На вопросы ИА REGNUM об Арктической стратегии России, загрязнении Ледовитого океана и о том, где на планете поглощается СО, ответила Светлана Липина, доктор экономических наук, руководитель рабочей группы «Арктика, Антарктика, Мировой океан и климат» в Общественном совете при Минприроды России.

Светлана Липина, руководитель Рабочей группы «Арктика, Антарктика, Мировой океан и климат» в Общественном совете при Минприроды России
Светлана Липина, руководитель Рабочей группы «Арктика, Антарктика, Мировой океан и климат» в Общественном совете при Минприроды России
Личный архив Светланы Липиной

Владимир Станулевич: Правы ли ученые, утверждающие, что растворимость CO в морской воде возрастает с понижением температуры и СО поглощается в Арктике и Антарктике?

Светлана Липина: Ученые доказали, что Мировой океан — общемировой сток, и чрезвычайно важно это учитывать при оценке углеродного баланса. Общеизвестно, что Мировой океан, занимающий более 70% поверхности Земли, оказывает решающее влияние на формирование климата на планете, так как регулирует оборот воды в различных ее формах. Во многом от того, насколько хорошо или плохо «чувствует» себя данная часть глобальной экосистемы, и зависит качество климата, в котором мы живем.

Если посмотреть на факты, то получается, что в настоящее время Мировой океан стоит перед лицом угрозы утраты его способности поддерживать климатический баланс и защищать множество живых организмов от негативного воздействия со стороны человека. В общей сложности более 200 000 идентифицированных биологических видов находятся в опасности. Данная опасность, помимо чрезмерной эксплуатации живых ресурсов, обусловлена непосредственным ухудшением среды их обитания ввиду повышения температуры Мирового океана, его загрязнения опасными веществами и отходами, шумового загрязнения, а также закисления океана из-за высокой степени поглощения углерода. Лишь ничтожно малая часть Мирового океана (менее 1%) полностью защищена от человеческого вмешательства: и это Северный и Южные океаны — воды Арктики и Антарктики.

По оценке ООН и Программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП), к 2050 году удельный вес пластика в Мировом океане будет превышать вес всех его рыбных ресурсов, кислотность воды может вырасти на 150%, к 2100 году может быть разрушено до 70% кораллов, которые являются важнейшими экосистемами для многих видов промысловых рыб, а рост уровня Мирового океана прогнозируется в пределах от 62 до 238 сантиметров.

Арктика
Арктика
© М. Черкасов. rus-arc.ru

Человек, с одной стороны, является потребителем в отношениях с Мировым океаном, так как, например, спрос на морепродукты за последние 70 лет, по данным Продовольственной и Сельскохозяйственной организации ООН, практически все время демонстрировал рост и в 2018 году показатели промышленного рыболовства достигли максимального значения за всю историю — 96,4 млн т. Не менее активно человек ведет разведку, разработку и добычу углеводородов (нефти и газа) в Мировом океане, общий объем запасов которых в его акватории оценивается в 264 млрд т в нефтяном эквиваленте. Несмотря на замедление активности буровых установок в среднем по миру на протяжении последних 6−7 лет, интерес к добыче сырья на шельфе остается на высоком уровне, включая интерес к запасам углеводородов в Арктическом секторе. В то же время никто на планете, кроме человека, не способен если не остановить рост антропогенной нагрузки на Мировой океан, то хотя бы замедлить его положительную динамику и смягчить возможные негативные последствия.

Владимир Станулевич: Почему проблема не решается, при том внимании, которое уделяется мировым сообществом и Россией для ее решения?

Светлана Липина: Если посмотреть на количество различных международных организаций, деятельность которых состоит в изучении Мирового океана и его ресурсов, то окажется, что только в системе ООН создано и работает 13 таких организаций, включая Глобальный экологический фонд и Программу ООН по окружающей среде. Кроме этого, проблемами Мирового океана заняты 9 межправительственных международных организаций и порядка 15 неправительственных. Семь конвенций регулируют деятельность человека в Мировом океане. Сверх того, в данном направлении ведут свою деятельность порядка 30 международных центров, программ, форумов и т. п. С учетом такого числа различных форм активности человека для изучения и сохранения Мирового океана нельзя даже предположить, что какая-то часть света (страна) осталась в стороне от заявленной проблемы. Поэтому мы и решили провести научное исследование и понять причину.

