Для Елены Гращенковой моментом, разделившим её жизнь на «до и после», стала всего одна поездка через приложение «Яндекс.Такси» 30 июня 2016 года. Обычный, как и для миллионов других людей, заказ обернулся для неё страшной трагедией — по дороге из аэропорта в Санкт-Петербург водитель не справился с управлением и на скорости 70 км/ч протаранил сразу три препятствия: бордюр, дерево и фонарный столб. Эта авария дорого обошлась пассажиру.

Яндекс. Такси
Яндекс. Такси
Наталья Стрельцова © ИА REGNUM

Многочисленными переломами и несколькими месяцами реабилитации дело не ограничилось. Женщина частично, а если быть точным, то «не менее чем на треть», как указано в заключении врачей, утратила трудоспособность. В трагедии Гращенкова винит водителя «Яндекс.Такси», который, по её мнению, на момент аварии находился в состоянии наркотического опьянения.

Многие другие на месте пострадавшей опустили бы руки и сдались, но только не Гращенкова. Мало того, что она сумела отсудить у IT-гиганта пожизненную пенсию, так еще и решила посвятить свою жизнь помощи другим жертвам транспортных агрегаторов. О специфике своей деятельности и мотивации, побудившей её заняться этой непростой работой, она рассказала корреспонденту ИА REGNUM.

Со слов Гращенковой, рекламу «Яндекс.Такси» она увидела по телевизору и, скачав приложени, начала пользоваться его услугами. На борту машины красовался опознавательный знак «Яндекс.Такси», и информация с номером машины тоже приходила от «Яндекса». «Яндекс» же принимал деньги, и их же служба поддержки помогала решить какие-то технические вопросы. Поэтому сразу после аварии она позвонила в ту компанию, которая, по её мнению, оказывала ей услугу по перевозке.

«Но, когда я позвонила в «Яндекс «из больницы, я получила совершенно неожиданный ответ. Услугу мне оказывали некие компании «Такси Лайк» и «Такси Тайм», и к ним я должна направлять претензии. «Яндекс» же все это время оказывал мне… бесплатные информационные услуги», — сообщила ставшие для нее неприятными подробности собеседница ИА REGNUM.

Яндекс Такси
Яндекс Такси
Дарья Драй © ИА REGNUM

Тем не менее пострадавшая как добропорядочный гражданин попыталась найти названные компании. Однако вместо них по указанному адресу в Ленинградской области располагался, как она позже выяснила, вещевой рынок.

«Я заподозрила мошенничество и, когда немного поправилась, решила проверить свои подозрения и начала вызывать «Яндекс», собирать квитанции с контактами таксопарков и пробивать их. Абсолютно все «таксопарки» были разбросаны по всей РФ, и на их адресах находилось что угодно, — сарай, жилой дом, коровник… но только не таксопарк. Так я поняла, что это мошенничество федерального масштаба, о котором люди даже не догадываются», — поделилась результатами своих наблюдений собеседница ИА REGNUM.

С её слов, после аварии она не могла спокойно наблюдать за тем, как жители нашей страны пользуются услугами «Яндекс.Такси», даже не подозревая о той подноготной, что скрывается за красивыми объявлениями. И тогда Гращенкова решила действовать. Чтобы предупредить людей о грозящей им, как она считала, опасности, женщина обратилась к правозащитникам, в том числе к координатору общества «Синие ведерки» Петру Шкуматову, и показала ему свое исследование. После того как проведенное Гращенковой расследование стало достоянием гласности, о ней начали писать СМИ и приглашать на телевидение. Полученная известность сделала жертву ДТП кумиром в глазах других пострадавших пассажиров, которые массово писали и звонили ей, прося о помощи.

«И вот тогда нужно было принимать решение — продолжать жить, как прежде, или попытаться что-то изменить, для всех граждан РФ. И я подумала: я живу в Москве, в непосредственной близости от правительства, я выжила, не стала тяжелым инвалидом, на мою сторону встали влиятельные правозащитники, к ним прислушиваются… Ну, и кто если не я? Помню, что самое тяжелое впечатление на меня произвел сюжет о бедной пенсионерке, которая ухаживала за лежачим сыном после поездки на такси. Городскую квартиру они сдавали, жили на даче на какие-то подаяния из благотворительных фондов. И вот после этого сюжета я приняла окончательное решение — стать правозащитником в сфере легкового такси», — рассказала Гращенкова.

