Снова затянутые пестрой лентой скамейки в парках, закрытые спортивные и детские площадки, рекомендации для лиц 65+ не выходить без крайней надобности из дома — в России начался очередной рост заболеваемости COVID-19. Четкое ощущение дежавю — всё это уже было год назад. Услужливый «Фейсбук» напомнил о том, что происходило 16 июня 2020 года.

Эрнест Бор. Вакцинация
Эрнест Бор. Вакцинация

«Даже есть ощущение, что привыкаешь к ковиду. Словно это какой-то надоедливый, но неизбежный сосед, с которым приходится общаться…

Выходя из дома, привычным движением натягиваю маску и перчатки — купила на лето хэбэшные, светлые. Не забываю документы и санитайзер с бактерицидными салфетками. В автобусе сразу ищу безопасное место. Оглядываю пассажиров: к тем, что без масок, не подхожу или отхожу, если невольно оказалась рядом. И только войдя в парк, снимаю маску и чувствую себя свободно» (мой пост в ФБ от 16 июня 2020 года).

А дальше о прекрасном — скульптурах Музеона, которые внезапно смотрятся в новом свете, в свете ковида.

«Колесница мира» 1995 год, скульптор Алексей Григорьев, отсылает к образу богини победы Ники. Но вместо Ники сгорбленный ангел с обмякшими крыльями, вместо победного пафоса смущение и неустойчивость «колесной» конструкции». «После всех бед современности надежда на мир слаба» (надпись на табличке).

Водитель автобуса в маске
Водитель автобуса в маске
© ИА REGNUM

Тогда был разгар санкционной политики Запада. И тоже казалось — слаба надежда на нормализацию ситуации. Но вчера забрезжила надежда, или «зарницы доверия», как сказал Путин на пресс-конференции после встречи с Байденом. И мы тоже хотим получить надежду в борьбе с коронавирусной инфекцией. Мир устал от пандемии. Устал от масок. По ТВ показали израильтян — 70% населения привито, а потому — маски долой. Люди счастливы вернуться к прежней, мирной, доковидной жизни. Когда и мы будем так же безмятежно улыбаться с открытыми лицами?

«Объемов производства вакцин от коронавируса в России хватает, чтобы достичь коллективного иммунитета к осени» — мнение замдиректора по научной работе ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора Александра Горелова.

Минздрав называет цифру 60% населения для достижения коллективного иммунитета. По Москве, где наблюдается основной рост заболевания, необходимо для этой цели привить 2 миллиона человек.

Победить пандемию COVID-19 можно лишь одним способом — сделать прививку, убежден главный врач известной всем больницы № 40 в Коммунарке Денис Проценко. О чем он и заявил в прямом эфире в Instagram:

«Это единственный выход из создавшейся ситуации с пандемией. И вопрос — как она регулироваться должна — наверное, самый главный».

Тем не менее всем стало понятно, что и прививка — не панацея. Есть случаи заражения. Однако заболевают, как отметил Проценко, те, кто получил лишь первую дозу вакцины, причем в первые 4−5 дней, когда еще не успели сформироваться антитела. Обычно это происходит к 14-му дню.

«Уровень иммуноглобулинов G, уровень гуморального иммунитета, который мы сейчас можем на потоке померить, через 8−9 месяцев снижается», — сообщил главврач больницы в Коммунарке. Кроме того, «у 8−10% людей антитела не вырабатываются даже после введения двух доз препарата», добавил он. Однако — и эта хорошая новость — «в остальных 90% организм показывает желанный иммунный ответ».
Вакцинация
Вакцинация
Mzur.ru

Вакцинация сегодня признается панацеей, тем не менее люди болеют, причем, как говорят врачи, тяжелее, чем раньше. Вирус мутирует, становится злее. Чем лечат?

Когда пандемия только началась, рекомендовали гидроксихлорохин. Теперь этот препарат, вслед за ВОЗ, признан Минздравом негодным. А потому в последнем документе ведомства под названием «Временные методические рекомендации» по профилактике, диагностике и лечению новой коронавирусной инфекции (COVID-19)» содержатся иные рекомендации.

В числе основных препаратов для лечения COVID-19 значатся фавипиравир, ремдесивир, умифеновир и интерферон-альфа. Особенно рекомендуют первый из них.

«Препарат фавипиравир — синтетический противовирусный препарат, селективный ингибитор РНК-полимеразы, активный в отношении РНК-содержащих вирусов. В ряде исследований было продемонстрировано, что фавипиравир эффективно ингибирует SARS-CoV-2 в культуре клеток», — написано в документе.

В нем весьма подробно рассказано о коронавирусной инфекции, с учетом разных проявлений болезни. Ведь уже очевидно, что при некоторой общности симптомов течение заболевания весьма индивидуально. Зависит оно от тяжести поражения и собственного здоровья пациента. Ковид как бы ищет слабое место и бьет именно туда. Отсюда — тромбозы у одних, а у других — проблемы с печенью, желудком или психикой.

«Наиболее распространенным клиническим проявлением нового варианта коронавирусной инфекции является двусторонняя пневмония (вирусное диффузное альвеолярное повреждение с микроангиопатией), у 3−4% пациентов зарегистрировано развитие острого респираторного дистресс-синдрома (ОРДС), — сказано в тексте рекомендаций Минздрава. — У части больных развивается гиперкоагуляционный синдром с тромбозами и тромбоэмболиями, поражаются также другие органы и системы (центральная нервная система, миокард, почки, печень, желудочно-кишечный тракт, эндокринная и иммунная системы), возможно развитие сепсиса и септического шока».

Именно поэтому каких-то универсальных схем лечения нет — такое уж это заболевание. Главное, вовремя начать лечение. Не запустить болезнь, тогда человек не попадет в реанимацию со всеми вытекающими последствиями. И всё же, мне кажется, стоит признать, что пока ученые еще не ответили на главные вопросы — что это за вирус, как он себя поведет в дальнейшем, а потому, чем его лучше всего лечить, до конца не ясно.

Больничная палата
Больничная палата
Александр Куликов © ИА REGNUM

Вчера я была на спектакле «Мифический муж и его собака» во МХАТе Горького. Это история женитьбы Чехова, написанная по его письмам к актрисе Ольге Книппер. Ее он шутливо называл «своей собакой», а она его — «мифическим мужем», потому что жили они в разных городах. Он в Ялте из-за туберкулеза, она — в Москве, поскольку играла на сцене МХАТа. История их отношений общеизвестна. Как общеизвестно, что доктор Чехов умер в 40 лет от туберкулеза. Это заболевание в те времена было неизлечимым. И хотя Чехов как врач помог тысячам пациентов, строил больницы, себе помочь он и никто из медиков не смог.

Ковид не столь фатален. Эта вирусная инфекция поддается лечению. Вместе с тем общее с историей туберкулеза есть — невозможность избавиться от болезни в целом. Победить ее в принципе, как победили чуму и оспу. Пока невозможно. Даст бог, в скором будущем ученым и врачам всё же это удастся.