Разогналась буча — и не утихает. Это я о заявлениях Елены Прокловой: с её слов, её домогался известный актёр, когда актрисе было 15 лет. Казалось бы, матрица медиа устроена так, что повод в ней держится два-три дня, а после уходит. Но нет — тут всё довольно устойчивее. Тем любопытнее.

Джон Уотерхаус. Аполлон и Дафна (фрагмент). 1908
Джон Уотерхаус. Аполлон и Дафна (фрагмент). 1908

Напомню, что Елена Проклова рассказала о домогательствах в программе «Секрет на миллион». То есть замешаны в её признаниях и публичность, и деньги, и даже некоторая разновидность славы. В программе Елена вспоминала о том, как неназванный актёр учил её премудростям орального секса, вывозил в лес и, скажем по-народному, лапал. Причём происходило это не единожды.

Заяви нечто похожее известная актриса в западной стране — её слова тут же бы разнесли по городам и весям, а на обвиняемого уже повесили бы массу грехов. Появились бы другие дамы — и также бы вспомнили, как к ним приставал тот же актёр. И стартовало бы нечто, напоминающее «охоту на ведьм».

Ведь в последнее время на Западе — в США особенно — обвинения в харрасменте, абьюзе (и прочие модные слова) стали не только способом сотворения мести, но и эффективным методом управления. Через них — через обвинения — человеку можно легко разрушить карьеру, вытолкав его из конкурентной среды. И ещё, безусловно, это мощный механизм подавления сексуальности, которая в современном мире сродни преступлению (как мудро предвидел Олдос Хаксли).

Елена Проклова
Елена Проклова
Цитата из видео на YouTube

Это, кстати, тоже весьма любопытный момент, заслуживающий отдельного исследования. Как в современном мире сексуальная распущенность с многочисленными девиациями и извращениями соседствует и коррелирует с подавлением и вытеснением сексуальности как таковой. И можно предположить, что изгоняется лишь классическая форма — мужчина/женщина — с заменой традиционных отношений гомосексуальными и иными историями, но, боюсь, ситуация в принципе давно уже непрогнозируема.

Однако в России откровения Прокловой, сделанные, что называется, в полном соответствии с трендами, вызвали иную реакцию. Да, нашлись те, кто её поддержал, — к примеру, Лариса Гузеева. Но многие — в том числе и коллеги — наоборот, осудили Елену. Лия Ахеджакова заявила: «Вообще, это метафора всего нашего телевидения: «Продается всё!». Это мерзость [слова Прокловой]! Я знаю Олега Палыча, глубоко уважаю его и люблю. И дружу с его первой женой — Людмилой Ивановной Крыловой. Больше я ничего не могу сказать».

Тут всплывает имя Олега Табакова. Почему? Да потому что слова насчёт домогательств к 15-летней Прокловой отнесли именно на счёт Табакова. Хотя — и на этом важно сделать акцент — в программе «Секрет на миллион» Елена не стала называть того, кто к ней приставал. Однако ранее она уже заявляла о «подходах» Олега Табакова.

Имена не названы. Но шум стоит. И разделяет он и актёрский состав, и просто зрителей на два лагеря. Одни поддерживают Проклову, другие — нет. Нам же сейчас важно понять другое.

Зачастую все эти истории с разоблачением харрасмента, вскрытием абьюза и тому подобными вещами имеют лишь самое отдалённое отношение к поиску правды, если вообще имеют. Как правило, их главная задача — ликвидация неугодных и выгодоприобретения конкретных лиц. И главное — это именно что разделение. Для него всё и делается.

Елена Проклова и Олег Табаков в фильме «Гори, гори, моя звезда». 1969. СССР
Елена Проклова и Олег Табаков в фильме «Гори, гори, моя звезда». 1969. СССР

На России сейчас опробывают все соответствующие темы и темники. Понятно, что Проклова вряд ли действовала в соответствии с условным «партзаданием», а лишь решила говорить так, как она говорила, — ради денег или ради откровений, выяснится, — но наши медиа, действительно, наводняются всё большим числом «разоблачений» известных актёров. До сих пор помню — хотя сколько уже прошло? — как злословили на федеральных каналах после смерти Караченцова. Якобы его любовницы и им совращённые шли табуном. Такой яд намеренно даётся зрителю, дабы тот мутировал и приближался к иной форме существования.

При этом важно понимать, что истории с харрасментом и абьюзом не слишком интегрированы и в западный контекст, а вот как они сработают в России, которая любит брать «оттуда» худшее и превращать его в патологию, — вообще большой вопрос. И — большая опасность. Ведь вместо Прокловой обязательно появится тот, кто будет агрессивнее, кто станет называть имена и кто в конечном счёте станет подзуживать, разделяя аудиторию.

Да, и вот вопрос напоследок — почему они всякий раз делают свои признания по отношению к тем, кто уже ушёл из жизни? Чтобы развенчать ореол? Или потому что обвинённые не могут ответить? Вот тут и кроется ответ на происходящее.