В итоге деятельность правозащитницы начала носить во многом определяющий характер для развития отрасли перевозок в стране. Во многом благодаря её работе в России формируется судебная практика в пользу пострадавших пассажиров такси в части возмещения вреда здоровью, утраченного заработка и компенсации морального вреда за счет агрегатора.

«Пассажир — это самый массовый, а значит, и самый влиятельный участник перевозки. Конечно, реакция пассажира на происходящее не может не влиять на всю отрасль. В 2017 году, сразу после пресс-конференции с моим участием, все крупные агрегаторы сразу застраховали своих пассажиров на 2 миллиона рублей, а закон об обязательном страховании пассажиров такси по ОСГОПП прошел первое чтение в Госдуме», — рассказала Гращенкова.

Однако поток исков перечисленные меры не остановили. По мнению правозащитницы, причина кроется в том, что все права пассажира-потребителя по действующему законодательству не помещаются в страховой полис. Тем не менее страховка в 2 млн рублей все-таки помогает пострадавшим быстро получать средства на экстренное лечение. А уже после лечения, подсчитав весь причиненный ущерб, пассажиры могут пойти к агрегаторам и потребовать все, что им причитается по закону.

«В 2018 году одна героическая женщина, Виктория Арнаутова-Тюрнина дошла до Верховного суда, и признала небольшой агрегатор «Такси Престиж» ответственным за смерть своей мамы. И, если бы не мой иск к монополисту «Яндекс», возможно, это важное решение так и осталось бы частным делом. Но мы взяли это решение, применили к крупнейшему агрегатору, что и вызвало последующие массовые решения в пользу потерпевших по всей стране и окончательно сформировало устойчивую практику. Отдельно моя деятельность вряд ли могла бы быть определяющей. Успешная практика в условиях непрецедентного права формируется только массовым небезразличием большого числа людей», — убеждена Гращенкова.

Яндекс. Такси
Яндекс. Такси
Macro Verch

Одна из её последних инициатив — это новый иск к ООО «Яндекс.Такси» о признании лицензионного соглашения недействительным в части ответственности перед пассажиром. Именно в условиях, которые компания выставляет при скачивании и установке приложения, правозащитница видит главный корень проблемы.

«Корень зла — в галочке, которую пассажир ставит при скачивании приложения. Этой галочкой он ставит подпись под тем, что добровольно отказывается от закона о защите прав потребителя. И эта галочка — это и есть позиция ответчика в суде. Подписался — сам за все и отвечаешь. Не будет галочки — не будет и позиции у ответчика. Все просто. Его ответственность заработает по умолчанию», — сказала Гращенкова.

Общественный деятель убеждена, что галочка об отказе от защиты пассажиром своих прав противозаконна и ущемляет права потребителя. Это она и собирается доказать в суде.

«Не в отношении всего Лицензионного соглашения, а только в части безответственности агрегатора. Пункт соглашения о безответственности нужно будет удалить, так как он противоречит законодательству РФ, а именно — закону «О защите прав потребителя» и статьям 1005, 1092 Гражданского кодекса», — аргументировала свою позицию Грашенкова.

В настоящее время общественность активно обсуждает законопроект о солидарной ответственности агрегатора и перевозчика перед пассажиром за причиненных ущерб. По мнению собеседницы ИА REGNUM, в самом понятии «cолидарная ответственность» нет ничего плохого. Другой вопрос, какие именно лазейки предусмотрены в предложенном проекте правового акта. Например, перечень различных условий, при которых эта ответственность может не наступить и которые никак не зависят от пассажира, создают все условия для того, чтобы лишить пассажира как минимум части его прав.

«К примеру, у агрегатора не было технической возможности получить сведения из реестра разрешений. Эти трудности правоотношений между хозяйствующими субъектами никак не зависят от добропорядочного пассажира, который оплатил услугу, и все эти условия опять же являются противозаконными. Поэтому мы выступаем против нового законопроекта. Он нам не нужен. Вся эта солидарная ответственность и так уже есть в действующем законодательстве», — убеждена правозащитница.

Ну, а пока проект закона не принят, правозащитница продолжает отстаивать права пассажиров, пострадавших, как им кажется, по вине агрегаторов. С кем-то получается договариваться мирно, а кого-то приходится вести в суд.

«Все индивидуально. В настоящее время мы готовимся к очередному процессу с «Яндексом» по утрате трудоспособности гида из Нижнего Новгорода. К слову, из всех агрегаторов продолжают воевать с инвалидами только двое — «Яндекс» и Gett», — подытожила Гращенкова.

Читайте ранее в этом сюжете: Правозащитница возмущена отношением ФАС к действиям «Яндекса»