Международный день защиты детей учреждён в ноябре 1949 года в Париже решением конгресса Международной демократической федерации женщин и отмечается в мире с 1950 года, 1 июня.

Саханов Александр Иванович (1914-1988) «Детский сад на прогулке» 1952
Саханов Александр Иванович (1914-1988) «Детский сад на прогулке» 1952

Права детей в России защищает Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» от 24 июля 1998 года. Он устанавливает основные гарантии прав и законных интересов ребенка, предусмотренных Конституцией Российской Федерации. Государство признаёт детство важным этапом жизни человека и исходит из принципов приоритетности подготовки детей к полноценной жизни в обществе, развития у них общественно значимой и творческой активности. В цитате из «Википедии» отдельно упоминается воспитание в них (детях) высоких нравственных качеств, патриотизма и гражданственности. То есть, народосбережение и воспитание у подрастающего поколения заявленных качеств путём культивирования духовных скреп, необходимых нашей стране, как и любой другой, кроме, разве что, полностью зависимых от внешнего управления.

В списке основных типов скреп важнейшее место занимает историческая память. Особенно — о главной Победе в истории нашей страны, подвигах и лишениях её народа. Поминовение которой ввиду естественной убыли участников и свидетелей тех событий становится, увы, всё более формальным. И неизбежно превращается в культ — со своими канонами и служителями. Глубина веры которых и само их отношение к объекту поминовения бывают, увы, очень разными. Что обратной связью мощно влияет на исходный материал нашего будущего общества — наших детей, особенно — к местам нового культа, то есть — памятным знакам, монументам, восприятию и осознанию самой памяти о Победе и сценариям поклонения ей.

А вот здесь есть проблемы. При том, что, по результатам исследования ВЦИОМ, опубликованным в июне прошлого года, абсолютное большинство россиян (95%) согласны с утверждением, что Победа в Великой Отечественной войне является главным событием XX века для России, среди молодежи в возрасте от 18 до 34 лет с этим согласно уже лишь 71−72%. Почти три четверти россиян (73%) выразили уверенность, что Победу в Великой Отечественной войне нужно использовать для патриотического воспитания молодежи. Каждый пятый опрошенный считает, что это скорее необходимо (19%), а 6% россиян сочло, что этого делать не нужно.

Приведенные цифры, в общем-то, обнадёживают. Хоть и находятся в резком диссонансе с поступающих «с мест» сообщений об актах вандализма по отношению к таким популярным в нашей стране памятным знакам, как мемориальные (они же — «вечные») огни.

Гвоздики у Вечного огня
Гвоздики у Вечного огня
Анна Рыжкова © ИА Красная Весна

Как сообщает руководитель департамента государственной охраны культурного наследия Владимир Цветнов, в Советском Союзе первые огни были зажжены в конце 1950-х: в Тульской области в 1955 году, на Марсовом поле в Ленинграде (в честь бойцов революции) — в 1957-м, в Севастополе — в 1958 году. Однако самый известный Вечный огонь, на Могиле Неизвестного Солдата в Москве, появился через год после ее создания — в 1967 году. Огонь зажег лично генсек Брежнев, приняв факел из рук Алексея Маресьева. Постепенно вечные огни появлялись во многих городах Советского Союза, они посвящались погибшим именно в Великую Отечественную войну.

Многочисленность мемориальных огней для сохранения памяти народной сыграла довольно неоднозначную роль, превратив поминовение из торжественного действа в нечто обыденное, хоть и противопоставленное унылой повседневности бытия. Которое в послесоветское время духом развязной безнаказанности и беспомощности взрослых времен 90-х годов породило беспардонность и вандализм со стороны подрастающего поколения. Так как ничего святого/священного больше, кажется, и не оставалось: всё уже прохохотали в перестроечных (плюс-минус десять лет) комических «стендапах».

