Проводимая в Нижнем Новгороде масштабная реставрация старинных зданий не только дает части зданий вторую жизнь, но и сопровождается спорами и скандалами. Член Совета регионального общественного движения «Деревянные города» Станислав Дмитриевский рассказал ИА REGNUM, какие случаи беспокоят местных градозащитников.

Нижний Новгород
Нижний Новгород
Иван Шилов © ИА REGNUM

ИА REGNUM: На фоне приближения 800-летнего юбилея Нижнего Новгорода в городе развернулись масштабные ремонтно-реставрационные мероприятия. Как вы оцениваете ведущиеся работы?

— Это прискорбная история. За последние несколько лет в том числе благодаря давлению общественности было взято под охрану множество объектов деревянного зодчества. До недавнего времени власти Нижегородской области демонстрировали свою приверженность сохранению архитектурного наследия. Так и было до начала ремонтно-реставрационных работ. Они, на мой взгляд, ведутся отвратительно.

Настоящая трагедия в том, что уничтожено три памятника. Это жилой флигель мещанина Васильченко на улице Шевченко, 17, дом отставного штабс-капитана Войнич-Сяноженцкого на Славянской, 2 и дом князя Чегодаева на Семашко, 15. Последний объект еще в советское время ставил на охрану легендарный нижегородский архитектор-реставратор Святослав Агафонов.

Дом отставного штабс-капитана Войнич-Сяноженцкого (из акта Государственной историко-культурной экспертизы, составленного А. А. Давыдовой в 2019 г.)
Дом отставного штабс-капитана Войнич-Сяноженцкого (из акта Государственной историко-культурной экспертизы, составленного А. А. Давыдовой в 2019 г.)
Government-nnov.ru

Два из трех объектов, расположенные на улицах Шевченко и Семашко, до уничтожения были в тяжелом состоянии. Они требовали реставрации путем полной переборки. Поэтому, когда эти дома разобрали, никто не поднял тревогу. Люди посчитали, что это может быть началом реставрационных работ. Но когда увидели, что на месте памятников возводят совершенно новые постройки, стало понятно, что исторические объекты полностью уничтожены.

Дом на улице Славянской переборки не требовал. Там было несколько аварийных бревен, которые нужно было заменить. Но объект в деревянной части также разрушили. Судя по всему, на его месте тоже будет новодел.

Мы имеем дело с полным уничтожением памятников и возведением на их месте новых объектов, которые не имеют никакого отношения к объектам культурного наследия (ОКН).

В середине июля 2021 года мы обратились с открытым письмом в прокуратуру, в министерство культуры, к губернатору Нижегородской области Глебу Никитину с требованием возбудить уголовное дело, остановить работу и выяснить судьбу подлинных конструкций. Есть небольшая надежда, что их не выкинули на свалку и, может быть, что-то можно спасти.

Уничтожение под видом благоустройства — очень опасная тенденция, и мы хотим обсудить ее на Федеральном научно-методическом совете по культурному наследию.

Пострадавший от пожара дом князя А. П. Чегодаева. 2015
Пострадавший от пожара дом князя А. П. Чегодаева. 2015
Jane Gulneva

ИА REGNUM: Какими полномочиями обладает эта организация?

Это консультативный орган при министре культуры России. Он включает в себя самых авторитетных и известных реставраторов страны. Нижегородские власти бросят вызов сообществу специалистов, если не прислушаются к мнению Совета.

ИА REGNUM: Почему вы назвали снос трех ОКН «опасной тенденцией»?

Эти действия имеют ряд последствий. Если такая практика возобладает, научно-реставрационная отрасль в России умрет. Готовить и обучать новых специалистов не будет смысла, ведь можно вместо сохранения памятников просто снести их.

Второй момент, который меня настораживает, — судя по материалам госзакупок на реставрацию этих домов составлены сметы. Они реставрационные, то есть достаточно дорогие.

Дом князя Чегодаева — 30 миллионов рублей, дом на Шевченко — 52 миллиона рублей. А дома, которые строятся на месте уничтоженных ОКН, — дачные коттеджи. Они раз в пять раз дешевле.

На эту несостыковку должны обратить внимание правоохранительные органы.

Третий момент. Во всех вышеперечисленных случаях работу выполняет одна фирма — ООО «Возрождение». В Нижнем Новгороде о ней до недавнего не слышали. Кто они и почему выиграли конкурс на реставрацию и почему так обходятся с памятниками — в этом тоже должны разобраться правоохранительные органы.

Мы, в свою очередь, обратились в Министерство культуры. В ответе ведомства говорится, что при проведении работ по сохранению трех вышеперечисленных объектов культурного наследия «установлено наличие признаков грубых нарушений лицензионных требований в действиях ООО «Возрождение».

Министерство культуры направило заявление в прокуратуру Нижегородской области для проведения проверки в отношении «Возрождения».

ИА REGNUM: Как вы отреагировали на снос трех ОКН?

Мне обидно, что памятники стали разменной монетой. Я с 1987 года занимаюсь памятниками. После всего увиденного у меня ощущение, что все, чем я занимался все эти годы, пошло насмарку. Жизнь прожита зря. Все уничтожено.

Еще три года назад казалось, что мы смогли спасти часть культуры и истории города. Объекты находились под государственной охраной. А оказывается, что государственная охрана не гарантирует ничего.

Я уехал из Нижнего Новгорода, чтобы этого не видеть. У меня дом в деревне начала XX века, я его реставрирую, как считаю нужным. Хотя это обычный деревянный дом, он не является памятником. Не знаю, может быть, это моя отдушина, которая помогает справиться с ощущением бессилия.