Иногда слушаешь умного человека — и дунет «ветер Перестройки», вспоминаются годы, которые должны бы научить пару поколений. Но История учит, что ничему не учит.

Перестройка
Перестройка

В 1989—1991 гг. северодвинцы внесли во власть и достойных, и неадекватных людей. Читающие сложнейшую техническую документацию избиратели не разобрались, и на главной должности в городе оказался человек, ценивший мебельный гарнитур больше оборонных предприятий, давших работу горожанам. Как это произошло, ИА REGNUM рассказали бывший секретарь Северодвинского горкома ВЛКСМ и депутат Архангельского областного собрания Евгений Белаковский и в те годы собственный корреспондент газеты «Волна» Андрей Масленников.

По поводу покойного главного героя собеседники пришли к выводу, что он принадлежит Истории, и хотя почти все ее персонажи умерли, вспоминать их нужно со всех сторон — чтобы учиться на чужих ошибках, а не бесконечно на своих.

«В 1989 году в Северодвинский горсовет было избрано порядка двухсот человек, в том числе главный технолог со «Звездочки» Валерий Лысков. Горсовет стал срезом общества, пришла и «пена», которая вместо того, чтобы утверждать бюджет, играла в демократию и вносила вопрос о поддержке Литвы».
Евгений Белаковский
Евгений Белаковский, в 1989-1991 гг. секретарь Северодвинского горкома ВАЛКСМ, депутат Архангельского областного собрания депутатов
Евгений Белаковский, в 1989-1991 гг. секретарь Северодвинского горкома ВАЛКСМ, депутат Архангельского областного собрания депутатов
Личный архив Евгения Белаковского
«Были полусумасшедшие, но были очень умные ребята. Саша Млоток тогда проявился, после КУМИ возглавил, сейчас живет в Москве. Будущий мэр Северодвинска Александр Беляев стал депутатом, журналист Слава Белоусов избрался. Но были и «неадекваты».
Андрей Масленников
«Диссидентов» было немного, но они прошли. «Звездочка» в то время была гнездом «диссидентства», а в Северодвинск приехали бастующие шахтеры, и она их приютила. Приехавшие начали произносить речи, встречаться с людьми, и Лысков на этой волне проскочил в депутаты. Денег тогда не было — холодильник не могли продать, про квартиру я вообще молчу».
«Мы выбрали 17 депутатов от горкома комсомола, группа была управляемая. На председателя Горсовета выдвинулись две кандидатуры — А. Дмитриев и В. Лысков. Дмитриев как раз был из «диссидентской» группы, хотя и самый здравомыслящий. Прошло несколько голосований, а избрать председателя не получалось…».
Евгений Белаковский
«Я не скажу, что В. Лысков был «неадекват», он был главным технологом «Звездочки», это весьма приличная должность. На первой сессии он баллотировался в председатели горсовета, но выглядел бледно, и никого не избрали».
Андрей Масленников
Андрей Масленников, в 1989-1991 гг. собственный корреспондент газеты «Волна» в Северодвинске
Андрей Масленников, в 1989-1991 гг. собственный корреспондент газеты «Волна» в Северодвинске
Личный архив Андрея Масленникова
«Валера Лысков пришел и говорит: «Давай сядем втроем — ты, я и Дмитриев — и решим, кто будет председателем!». Договорились — Лысков председатель, Дмитриев — заместитель, и мы ему помогаем в облсовете стать заместителем председателя».
Евгений Белаковский
«Через два дня опять выборы председателя горсовета, Лысков вышел на сцену, рассмешил депутатов, предложив открыть публичные дома, за него и проголосовали. Председателем горсовета он начал «бодаться» с исполнительной властью, ни во что не ставить предгорисполкома А. Добрякова. А когда начались выборы мэров, быстренько подготовил документы и выдвинулся сам. Альберт Добряков вел кампанию бледно, да и ситуация в городе началась нехорошая. Победил Валера и, избравшись, начал «бодаться» уже с горсоветом, который только что возглавлял».
