В 1673 году в селе Заостровье, что стояло за Кегостровом от Михайло-Архангельского монастыря, а теперь города Архангельска, местные мужики поставили деревянную церковь Николая Чудотворца. Святой Николай был покровителем мореходов, а заостровцы жили в том числе и морским промыслом. Здешние пойменные луга обеспечивали сочными травами скот, но и рыба, и морской зверь нужны для торговли. Всё вместе давало денежные излишки на церкви, книги, иконы и другие источники культуры. Благословение на строительство церкви дал сам патриарх Питирим!

Кемский поселок, куда из Заостровья перенесли Никольскую церковь, лежит на берегах узкой протоки Соломбалки
И реки Кузнечихи – притока Северной Двины
Кемский поселок, куда из Заостровья перенесли Никольскую церковь, лежит на берегах узкой протоки Соломбалки
Владимир Станулевич © ИА REGNUM
И реки Кузнечихи – притока Северной Двины
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Церковь в Заостровье стояла удивительно долго — 200 лет. Обычно непотушенная свеча обрывала жизнь большинства деревянных церквей ранее 100 лет. Никольский храм служил заостровцам до 1854 года, когда рядом с ним в 1687 году встала деревянная Сретенская о десяти куполах и каменная Сретенская 1825 года постройки. Три храма рядом — явление непривычное, их нужно два — теплый, зимний, и холодный — для летних богослужений. Поэтому третий передали в Соломбальский приход, ныне Кемский поселок.

Сретенская церковь 1687 года в селе Заостровье в Архангельской области
Церковь Михаила Архангела 1825 года в селе Заостровье
Сретенская церковь 1687 года в селе Заостровье в Архангельской области
Владимир Станулевич © ИА REGNUM
Церковь Михаила Архангела 1825 года в селе Заостровье
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Николаевский храм был здесь особенно к месту, так как в Кемских деревнях жили корабельные мастера Соломбальского адмиралтейства. В 1854 году церковь перенесли, а в 1862 году соломбальцев постигло горе — верфь императорским указом закрыли, мастеров выставили на улицу, а приход обнищал. После 1917 церковь вообще закрыли — в 1960—1980-х здесь устроили цех пошива.

Перенесенная в 1854 году из Заостровья в Кемский поселок Никольская церковь в XX  веке была швейным цехом, а сейчас она – жилой дом
Перенесенная в 1854 году из Заостровья в Кемский поселок Никольская церковь в XX веке была швейным цехом, а сейчас она – жилой дом
Владимир Станулевич © ИА REGNUM
Угадать, что мрачное здание — это церковь, можно только по алтарю с восточной стороны
Угадать, что мрачное здание — это церковь, можно только по алтарю с восточной стороны
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

После 1991 года в масштабах страны повторились соломбальские события 1862 года. Промышленность погибла, обанкротилась и «Красная кузница» — наследница Адмиралтейства. Что-то сломалось у жителей Кемского поселка — упавшие заборы перестали поднимать, дома — ремонтировать, а на кладбище начали выращивать картошку. Церковь как цех по пошиву перевели в жилой фонд и заселили. Дом-церковь горел четыре раза, но с Божией помощью не сгорел совсем. Пожары сделали церковь непригодной для жизни, и обитатели съехали кто куда. В итоге над алтарем в крыше огромная дыра, стены и пол сгнили, за занавеской — где были квартиры — пожарище.

В XVIII-XIX веках здесь жили мастера-кораблестроители соломбальского Адмиралтейства, а в XX веке – рабочие судоремонтного завода «Красная кузница». «Кузница» обанкротилась, у людей что-то сломалось – заборы перестали поднимать, дома – ремонтировать
В XVIII-XIX веках здесь жили мастера-кораблестроители соломбальского Адмиралтейства, а в XX веке – рабочие судоремонтного завода «Красная кузница». «Кузница» обанкротилась, у людей что-то сломалось – заборы перестали поднимать, дома – ремонтировать
Владимир Станулевич © ИА REGNUM
В алтаре сыро, но прибираются
В алтаре сыро, но прибираются
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

В 2020 году соломбальский священник Андрей Дорофеичев снова зарегистрировал приход, пара женщин приводят церковь в порядок. Но спасти храм могут только реставраторы волонтерских организаций «Вереница» и «Общее Дело», имеющих благотворителей, которых приход не имеет. Вокруг церкви клубок проблем. На балансе архангельского городского департамента муниципального имущества она стоит как аварийное жилье, пару квартир жители успели приватизировать, а дом-церковь попал в программу расселения аварийного жилого фонда. Все чиновники знали, что это не дом, а церковь, но записали ее домом! По закону расселенный ветхий дом должен быть снесен, а на его месте построен новый жилой дом. Но есть и закон о возврате церковного имущества, и приход направит такую заявку в департамент — отказ в законе не предусмотрен. В крайнем случае решительные прихожане поставят церковь XVII века на учет как памятник истории и культуры, «охраняемый государством».

У церкви 1673 года еще есть шансы выжить
У церкви 1673 года еще есть шансы выжить
Владимир Станулевич © ИА REGNUM
Под березками любопытные жители давным -давно нашли склеп с останками монаха. Куда делись кости — неизвестно
У церкви лежит пара могильных плит — вокргу кладбище, где сейчас выращивают картошку
Под березками любопытные жители давным -давно нашли склеп с останками монаха. Куда делись кости — неизвестно
Владимир Станулевич © ИА REGNUM
У церкви лежит пара могильных плит — вокргу кладбище, где сейчас выращивают картошку
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Если архангельская власть мудра, то пройдет между аварийной Сциллой и возвратной Харибдой — и расселит, и церковь передаст, и отремонтировать поможет.

Весна – время надежд коснулось и умирающей церкви. Православные надеются, что церковь выживет
Весна – время надежд коснулось и умирающей церкви. Православные надеются, что церковь выживет
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Читайте ранее в этом сюжете: Остатки Адмиралтейской верфи в Архангельске под угрозой уничтожения

Читайте развитие сюжета: Что из Норвегии на Родину зовет русского человека?