этом смысле беспрецедентная и это отчетливо показывает американская статистика и статистика других стран) — мировая общественность это проглотит. Этот будет признано неизбежными относительно малыми издержками при экстренных действиях в борьбе с пандемией. А вот ADE — это серьезно.

Если не вдаваться в подробности (в принципе все и так всё уже знают, прожив почти два года в условиях пандемии невозможно не стать немного вирусологом), суть ADE в том, что вакцинированный организм как бы имеет определенный опыт борьбы с патогеном. Но если в этот организм попадает этот же патоген, но несколько мутировавший, то течение инфекции может быть значительно тяжелее, чем в случае, если бы организм не был бы вакцинирован. Пока нет четкого понимания, работает ли механизм ADE при SARS-CoV-2, но сам тип этого патогена (РНК-вирус, семейство коронавирусов) очень сильно предрасположен к тому, чтобы этот механизм срабатывал (РНК-вирусы быстро мутируют, мутации множественные).

Так вот, мы сейчас приближаемся к такому моменту, когда есть некоторая вероятность того, что возникнет ситуация, когда при высоком уровне вакцинации появится новый штамм коронавируса, при заражении которым вакцинированные столкнутся с эффектом ADE. Тогда ситуация может измениться самым кардинальным образом, вплоть до прямых политических последствий для ярых проводников стратегии вакцинации.