Так, в Тольятти — не самом большом городе России проживает уже менее 600 тыс. продолжающего вымирать населения, на фоне огромного количества детей и дам с колясками при малышах, уже способных ходить. И в этом городе с начала года полицией отмечено 6 (раскрыто — 4) случаев вандализма по отношению к Вечному огню. Которых в городе, во время Отечественной носившему другое наименование и к ВПК отношения никогда не имевшему (разве что — через систему распределения подрядов ГУЛАГа), аж целых два. Один — около администрации (бывшей мэрии) на площади Свободы; упомянут на сайте программы «Газпрома» «Вечный огонь» по финансированию подачи газа на воинские мемориалы в городах-героях и городах воинской славы, к которым Тольятти (во время Отечественной — заштатный Ставрополь-на-Волге) отнюдь не относится. И второй — в парке Победы, что расположен в Автозаводском районе города и «Газпромом» отнюдь не окормляется, а питается от сменного баллона; иногда гаснет/тушится на профилактику, либо — сам. С другой стороны, и в храмах свечи возжигают отнюдь не круглосуточно.

Ни тот, ни другой «Вечный огонь» в Тольятти не охраняется, хотя, казалось бы — почётный караул положен по штату: вспомним Москву, могилу Неизвестного солдата» (либо — Париж, после Первой мировой — и до наших дней; либо — Варшаву). Причём охрана данным объектам явно не помешала бы, а камеры наблюдения лишь помогают установить обстоятельства уже свершившегося правонарушения.

После праздника. Тольятти, Парк Победы. 16 мая 2015 года
После праздника. Тольятти, Парк Победы. 16 мая 2015 года
Андрей Сафонов © ИА REGNUM

В настоящее же время по праздникам, да и то не всегда, Вечный огонь охраняется почётным караулом в составе одного кадета. Либо следственной бригадой по факту акта вандализма. А таких только в этом году, как уже было сказано, было шесть случаев.

Со слов начальника У МВД России по г. Тольятти полковника Хейруллы Ахмедханова, сотрудники гарнизона полиции со своей стороны уделяют внимание воспитанию подрастающего поколения города. Причём включая и ветеранов МВД, и самого начальника городской полиции. Со слов которого, изобличенный мальчик на вопрос о мотивах правонарушения ответил: «Я хотел выяснить: Вечный огонь горит всегда или может потухнуть?». Со слов начальника полиции Тольятти, лично уделяющего время для воспитательных бесед с юными правонарушителями, «многое идет из семьи. Если родители не занимаются воспитанием детей, то проблем будем много. В одном из шести случаев мать вышла на прогулку с двумя детьми: грудным, он лежал в коляске, и юным школьником. Неужели она не видела, что делал возле Вечного огня ее старший сын?»

Но нельзя сказать, что с вандализмом недовоспитанных детей борется лишь полиция. Так в Тольятти с родителей подростка, затушившего Вечный огонь, суд взыскал почти 50 тысяч рублей. За шалость своего ребенка они заплатят администрации города 48,2 тыс. рублей, а также государственную пошлину — 1,6 тыс. рублей. Брошенная 8 января в Вечный огонь петарда повредила его горелку. Инцидент зафиксировали камеры видеонаблюдения. Правонарушитель был изобличен. И теперь уже наказан. С учётом того, что медианная зарплата в Тольятти— 25 тыс. рублей (у кого она есть). То есть если в семье работают оба родителя (что в моногороде вряд ли), то как минимум где-то месяц кушать они будут не должны. Кто кого наказал, будет ясно, когда паренёк будет выбирать путь в жизни. Пинок от государства он уже получил… Не каждому везёт попасть на выволочку к полицейскому или строгому завучу. Чуть не сказал — «по воспитательной работе», что есть анахронизм. Ведь наша школа не воспитывает, а «предоставляет услуги» по подготовке к ЕГЭ или подобным «тестам».

Ищущим же идеи национальной и объединяющей хотелось бы пожелать немного приблизиться к реальности и здравому смыслу: памятник должен стоять или на могиле или на земле, освященной неким знаковым историческим событием. А не просто так, «чтобы помнили». Не запомнят. Или — запомнят до экзаменов, а потом забудут.

Ну, а если «озвучить» то же самое, но понятным уже и для современного чиновничества языком, то получится коротко: мемориалы должны лицензироваться. Увы, но получается, что без этого нельзя. Без этого получится хуже, чем в какой-нибудь Польше.

Вместо послесловия: как всё-таки хорошо, что большинство Вечных огней стоят не на могилах солдат Великой Отечественной. У которых неподъёмный штраф полунищей семье провинциального балбеса вызвал бы скрежет зубовный, перемежающийся с лязгом ржавых затворов и примыкаемых штыков.