ВСМ
ВСМ
Иван Шилов © ИА REGNUM

«Нельзя доверять мнению человека, который ещё не успел похмелиться!»

— цитата Венедикта Ерофеева на памятнике Венечке, герою поэмы «Москва — Петушки».

Когда-то поэма Венедикта Ерофеева «Москва — Петушки» пропитала ядом образ советского благополучия конца 60-х. Алкоголик-интеллектуал, ехавший на электричке к любовнице и ребёнку, оказался в путешествии, которое не имеет конца. По мере повествования он сильнее погружается в апокалиптическую реальность, изложенную монологами главного героя, полными отсылок к действительности. Пассажир поезда борется с обстоятельствами, которые позднее скрываются за галлюцинациями, опираясь на духовную основу, имеющуюся в арсенале — интеллигентность, религиозные смыслы и коммунистический идеализм. Но всякий раз проигрывает.

Основой связи фантасмагории и реальности стала электричка Москва — Петушки Горьковского направления МЖД. Спустя десятилетия поезда по этому маршруту всё так же отправляются с Курского вокзала. Их пассажирами, помимо московских дачников, являются жители Подмосковья и Владимирской области, живущие в режиме маятниковой миграции. Они ежедневно едут в Москву на работу или учёбу, и поскольку финансовые возможности не позволили приобрести жильё поближе, вынуждены по несколько часов проводить в электропоездах. По сей день в этих электричках можно встретить возможных прототипов главного героя, бегающих на остановках от контролёров, громогласно обсуждающих гастролирующих по вагонам артистов, просто людей с алкогольным напитком в руке. Момент, когда это изменится, сделает поэму «Москва — Петушки» неактуальной.

И, кажется, пригородное железнодорожное сообщение действительно начинает меняться. Запуск Московских центральных диаметров преобразил атмосферу этих перевозок. Разве может современный Венечка напиться до беспамятства в «Иволге» или «Ласточке»? Вряд ли, в комфортном интерьере приятнее смотреть в окно, а не пить, в салоне стоят камеры, за порядком следит охрана. Да и тамбуров нет — негде выяснять отношения со «Сфинксом». Но есть ли надежда у жителей среднего и дальнего Подмосковья? Будет ли меняться транспортная инфраструктура там, ведь на Горьковском направлении поезда МЦД дойдут лишь до станции «Железнодорожный»?

Электропоезд ЭС2Г «Ласточка» на пассажирской платформе МЦК Шелепиха в Москве
Электропоезд ЭС2Г «Ласточка» на пассажирской платформе МЦК Шелепиха в Москве
Правительство Москвы

Пожалуй, воспетое поэмой Горьковское направление МЖД не имеет равных по заселённости в Московской области. Помимо полумиллионной Балашихи, самого большого города Подмосковья, и 100-тысячного Реутова, чуть поодаль располагается целая горсть городов, которые складываются в агломерацию: Орехово-Зуево, Ликино-Дулево, Электросталь, Ногинск, Павловский Посад, Дрезна, Электрогорск. Это ещё свыше 500 тыс. жителей. На 150 тыс. больше, чем во Владимире. А вместе с Балашихой и Реутовым сопоставимо с Нижним Новгородом или Казанью, куда дальше следуют составы.

Если бы 126-километровый маршрут Москва — Петушки стал, по велению времени, высокоскоростной магистралью, спрос на неё, при условии разумных цен, обязательно бы был. Это следует из простых расчётов: вдоль пути проживает более миллиона человек, часть из которых ежедневно отправляется в Москву на работу или учёбу уже сейчас. При максимальной скорости современных ВСМ около 400 километров в час, с учётом замедлений и остановок, вся поездка от Петушков до Курского вокзала занимала бы 30−40 минут, вместо двух с половиной часов. Меньше, чем, к примеру, на метро из Некрасовки. За это время не сумел бы напиться даже опытный герой Венедикта Ерофеева. И это, конечно, может в корне улучшить здесь жизнь.

Когда на высоком государственном уровне обсуждается строительство высокоскоростных железнодорожных магистралей, обычно говорят о трёх проектах: Москва — Санкт-Петербург, Москва — Казань и Москва — Адлер. И главный вопрос в том, окупятся ли дороги, будут ли ездить люди? Опасения обоснованы, поскольку речь идёт о многих сотнях, а то и тысячах километров дорогостоящего строительства. Речь идёт о жителях самодостаточных городов, для которых поездки в Москву не являются главным вопросом. Даже высокие скорости не позволят жителям Казани или Санкт-Петербурга ездить на работу в Москву каждый день, уж слишком велики расстояния. А для нерегулярных поездок скорость не так критична.

Скоростной поезд «Сапсан»
Скоростной поезд «Сапсан»
ОАО «РЖД»

Более того, многим петербуржцам или казанцам даже после строительства ВСМ будет удобнее пользоваться самолётами. То же самое можно сказать и о москвичах, добирающихся к Чёрному морю.

Литературный Венечка появился в годы масштабных строек и больших достижений. В годы, когда советские корабли начали покорять космос. Но совсем близко, под боком происходило то, что навсегда отравило жизнь многих людей и привело к масштабным разрушительным последствиям.

На рубеже тысячелетий в центре Москвы установили памятник Венечке. Главный герой поэмы и композиции как бы опирается на кронштейн, протянутый от столба, видимо потому, что заплетающиеся ноги уже не держат. Волосы растрёпаны, пиджак помят, а к груди прижат тот самый портфель с алкоголем. Это Венечка, который не мог найти Красную площадь и никогда на ней не был, а всегда попадал на Курский вокзал. Хотя ехать на метро всего четыре минуты.