ИА REGNUMВойна сама по себе — ад. Но война в силе войскового противостояния еще оставляет шансы для солдат противоборствующих сторон. Плен же — это ад без выхода, без надежды на спасение. Это обреченность на смерть несомненную. В редчайшем случае — на яркий подвиг, который, как правило, тоже приводил к смерти.

Воины-освободители
Воины-освободители
Иван Шилов © ИА REGNUM

Каждый год в апреле мир отмечает Международный день освобождения узников фашистских концлагерей.

Еще в 1899 году на мирной Гаагской конференции 27 стран-участниц приняли конвенцию «О законах и обычаях войны», в которой две статьи касались прав военнопленных.

В 1929 году в Женеве по инициативе Международного комитета Красного Креста была принята конвенция о военнопленных, суть которой заключалась в том, чтобы обращаться с ними гуманно. Причем раса, национальность, вера, политические взгляды не должны являться причинами насилия и дискриминации, запрещались пытки, медицинские опыты, привлечение к работам, связанным с ведением боевых действий. Правила считались обязательными для всех стран, если даже они эту конвенцию не ратифицировали.

Однако концлагеря фашистской Германии в период Второй мировой войны и особенно — в период Великой Отечественной войны превратились в страшную машину уничтожения людей, причем не только военнопленных, но и мирного населения захваченных стран.

Узники концлагеря Дахау работают в цехе оружейного завода
Узники концлагеря Дахау работают в цехе оружейного завода

Всего в те годы действовало, по оценкам ученых, около четырех тысяч подобных лагерей, и существовала четкая система их организации.

Концлагеря делились на несколько типов: лагеря военнопленных, лагеря временного содержания (дулаги); лагеря военнопленных рядового и сержантского состава (шталаги); офицерские лагеря (офлаги); лагеря мирного населения; женские и детские лагеря; лагеря восточных рабочих (арбайтлагеря) и т. д. Наконец лагеря смерти.

Установить точное количество советских военнопленных и гражданских лиц, прошедших через этот ад, возможным не представляется. Более того, нельзя подсчитать даже число замученных и казненных там людей, в частности, в силу того, что до сих пор найдены далеко не все места их захоронения.

Тем не менее, даже по самым приблизительным оценкам, в нацистских концентрационных лагерях в нынешних границах Российской Федерации за период ее оккупации было уничтожено более 200 тысяч человек.

Что же касается памяти о нацистских концлагерях на оккупированной территории СССР, то в течение десятилетий после окончания войны не было никаких памятных знаков на местах даже очень крупных концлагерей. Фактически было принято решение не увековечивать память о нацистских концлагерях, созданных на советской территории, о тех людях, которые содержались в этих лагерях, погибли в них.

Возле лагерного барака. Декабрь 1941
Возле лагерного барака. Декабрь 1941
Bundesarchiv

Лишь в 1960-е — 1970-е гг. были созданы несколько мемориалов — в Саласпилсе, Малом Тростенце, Вайваре. После распада Советского Союза небольшие памятные знаки появились на месте Кайзервальда, Сырецкого и Яновского концлагерей, а также возник мемориальный комплекс в районе бывшего концлагеря в совхозе «Красный» под Симферополем, где, в отличие от всех остальных «мест памяти», начал функционировать музей.

Мемориалы, посвященные Каунасскому и Моглинскому концлагерям, не созданы до сих пор, как и мемориал в единственном месте бывшего концлагеря на территории РФ, где сохранились аутентичные постройки со времени оккупации, — на территории бывшего совхоза Урицкого под Брянском.

Таким образом, вплоть до сегодняшнего дня тема концлагерей на советской территории малоизвестна не только за пределами нашей страны, но и в России.

Памятник детям, убитым в концлагере «Красный»
Памятник детям, убитым в концлагере «Красный»
EPC2016

Сегодня необходимо работать над тем, чтобы каждое место в России, где находился концлагерь, обрело свой памятник — хотя бы памятный знак, информационный стенд, мемориальную табличку о том, что здесь во время Великой Отечественной функционировал нацистский лагерь, с указанием его названия, количества узников и количества жертв, — насколько еще возможно это выяснить.

ИА REGNUM продолжает исследовать следы гитлеровской агрессии и геноцида на территории современной России. Наш новый шаг на этом пути — cерия очерков о концентрационных, трудовых, пересылочных лагерях на территории субъектов Российской Федерации в пределах ее нынешних границ.

Проект осуществлен совместно с Фондом Александра Печерского.