Учёба, учёба, учёба — началась! Детей — в школу, детей — со школы и на кружки. Беготня, суета! Но ещё очень трудно, помимо прочего, заставить детей учиться в принципе. Не всегда — да что там, редко! — они, даже с младых лет, понимают, для чего нужно получать образование в принципе. Им кажется, что знания особо и не нужны. И попробуй с ними поспорить, а! Когда по всем каналам люди, чьи знания ограничиваются исключительно номером карты «папика».

Николай Богданов-Бельский. Устный счёт. В народной школе С.А. Рачинского. 1895
Николай Богданов-Бельский. Устный счёт. В народной школе С.А. Рачинского. 1895

Тут, на самом деле, весьма и весьма любопытна трансформация того, как люди в принципе стали относиться к знанию. Насколько оно востребовано, ценно и актуально. Ведь, да, согласитесь, всё труднее и труднее мотивировать ребёнка учиться. Не только мне! Вы ему: «Старайся, впитывай знания. Не получай троек, двоек. Где четвёрки, пятёрки?» А он: «Зачем, мам, пап? Ну, для чего мне это вообще? Я в тик-ток видосик записываю…» Это я сейчас не о всех, ясное дело — ни в коем разе. Потому что сколько у нас классных, образованных? Сколько российских школьников и студентов выигрывают одну международную олимпиаду за другой.

Но вот если подумать, то, действительно, для чего знания в глобальном контексте? Когда, казалось бы, любую информацию можно получить в интернете. Когда профессии, требующие образования, не приносят особых денег. Куда выгоднее уйти в попсу. Для чего учиться шесть лет в медицинском ради 40 тысяч в месяц, если можно стать блогером? Стать космонавтом? Какая скука! Хочу быть как Моргенштерн. Или как Бузова. Или как — о! — Даня Милохин.

Школьник на ЕГЭ
Школьник на ЕГЭ
Алексей Колчин © ИА REGNUM

Так как вы, родители, мотивируете своих детей на учёбу? Ремнём? Деньгами? Или никак? Фокус в том, что без государства — без соответствующей, уж простите, идеологии или концепции будущего — сделать это практически невозможно. Потому что образованный человек может быть востребован только в образованном обществе, решающем серьёзные задачи. Обществу рабства и потребления человек знающий априори не нужен. В нём происходит всё, как в хрестоматийной пьесе Фонвизина: «Что для отечества может выйти из Митрофанушки, за которого невежды-родители платят еще и деньги невеждам-учителям? Сколько дворян-отцов, которые нравственное воспитание сынка своего поручают своему рабу крепостному! Лет через пятнадцать и выходят вместо одного раба двое».

Тут утрачена, похоже, сама идея ценности знаний. Не только в России, но и в мире как таковом в принципе. Казалось бы, прогресс, массовая цифровизация и завтра-послезавтра человек высадится на Марс. Вон уже испытания проходят, пусть и с разной степенью успеха. Однако, если отложить в сторону айфоны, то окажется, что за всем этим разверзлась мрачнейшая, зияющая пустота. И люди-желудки доедают то, что создали люди-мозги. Эти люди-желудки и прикончат всех остальных. Не станем, ясное дело, идеализировать прошлые времена, конечно, но то, что новые горизонты, во всех смыслах новые, открывали тогда не только ради выгоды и богатств, но и ради новых знаний как таковых — это несомненно. Читаем мы «Фосса» Патрика Уайта или «Территорию» Олега Куваева — видим что? Стремление к освоению по всем фронтам.

Школа — врата знаний
Школа — врата знаний
Александр Комаров © ИА REGNUM

Прогресс же настоящего, к сожалению, зачастую творится исключительно ради денег. Да и символы этого времени, кумиры и ролевые модели — вроде Стива Джобса и Илона Маска, к примеру — в первую очередь гениальные маркетологи, выдающие себя за гениальных учёных. И ведь многие им верят. Комфорт вместо знания — вот главная идея современного общества. Однако, если мы всё-таки выйдем из тёмной комнаты, отложим гаджет, отключим его от матрицы, то увидим, что получаем не знания, а команды и коды, программирующие нашу жизнь. Это тоскливое море пустой информации, в которой мы тонем. И выплыть из него, кто бы что ни заявлял, поможет только знание.

Ведь, да, во многая мудрости много печали, но и без мудрости тоже никак. Что, собственно, мы и наблюдаем, буксуя на месте без понимания, куда двигаться дальше. Не ради движения, но ради истинной цели.