Ледниковые берега Земли Франца-Иосифа
Ледниковые берега Земли Франца-Иосифа
© Д. Банин. rus-arc.ru

Отмечу, по некоторым задачам в области сохранения морских экосистем эксперты ООН наблюдают положительную динамику, в отношении других — фиксируют сохранение угрозы на прежнем уровне. Десятилетие активных действий в период с 2020 по 2030 гг. должно стать переломным моментом для всей работы. Механизмов для сохранения экосистем Мирового океана, в том числе в части Арктики, выработано множество. Большинство из них предлагают постановку вполне определенных целей и сроков для их достижения. Но для ответа на вопрос о том, как сохранить экосистемы Мирового океана, нам кажется стратегически важным исходить из того, что принятые обязательства по работе над зеленой повесткой подвержены изменениям в силу самых разных причин. Страховкой от таких изменений может стать обязательная реализация на практике принципа ответственности за невыполнение/отказ от выполнения каким-либо субъектом принятых на себя обязательств в области рационального природопользования. В том числе и национальные инструменты сохранения морских экосистем могут быть использованы для достижения политических целей и реализации проектов крупного бизнеса. Северный (Ледовитый) океан принимает в себя воды с разных точек планеты. И было бы очень полезно в годы председательства России в Арктическом совете провести крупное международное исследование и выяснить, откуда, как и что именно поступает в воды Арктики из других государств, из других рек, морей и океанов. Это была бы очень красивая инициатива со стороны Российской Федерации. Именно совместные исследования по сохранению Арктических экосистем позволят выработать общую международную повестку решения глобальных проблем.

Владимир Станулевич: Международные экологические организации обвиняют Россию в загрязнении Арктики, но горы микропластика плывут к нам из Атлантики. Какова роль ООН и нашего государства в сохранении экосистем полярных территорий?

Светлана Липина: Среди глобальных целей Организации Объединённых Наций до 2030 года особое внимание уделено сохранению морских экосистем. Данное направление работы ООН призвано подчеркнуть значение мирового океана для человечества. Уровень данной цели действительно глобальный и в части уровня ее презентации, и в части масштаба действий и потенциальных угроз. Перед ООН стоит задача не только по пропаганде зелёной повестки, но и по «мягкому принуждению» государств — членов организации к активным совместным действиям.

Пластик
Пластик
MonicaVolpin

Первая роль государства сводится к функции регулятора, который беспристрастно создаёт правила ведения хозяйственной деятельности на своей территории для участников гражданского оборота. В то же время государство опосредованно выступает в роли активного участника такого оборота через компании с государственным капиталом. Очевидно, что в данном случае интересы хозяйствующего субъекта выходят на первый план. Третья роль государства сводится к формированию правоприменительной практики в ситуациях причинения вреда окружающей среде. Таким образом, провозглашение инициатив в области зелёной повестки на национальном либо глобальном уровне не всегда означает их активное продвижение, поскольку такое продвижение зависит во многом от воли конкретного правительства. При этом государство обладает также уникальной возможностью оказывать влияние на содержание зелёной повестки на глобальном уровне в отношении охраны морских и прибрежных территорий за полярным кругом.

Владимир Станулевич: Российская Стратегия по Арктике утверждена президентом. Насколько выполним план по её реализации?

Светлана Липина: Первый отчет увидит свет лишь в 2022 году, что представляется непоследовательным, поскольку на 2021 год планом предусмотрено довольно много конкретных мероприятий. Если говорить более конкретно, то План мероприятий предусматривает целый ряд положений, которые напрямую связаны с поддержкой и развитием существующего, а также формированием нового интеллектуального ресурса для Арктики .

Владимир Станулевич: Вы говорите про подготовку кадров для Арктики?

Светлана Липина: Так, например, раздел 1 Плана мероприятий, посвященный решению социальных проблем данного региона, предполагает, что к 2023 году (спустя три года после принятия Стратегии в течение десятилетия активных действий) будут подготовлены программы развития ряда региональных высших учебных заведений, научных центров (Северный (Арктический) федеральный университет им. М. В. Ломоносова, Кольский научный центр РАН, Мурманский государственный технический университет, Мурманский арктический государственный университет, Норильский государственный индустриальный университет, ряд образовательных и научных организаций в Республике Карелия и Республике Коми). К сожалению, в настоящее время невозможно сделать вывод о том, насколько полезными окажутся такие планы, будут ли они касаться лишь только развития материально-технической базы центров либо будут также ориентированы на расширение номенклатуры специалистов и научных дисциплин для формирования упомянутого ранее сбалансированного экологического менеджмента.

