Пандемия коронавируса повлияла на все отрасли экономики в России, в том числе и на топливную сферу — недавний дефицит бензина на заправках Приморья вызвал бурю обсуждений и справедливый гнев в соцсетях.

Нет топлива
Нет топлива
Андрей Алексеев © ИА Красная Весна

Читайте также: В Приморье за бензином выстраиваются километровые очереди

Почему в нефтяной стране регулярно случаются топливные кризисы? О растущих ценах рассказал президент Российского топливного союза Евгений Аркуша в эфире радио «Серебряный дождь».

По словам эксперта, топливные компании столкнулись с резким ростом спроса, которого не было даже в допандемийные годы. Нестабильность спроса в коронавирус привела к ошибкам планирования производства в начале 2021 года.

В опте отмечается рост цен на все виды бензинов и дизель. Он уже составил 25−30%. При этом на заправках в среднем по России цена поднялась на 5−6%. Хуже всего ситуация на Дальнем Востоке, где рост уже обогнал инфляцию, причём в некоторых случаях — в несколько раз.

«Думали, что пандемия, локдаун — будет низкий спрос. А спрос резко вырос и очень быстро восстановился. При этом планы, которые спускались заводам, были занижены. Очень были низкие товарные остатки заводов на нефтебазах. И их были вынуждены очень быстро наращивать к маю. И, действительно, нарастили почти 400 тысяч тонн. Но наращивать стали в те моменты, когда бензина уже не хватало. И вместо того, чтобы бензин шёл в рынок, он шёл в хранилища. Запасы тоже важны, потому что, когда наступает период плановых ремонтов, нужно скомпенсировать те объёмы, которые снижаются из-за ухода заводов на ремонты. И сегодня мы видим, что спрос у нас вырос, даже если не брать в расчёт нестандартный 2020 год. Но даже по сравнению с 2019 годом спрос у нас выше. А производство — ниже, причём существенно. В июле был выпуск бензина на 150 тысяч тонн меньше, чем в 2019 году», — пояснил Евгений Аркуша.

НПЗ
НПЗ
Gazprom-neft.ru

Возникает закономерный вопрос: что делать? Закрывать экспорт, повысить пошлины, повысить нормативы на бирже?

«Запрет на экспорт — мера временная, к тому же она может и не помочь. Например, компании могут заключить долгосрочные контракты на поставку топлива за рубеж до запрета, и на поставки по этим контрактам запрет распространяться не будет. Что же касается демпфера, который компенсирует нефтяникам недополученные доходы, когда мировые цены на нефть растут, то он должен сохранять так называемый экспортный паритет — равнодоходность поставок на внутренний и внешний рынок. Это ориентир для формирования оптовых цен. Снижение экспортного паритета должно привести и к снижению внутренних цен. Даже при тех же самых внешних ценах, из-за повышения акцизов и базовой цены в расчёте демпфера, стоимость тоже растёт. И это просто приводит к росту внутренних цен. Но если демпфер должен сдерживать рост цен в оптовом звене, то цены на заправках сдерживаются по соглашению нефтяников и Минэнерго на уровне инфляции. Вертикально интегрированные нефтяные компании (ВИНК) могут себе позволить такое сдерживание за счёт внутреннего субсидирования и прочих механизмов. А вот независимым заправкам деваться некуда — они поднимают цены или вынуждены работать в убыток, минимизируя издержки, не платя зарплаты, уходя от налогов», — заявил президент Российского топливного союза.

«Самая сложная ситуация — на Дальнем Востоке, где разрыв между крупными холдингами и независимыми заправками в рознице достигает 5−6 рублей за литр. И они практически ничего не продают. Есть опасность того, что многие независимые АЗС начнут закрываться. А за ними потянутся и трейдеры, и банки, которые кредитуют. Уже пошла цепочка неплатежей, кассовые разрывы. Нужно менять государственную политику, налоговую политику».
Евгений Аркуша

Доля бензина, который продаётся в розницу через независимые АЗС, составляет в России около 30%. В заправках — это 60%. При этом независимые заправки часто работают там, где в силу неэффективности ВИНКи работать не хотят — это отдалённые районы и небольшие посёлки, которых на Дальнем Востоке достаточно.

Приморцы на сайте VL.ru высказали своё мнение о проблеме с топливом.

«Если бы мы жили в Сахаре, то испытывали бы постоянный дефицит песка», — сыронизировал подписчик Это Я.

НПЗ
НПЗ
Gazprom-neft.ru

«Это всё потому, что ВИНКи работать не хотят», — считает Vox Tox.

«То, что происходит на рынке, — это искусственный дефицит с целью поднять цены. И ничего, кроме того. Смешно читать этот бред, живя на бензоколонке», — написал пользователь под ником 2 238 170.

«Живя в нефтегазовой сверхдержаве на берегу моря, испытываешь дефицит в топливе и морепродуктах», — поддержал Будущий губернатор.

«Цена литра бензина без акцизов, НДС и прочих поборов 15−20 рублей», — заявил Женечек.

«Эксперт говорит: компании могут заключить долгосрочные контракты на поставку топлива за рубеж до запрета, и на поставки по этим контрактам запрет распространяться не будет. То есть получается, что компании эти пойдут сознательно на подрыв экономики России. На Колыму с конфискацией в пользу государства заводов, скважин, личного имущества таких ушлых менеджеров», — предложил анонимный пользователь без ника.

«Просто повод поднять цены. И всё», — считает С. К.

«У них сейчас на все косяки будет одно оправдание — пандемия! Потом — третья, пятая, десятая волна… Пока что-нибудь другое не всплывет, за что они и зацепятся», — прокомментировал Андрей Скотников.

АЗС
АЗС
Наталья Стрельцова © ИА REGNUM

«Получается, чем больше мы покупаем бензина, тем больше заводы несут убытков? Или мощности старых заводов СССР, что сегодня работают из последних сил, не в состоянии дать нужного количества топлива гражданам, и поэтому владельцы топлива решают еще сделать его дороже?» — задался вопросами Даниил Торженко.

«Демпфер, паритет, налоговый маневр… Кручу-верчу, запутать хочу», — написал Matias.

«Прав Аркуша, говоря, что нужно менять государственную политику, налоговую политику», — резюмировала Анна.

Как сообщало ИА REGNUM, в Приморье с 23 июля наблюдается дефицит топлива на автозаправках — автомобилисты выстраиваются в километровые очереди. При этом бензин и дизтопливо можно найти лишь на единичных АЗС.