У «Дворца Дудаева», Грозный, апрель 1995
У «Дворца Дудаева», Грозный, апрель 1995
© Антон Николаев

«Мы приехали в Грозный на Вербное воскресенье. Мы подъехали к храму, там парень стоял, не помню, чья бригада Внутренних войск. Он говорит: «Ребята, не надо, тут уже служба закончилась, там людей уже никого нет». Не надо — так не надо. Мы постояли и поехали. Наш БТР едет, а женщины, бабушки идут и вербные веточки кидают. И крестят. У меня в голове всё перевернулось. Это я запомнил на всю жизнь».

— Антон Николаев

В Первой чеченской войне, начавшейся 11 декабря 1994 г., когда подразделения Объединённой группировки войск (ОГВ, части Минобороны РФ и Внутренних войск МВД) вступили на территорию Чечни, и завершившейся 31 августа 1996 г. подписанием соглашения о перемирии, после чего начался вывод федеральных войск с чеченской территории, принимал участие и челябинский СОБР.

Офицеры челябинского СОБР — Специального отряда быстрого реагирования — участвовали в боевых действиях в составе сводного отряда СОБР на протяжении всей кампании.

Один из участников тех событий Антон Николаев — тогда младший лейтенант, оперуполномоченный, а сегодня — лейтенант запаса, председатель региональной общественной организации ветеранов СОБР «Рысь.Челябинск», автор книги «В Грозном идёт «дождь», в преддверии 26-й годовщины начала Первой чеченской войны поделился некоторыми своими воспоминаниями.

Антон Николаев и Олег Постников, офицеры СОБР, Аргун, 2 апреля 1995
Антон Николаев и Олег Постников, офицеры СОБР, Аргун, 2 апреля 1995
© Антон Николаев

Он рассказал о том, как впервые отправился на войну, когда ему был 21 год. О том, какую работу проводили он и его товарищи на территории Чечни, которую пришедшие к власти боевики объявили «независимой Ичкерией». О том, как погибли его товарищи.

Более полные воспоминания о войне сложились в книгу «В Грозном идёт «дождь», изданную в 2018 году. О том, чего Антон не видел сам, ему рассказали его сослуживцы.

А здесь, в этой небольшой статье, я приведу только краткую историю его командировок в Чечне и несколько эпизодов из воспоминаний — тех, которые помогают получить представление о работе собровцев в Чечне в те годы. Антон Николаев побывал на чеченской войне дважды: обе командировки длились по 45 дней — стандартный для первой кампании срок службы сотрудников РУБОП.

Первая командировка пришлась на апрель-май 1995 года. К тому моменту за плечами воюющих за восстановление конституционного порядка в Чечне были штурм Грозного (31 декабря 1994 года), взятие чеченской столицы под контроль, занятие городов Аргун и Гудермес.

Собровцев в Чечню, где их в составе сводного отряда постоянно находилось порядка тысячи человек, отправляли не напрямик: сначала бойцы проходили инструктаж и небольшую подготовку на базе спецподразделения «Вымпел» (Москва). Через пять дней собровцы военным самолётом с аэродрома Чкаловский (Московская область) отправились в город Моздок (Северная Осетия) и уже оттуда — в Чечню.

Подразделение Антона Николаева было разделено на две части: десять человек отправились в станицы Шелковскую и Червлённую, остальные десять, в составе которых был мой собеседник, были откомандированы в Аргун. Итак, сменив биробиджанских товарищей, челябинские СОБРы остались в Аргуне на 45 суток.

Площадь Минутка в Грозном, 1995
Площадь Минутка в Грозном, 1995
© Антон Николаев

Началась ежедневная работа СОБРов: зачистки и изъятие оружия у местного населения. Искали схроны, оставленные боевиками. Они осмотрели рынки, провели зачистку и осмотр ПТУ, промзоны и территории Электровозоремонтного завода Аргуна.

«Там (в Чечне — прим. ИА REGNUM) уже всё полностью было наше. А мы, единственное, — ехали по населённым пунктам, проводили разоружение. Но разоружение было смешное».
Антон Николаев

Местные жители зачастую сдавали старинное оружие, доставшееся им от предков. Однажды собровцам сдали ружьё XIX века, «чуть ли ни кремниевое».