Северный (Арктический) федеральный университет им. М. В. Ломоносова
Северный (Арктический) федеральный университет им. М. В. Ломоносова
(сс) Артем Келарев

Другие разделы Плана также предполагают действия по развитию (созданию условий для развития) интеллектуального ресурса. Так, можно обратить внимание на пп. 110−112, по которым предусмотрены реализация программы деятельности образовательных центров «Российская Арктика: новые материалы, технологии и методы исследования», развитие научно-образовательных центров по направлениям фундаментальных исследований, проводимых в интересах освоения Арктики, мониторинг, оценка и прогнозирование развития науки и технологий в Арктической зоне, а также создание международной арктической станции «Снежинка». Пункт 141 Плана обещает разработку и реализацию плана международных образовательных обменов молодого поколения. Пункт 146 Плана предполагает разработку и реализацию плана по международному арктическому научному сотрудничеству.

Таким образом, параметры Плана мероприятий по реализации Стратегии выглядят обнадеживающе и вселяют уверенность, что работа по подготовке высококвалифицированных кадров для работы в Арктике, не только в сфере разведки, разработки и добычи полезных ископаемых, будет одним из приоритетов государственной экологической политики.

Подготовка высококлассных специалистов для работы в Арктике и Антарктике — это не просто задача для решения проблем экологии и добычи углеводородов, но и просветительская задача, решение которой способно произвести тектонический сдвиг в общественном восприятии роли человека в части его негативного влияния на окружающую среду. Очевидно, что зелёная повестка будет использована не только для улучшения экологической обстановки в мире, но и для заработка компаний, допущенных к проектам в области зелёной экономики. Очевидно также, что не стоит беспокоиться за судьбу специалистов в области добычи минерального сырья на континентальном шельфе (их обучение и повышение квалификации пролоббируют компании, заинтересованные в таких проектах). Гораздо важнее готовить и продвигать специалистов в области сбалансированного (устойчивого) менеджмента проектов в Арктике.

Птенец полярной крачки. Земля Франца-Иосифа
Птенец полярной крачки. Земля Франца-Иосифа
© И. Буравин. rus-arc.ru

Владимир Станулевич: Освещать ход реализации Стратегии планируется на специальном сайте в сети Интернет — хорошо, когда жители Севера обсуждают стратегию наравне с экспертами и чиновниками…

Светлана Липина: Правильно, но тем не менее любая стратегия предполагает постановку целей и задач для их достижения. Такой подход не вызывает дискуссий и споров. Открытым остается вопрос об ответственности за недостижение целей, обозначенных в стратегии. Кто должен отвечать за это? Какие меры ответственности могут быть применены к виновным в срыве планов? Может ли стратегия, предполагающая бюджетные расходы, быть эффективным инструментом развития, когда не содержит механизма принуждения к ее исполнению или не предлагает конкретные меры персональной (не коллективной) ответственности?

Реализация стратегии предполагается в два этапа и включает множество направлений для развития региона, в том числе в части рационального использования природных ресурсов. Документ содержит целевые показатели, которые должны быть достигнуты по итогам его воплощения в жизнь. Среди них доля инвестиций в науку и образование (рост до 2035 года в 4 раза) и доля инвестиций в основной капитал для рационального использования ресурсов (рост практически в 4 раза до 2035 года). Вместе с тем растут и показатели производства нефти и природного газа в регионе. Таким образом, нагрузка на экосистемы будет расти (бенефициарами такого подхода станут добывающие компании). Механизм ответственности за реализацию стратегии не предложен. Воплощать в жизнь её положения должны будут органы государственной власти и местного самоуправления, госкомпании и предприниматели.

Страховкой от любых изменений, в том числе и форсмажорных, может стать обязательная реализация на практике принципа ответственности за невыполнение/отказ от выполнения каким-либо субъектом принятых на себя обязательств в области рационального природопользования.

Читайте развитие сюжета: США проигрывают России «ледяную войну» — The Hill