Есть лицемерие — и лицемерие неприятное, липкое, как старый подмышечный пот — в агрессивной реакции на повсеместное введение QR-кодов. А меж тем требовать их стали едва ли не везде. Хочу, например, купить бургер в неказистой закусочной, а мне: «Предъявите ваш QR-код». Дальше почему-то вспоминаются строки из Маяковского…

Ян Массейс.  Два лицемера
Ян Массейс. Два лицемера

Правильно или нет введение QR-кодов — вопрос для отдельной статьи. Но аллюзии и коннотации на культовые антиутопии Замятина, Хаксли, Эггерса тут, конечно, более чем уместны. Они естественны, как недомогание во время болезни. И новая «Матрица» неслучайно выходит именно в это время. Мы живём в антиутопии, в цифровом фашизме, и те, кто, визионерствуя, описывал тоталитарный ад, ничего не придумывали; они лишь брали образы из пространства смыслов.

Однако нельзя отрицать того факта, что темпы заболевания COVID-19, как и смертность, чудовищны. Они не просто пугают, но превращают мир в комнату страха. Впрочем, для всех ли? Если общество вокруг похоже на застоявшуюся морскую воду у берега, где люди-медузы жмутся друг к другу. И, судя по всему, ничего не боятся.

Возможно, многим из них стоит однажды побывать в ковидарии. Не больным или тяжело больным, упаси Бог, а просто находиться рядом, наблюдая, как скорые одна за другой подвозят несчастных. И врачи бегут, держа в руках кислородные подушки. И мрачным рефреном звучит «тяжёлый случай, тяжёлый случай…» Мужчина, 32 года. Сатурация 50, с кислородом 73. Сидит в машине скорой помощи, на лице маска. Снимает её и не может выговорить фамилию. Сил нет. В этом есть что-то по-настоящему дьявольское — то, что направлено против самой жизни.

И ведь всё равно находятся идиоты, отрицающие и ковид, и меры безопасности. И кто-то «особенно одарённый» брякнет из преисподней: «Ну, а сколько умирает от сердечно-сосудистых заболеваний?» Брякнет, словно не понимая разницы. Словно и не пытаясь понять. Впрочем, отчего словно? Когда всё забито людьми, жаждущими социальной жизни, но зачастую находящими лишь боль и смерть.

Проверка QR-кода
Проверка QR-кода
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Так целесообразны ли QR-коды? Мы скоро получим ответ. Но боюсь, что всё это бесполезно без самодисциплины. Потому особое лицемерие звенит в голосах, звучащих изо всех дыр и сравнивающих QR-коды с, к примеру, «жёлтыми звёздами» в нацистских концлагерях или со специальными паспортами в гитлеровской Германии. Это намеренная игра в мученичество — и игра мерзкая, обесценивающая подлинную трагедию. Если одни в концлагерях питались сто граммами клейкой массы, сделанной из очистков, то другие не могут лопать стейк в ресторане. Несравнимые вещи.

Однако современный человек предельно сыт и предельно нагл — он не готов отказаться ни от чего из того, что обеспечивает его повседневный комфорт. И плевать на окружающих, на забитые ковидарии, на смерти, на измученных врачей и пациентов — важно жрать и жрать вкусно. Вся эта история с ковидом — это в том числе и история неумения перестроиться, сказав «нет» привычной сытости.

Да, QR-коды — особенная статья, отдающая, как я уже говорил, тотальным контролем. Только где протестующие были раньше? Или до этого мы не существовали в матрице? Не присягнули на верность цифровому фашизму? Правда? Или не работал контроль через банковские карты и гаджеты? Не отдались ли мы добровольно матрице, распознающей нас легко и проворно? Не считывала ли система наши пристрастия, чтобы предложить «необходимый исключительно нам» товар или услугу?

QR-рабство воцарилось задолго до введения QR-кодов. Просто до этого оно обеспечивало нам ту или иную степень комфорта, а тут многое изменилось и начало приносить неудобства. Тогда к чему это лицемерие? И к чему эти ужимки на крови, не приносящие ничего, кроме очередного раздора в и без того разорванном, расшатанном обществе? Это ли путь? И это ли спасение?

Ну, а что до борьбы против тоталитарного мира, матрицы, рабства, то трудно вести её — и тем более победить — против того, чему с таким упоением отдавался, охотно и добровольно. Так, а теперь вам комфортно?