Андрей Масленников
«До поры Валерий Лысков был здравомыслящим человеком, а потом «крышу снесло». Он говорил, что всего народно избранных мэров в стране трое — он, Гавриил Попов и Анатолий Собчак, что он неприкосновенный, только народ его отозвать может. Начал выдавать лицензии на торговлю алкоголем, дал разрешение в Северодвинске только одной фирме.
Чиновник
Чиновник
Валерий Лысков думал, что он хозяин города, и так вел по отношению ко всем. Николай Григорьевич Орлов тогда на «Севмаше» был за генерального директора, мэр приехал к нему, мол, отгрузи мне мебель. Орлов отказал, Лысков и говорит: «Я проведу решение, чтобы акватория Северодвинска была безъядерной зоной». Нехороший прецедент состоялся бы, но наши депутаты не позволили. Началась война мэра с горсоветом…»
Евгений Белаковский
«Когда в 1991 году был путч, депутаты создали штаб, выступали за Б. Н. Ельцина. Депутат Тетеревлев выступал, Пузырев, а мэр куда-то исчез, как испарился. Потом, когда ГКЧП разгромили, Валерий Игнатьевич появился и издал распоряжение о снятии директора «Звездочки» А. Ф. Зрячего — якобы тот поддержал ГКЧП. Стал увольнять руководителей оборонных предприятий, начался цирк. В итоге его обвинили в коррупции…»
Андрей Масленников
«Я думаю, он попал в сферу интересов спецслужб раньше, потому что на него жаловались все. Взяли его на крыльце мэрии и повезли в тюрьму. Обвиняли в получении взяток, одним из эпизодов был чайник, кофеварка и мебельный гарнитур…»
Евгений Белаковский
«Я как журналист заглянул к нашим чекистам, они показали съемку, как из гаража Лыскова вытаскивают большие пакеты с американской гуманитарной помощью. Обвиняли еще в каком-то мебельном гарнитуре. Начался суд, я присутствовал, даже короткое интервью у него взял. Честно говоря, когда он сидел в клетке, его было жалко. И вдруг говорят, что суд откладывается, что у него с сердцем плохо. Сидел он в ИВС, я позвонил туда, спросил доктора, есть ли угроза жизни. Доктор сказал, что ерунда, все пройдет, а на следующий день сообщают, что Лысков умер — сердце отказало».
Андрей Масленников
«Кроме Валерия Лыскова, во власти отмороженных больше не было, зато рядом расцвела их целая плеяда. В кабинетах этих персонажей слушали, кивали, но ни квартир, ничего они не получили. Многие потом попали в тюрьму».
Евгений Белаковский
Тюрьма
Тюрьма
«Неадекваты» были боевые ребята, активные. Я не могу назвать «неадекватом» Валеру Лыскова, просто он хотел единоличной власти».
Андрей Масленников
«Поколение, которое помнит 1990-е, в политику уже не лезет, а молодежь пишет всякое, что «оковы должны пасть, глаза открыться, что задувает ветер перемен».
Дубль два в отдельно взятом Северодвинске маловероятен — если не начнут «раскачивать лодку». Для повторения надо иметь веские внешние обстоятельства — чтобы резко упала покупательская способность, прижали бы кредиты, начались массовые увольнения, стали бы рушиться предприятия».
Евгений Белаковский
«Конечно, нынешние времена начинают чем-то напоминать перестройку, но они более, я бы сказал, страшные. Я помню, был делегатом XXVIII съезда КПСС, в первых рядах сидели генералы с лампасами, с животами, кричавшие «руки прочь от КПСС». А если бы тогда КПСС реформировали, я не исключаю, что у нас мог быть китайский вариант реформ. «Руки прочь от КПСС», а в итоге прорвались «неадекваты».
Андрей Масленников

Чему учит история Северодвинска 1990-х? В городе, где почти все делали «ядерный щит» страны, во власть избрались люди вольно или невольно повредившие этой важной работе. А лучше бы помогли.