«Мелкашки отдавали, войск химической безопасности тоже наборы какие-то отдавали со всякой ерундой, у которой уже срок годности вышел. Отдавали наши автоматы калибра 5,45 — не так много, но отдавали».
Антон Николаев

Как пояснил ветеран, сами боевики были вооружены автоматами калибра 7,62, а при проверках местные жители сдавали то оружие, которое у боевиков не котировалось.

Эти зачистки были не так уж безопасны, как это может показаться. Так, в ходе операции «Восток», к которой подключили челябинских СОБРов, нужно было закрывать всё направление: пригороды Грозного, Аргун, Мескер-Юрт, Гудермес, Новогрозненский — до Хасавьюрта.

«У нас в Мескер-Юрте интересный момент такой был. Мы приехали с 59-м полком Внутренних войск. На площади в это время шёл митинг. Мы приехали, пообщались, у нас телекомпания «Мир» интервью взяла. На следующий день командир группы говорит: «Надо съездить в Мескер-Юрт, оружие забрать, сегодня привезут».
Антон Николаев

Выполняя этот приказ, бойцы на БТРе отправились на уже проверенное место впятером.

«Мы приехали на эту площадь, подъехал автомобиль ВАЗ-21−06, вышел человек и передал нам шесть АКМ 5,45 калибра. Мы одни были».
Антон Николаев

Ветеран пояснил, что в первое время, когда СОБРы приезжали на изъятие оружия в деревни, местные жители смотрели на них «как на чудо заморское». Можно было подумать, что в деревне всё спокойно.

«Мужики сидят на корточках, бабы в огородах. Девочки бегают, пацаны тоже все «заняты делом» — на корточках сидят или бегают. Мы забрали и уехали. А потом, уже в 2014 году, на первой встрече ветеранов СОБР, мы узнали, что в Мескер-Юрте тогда засада была. Боевики ожидали, что полк придёт, а тут приехали несколько человек, об которых руки марать не надо».
Антон Николаев

Однажды, выезжая на такую зачистку рядом с Аргуном, собровцы обнаружили в одном из посёлков полноценные оборонительные сооружения, приготовленные боевиками.

«Мы нашли окопы, мины, местами были чёткие фортификационные сооружения. Всё чётко было готово, грубо говоря, к круговой обороне. Отходы, подходы — всё было чётко сделано, с такой военной чёткостью. Блиндажи в два — в три наката были сделаны. Осмотрев помещение, мы нашли противопехотную мину и одну противотанковую без взрывателя».
Антон Николаев

В ходе первой командировки Антон Николаев познакомился с Али Вадаевым (Чапай) — командиром ОМОН МВД Чеченской Республики, который через год, в ходе «мартовских событий», погиб 6 марта, помогая СОБРу во время эвакуации раненых во время ведения боя. Вадаев был посмертно награждён орденом Мужества и представлен к званию Героя России.

Герой России Али Вадаев
Герой России Али Вадаев

В завершение первой части этого рассказа, приуроченного к 26-летию начала Первой чеченской войны, добавлю, что Антон Николаев и его боевые товарищи проводят регулярные встречи на протяжении многих лет. В память о погибших товарищах открыли мемориальную доску в Грозном.

«Мы собираемся, потому что нам есть что вспомнить, есть о чём поговорить. Для нас это — целая эпоха, которую мы прожили».
Антон Николаев

Антон добавил, что там, на Кавказе, он встречал не только врагов. Он познакомился с замечательными людьми. А ещё та война научила понимать, кто на что способен, на кого можно положиться, а на кого — нет.

«Туда приехал, а там люди все, как лакмусовая бумажка. Там видно всех».
Антон Николаев

От себя добавлю то, о чём не сказал мой собеседник. О том, что бойцы, находясь в Чечне, ежедневно рисковали своей жизнью и могли просто не вернуться домой. Многие погибли, почти каждый потерял одного или нескольких товарищей. Эта работа, как её скромно называют воевавшие в Чечне против боевиков, — настоящий подвиг, о котором страна должна знать.

Оригинал Первой чеченской 26 лет. Как воевал челябинский СОБР создан 09.12.2020 в 19:08Авторы: Мария Выбойщик

Читайте развитие сюжета: Ветеран СОБР о Первой чеченской: мы всегда ездили под Красным знаменем