Бронзовая медалистка олимпиады «Я — профессионал» рассказала корреспонденту ИА REGNUM о своей победе, о том, каким должен быть хороший педагог, и как работа с особыми детьми научила ее радоваться жизни.

Яна Фадеева
Яна Фадеева
© Пресс-служба олимпиады «Я — профессионал»

Яна Фадеева окончила Тверской государственный университет по направлению «Специальное дефектологическое образование», а сейчас выбирает, куда поступить в магистратуру. Свою жизнь Яна посвятила профессии дефектолога и работе с особыми детьми. Любовь к своему делу и страстное желание в нем развиваться вдохновили ее участвовать в олимпиаде «Я — профессионал» по направлению «Детство как феномен», в котором она завоевала бронзовую медаль. Мы поговорили с Яной о ее профессии и о том, что дала ей олимпиада.

Яна, Ваша основная специальность — дефектология. Мне кажется, и довольно сложная с эмоциональной точки зрения, и в целом непростая профессия. Как вы решили ее выбрать?

Возможно, сыграл семейный фактор. Дело в том, что у меня мама по образованию педагог начальных классов, тетя — педагог дошкольного образования, и с детства, наблюдая за их работой, я примечала детей необычных, отличающихся от сверстников. Возможно, хотелось поближе узнать мир особого ребенка и помочь ему в освоении базовых навыков.

Каким, на Ваш взгляд, должен быть хороший педагог?

Сложный вопрос. Я считаю, что хороший педагог должен быть личностью творческой. Поскольку в нашем деле невозможно что-то просчитать наперед и знать заранее, и нужно очень быстро уметь адаптировать свой материал, свои идеи, свои задачи под потребности конкретного ученика.

Трудно работать?

Не скажу, что трудно. Я считаю, что это трудно для людей, которые не готовы к моей профессии. Нужно лишь найти своих учеников, с которыми будет комфортно. Я нашла такую формулу: считаю, что это должны быть ученики, близкие тебе по восприятию мира.

А как этого добиться?

Этого нельзя добиться. Это, скорее всего, сложено из личного опыта педагога и находит отражение в его учениках. Допустим, я год работала с детишками с нарушениями интеллектуального развития, они любят подражать каким-то действиям, у них прекрасно развиты навыки конструирования. Удивительно, но я с детства была такой же, поэтому мне было легко найти с ними контакт. Или, например, я замечала, как друзья, занимающиеся музыкой, очень хорошо находили общий язык с детишками с нарушениями зрения. Тоже на почве общих интересов.

А Вам в итоге что ближе?

Афазиология. Это педагоги, которые работают с людьми, пережившими черепно-мозговые травмы, или с людьми с сосудистыми нарушениями, например, с инсультами, и с людьми, которые потеряли речь. Афазия — это утрата речевых навыков. Педагоги занимаются в системе здравоохранения, помогают людям вернуться к полноценной жизни.

Тяжело ли эмоционально работать с такими учениками?

Мне труднее не с детьми, а с обществом, которое не готово к принятию таких детей. А что касается непосредственно работы с детьми, она нисколько не утомляет, а скорее, наоборот, побуждает смотреть по-другому на мир. Раньше я не замечала удивительность этого мира. Для меня сейчас не составляет труда восхититься базовыми вещами: электроприборами или уютом комнаты. Раньше мир казался каким-то серым, а сейчас все в ярких красках, и меня на это вдохновляют мои ученики.

Давайте поговорим об олимпиаде. Как и когда Вы о ней узнали?

Я росла вместе с олимпиадой. Узнала об олимпиаде «Я — профессионал» из телевизионного ролика, еще в первом сезоне. Но тогда смущалась, это был мой первый курс в университете, я не была уверена в своих силах. На втором курсе я опоздала на регистрацию, в то же время была по-прежнему не уверена, поэтому не сильно расстроилась. К третьему курсу я уже была настроена участвовать, зарегистрировалась и попала на третий сезон.

В третьем и в четвертом сезонах Вы участвовали в разных направлениях. Расскажите, как все прошло?

В прошлом году я выбрала профильное для себя направление — «Специальное дефектологическое образование», и так получилось, что стала бронзовым медалистом в первый же год, хотя не сильно надеялась. А в этом году я собиралась поучаствовать скорее для себя, поскольку бронза «Специального дефектологического образования» уже позволила мне выбрать магистратуру данного направления в вузах — организаторах олимпиады. Но меня уж очень привлекло новое направление, появившееся в этом году, — «Детство как феномен». Любопытство взяло верх, зарегистрировалась, приняла участие — снова бронза!

Что в олимпиаде было самым сложным?

Подстроить свой жизненный график. Хотя нам давалось дополнительное время для того, чтобы выполнить задания заочного этапа. Задания очного этапа в этом году проводились дистанционно и также были растянуты по времени, чтобы каждый успел принять участие. Все равно приходилось выделять как минимум полдня, и это немного сложно совмещать с учебой и работой.

А самым запоминающимся?

Самой интересной, думаю, была поездка в Ярославль. Это был полуфинал заключительного этапа прошлого года, помню, мы гуляли по набережной реки Которосль и обсуждали актуальные проблемы дефектологии. И в следующем году, если все сложится, и я смогу поучаствовать в олимпиаде снова, очень хотелось бы проведения очных этапов, потому что они ярко запоминаются.

Вы как-то готовились или университетских знаний хватило?

Никогда я не готовилась к олимпиаде, наверное, это неправильно, но я старалась именно проверить знания, которые мне дали в университете.

Помогла ли олимпиада в работе?

Когда мы сталкиваемся с вопросами олимпиады, мы так или иначе затрагиваем направления, не совсем близкие для нас. В ходе решения кейсов «Специального дефектологического образования» нам попадались задания не по нашему профилю, и было интересно узнать что-то новое. Это дало стимул читать статьи на новые темы, и теперь, когда в работе я сталкиваюсь с детишками с малознакомыми нарушениями, я знаю, где могу посмотреть материалы, чтобы подготовиться к занятию.

Как Вы использовали бонусы?

Главный бонус — это возможность поступления в магистратуру с дополнительными баллами и без вступительных испытаний. Для меня важно не волноваться при поступлении, и я очень рада, что благодаря олимпиаде у меня есть такая возможность. И я абсолютно спокойна сейчас на этапе поступления, потому что знаю, что, в случае чего, у меня будет такой прекрасный бонус. Правда, пока я никуда еще не зачислена, не хотелось бы говорить, куда я планирую поступить.

Каковы Ваши дальнейшие планы, кроме учебы?

У меня два ближайших направления для развития, и они немножечко не совпадают, но я уверена, что получится их объединить. Первое — это работа с детьми раннего возраста, с года до трех. Меня она очень привлекает, потому что позволяет уже на ранних этапах выявить определенные сложности у ребятишек и быстро их скомпенсировать. Ну и, конечно, афазиология. Я считаю, что объединение работы и с людьми более старшего возраста и раннего позволит получить максимум от этой жизни.