Пинежье — земля северной красоты, труда с потом и кровью, и страданий. Гражданская война 1918−1920 годов здесь была особенно жестокой — брат топил брата в проруби, стрелял и рубил топором. Пинега — пример жестокости и разрушения, открытых гражданской войной.

Никольская и Покровская церкви на Шотовой горе, Пинежский район Архангельской области
Никольская и Покровская церкви на Шотовой горе, Пинежский район Архангельской области
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Пинежье — земля верующих людей. Без Веры, один на один с природой Севера нельзя. Много доброго сделал для родного Пинежья святой Иоанн Кронштадтский — ставил храмы, жертвовал на них деньги, благословлял богатых людей на благие дела. Но, видимо, не хватило Божиего слова.

Иоанн Кронштадтский
Иоанн Кронштадтский

Как писал Федор Абрамов в «Чистой книге»: «Одна из причин революции, народного мятежа — слишком много было выброшено в народ слов, начиненных взрывчаткой, динамитом.

Церковь призывала — худо-бедно — к умиротворению страстей человеческих, а революционеры и литераторы взорвали вулканы, которые таил в себе человек. Слово небезобидно. Слово — дело.

Революция — это результат великого выброса в народ слов, начиненных динамитом. Слово может погубить. С некоторых пор поток злых слов взял верх».

Красные и белые столкнулись на Шотовой горе, вокруг красивой церкви, поставленной купцом Северианом Кыркаловым по благословению Иоанна Кронштадтского. Сын Севериана Петр в Гражданскую был активнейшим борцом против советской власти, белым офицером. Священника шотогорского храма Георгия Маковеева за антисоветскую агитацию и «шпионаж в пользу белых» расстреляли в 1920 году в Архангельске. К тому времени Севериан Кузьмич умер, в 1920 году расстреляли его брата Мартемиана и старшего сына. Командующего красными на Пинеге комбрига Ивана Кудрина в соседних Карпогорах убили восставшие солдаты, а борцы с Кыркаловыми легли в могилу на угоре.

Севериан Кыркалов
Севериан Кыркалов

При советской власти храмы на Шотовой стали клубом и зернохранилищем. Никольский сгорел, Покровский в 1990-х погибал — крыши не было ни в алтаре, ни в притворе, между куполами сияло небо. Три маковки из пяти обвалились, две оставшиеся были к этому близки. Осыпалась со стен штукатурка, падали кирпичи, полы и оконные рамы сгнили.

Шотова Гора славилась работящими и предприимчивыми мужиками, село было крепким. С гибелью храма не смирились шотогорцы Михаил Суховерхов, Юрий Кордумов, Александр Южанинов, вложились в спасение сами и нашли московских благотворителей. Но состояние храма оказалось гораздо хуже, чем кажется, а славное его прошлое требует больших вложений. И они нашлись.

Елена Соплякова, руководитель Корпорации развития Пинежского района: «Летом 2020 года я приступила к работе. Сразу собрались у церкви в Шотовой Горе — руководитель Группы компаний УЛК Владимир Федорович Буторин, депутат Госдумы РФ Елена Алексеевна Вторыгина, местные прихожане. Церковь особенная, построена по благословению и на деньги святого Иоанна Кронштадтского. При советской власти храм пустовал — хорошо, что не снесли. В 2000-х шотогорские предприниматели привели ее в относительный порядок, вставили стекла, покрасили. Рядом с Покровским храмом поставили деревянный Никольский с колокольней. Но внутри, кроме нескольких икон, ничего не было, не было и священника.

На встрече в церкви решили ее отреставрировать. Выщербленные кирпичи заменят, сделают теплый пол, стены распишут фресками, появится красивый иконостас. Купола, крышу придется менять. Рядом с церковью встанет келейный корпус с библиотекой, трапезной, кельями паломников и здание котельной. На могилах красноармейцев, по-христиански — сделаем новые оградки. Съездили к митрополиту Архангельскому Корнилию, просили подобрать хорошего священника. Владимир Федорович, думаю, хочет сделать здешние церкви лучшими на Пинеге».

Храм Покрова Пресвятой Богородицы в Шотово
Храм Покрова Пресвятой Богородицы в Шотово
Шелковников Евгений Анатольевич

Дмитрий Яскорский, главный архитектор реконструкции церкви в Шотовой Горе на общественных началах: «Хорошо, что церковь не стоит на учете как памятник истории и культуры, — иначе я бы не взялся за работу, она стала бы невозможно трудной. Пока идет обсуждение некоторых «тонких вопросов». Как говорится, три раза отмерь… Келейный корпус и котельная будут одноэтажными — нельзя, чтобы заслонили церковь. Храм на горе, со всех сторон виден в хорошем ракурсе и потерять эти виды нельзя. Большая проблема каменных зданий на Пинеге, в отличие, например, от Каргополья — узкие карнизы, дождевая вода стекает по внешним стенам. Были предложения оштукатурить стены, покрыть мрамором, но решили оставить ее в красном кирпиче. Высокие пинежские угоры состоят из красной глины, и красный цвет — визуальная картинка Пинежья, ментально сложившаяся за столетия. Сейчас над проектом келейного корпуса и инженерными системами работает архитектор Татьяна Зыкова».

Почему Владимир Буторин решил, как считает Елена Соплякова, храм на Шотовой горе сделать «лучшим» на Пинеге? Может, потому, что на земле, ставшей полем битвы человеческих добра и ненависти, должно победить добро?