Анестезиолог-реаниматолог из волгоградской больницы №15 Людмила Преображенская и ее коллега кардиолог Татьяна Макарова входят в так называемую зону риска по коронавирусу: обе старше 65 лет. Несмотря на возраст, они работают в «красной зоне» и спасают пациентов с COVID-19. О врачебном долге, о страхе заболеть и лечении коварной инфекции, женщины рассказали Александре Донцовой.

Должна помогать

В Волгоградской области действует режим самоизоляции для людей старше 65 лет, исключение только для работающих пенсионеров. Людмиле Преображенской уже 70, но мысли о том, чтобы сидеть дома, когда в октябре больницу перепрофилировали под инфекционный госпиталь, даже не возникло.

Анестезиолог-реаниматолог Людмила Преображенская
Анестезиолог-реаниматолог Людмила Преображенская
Александр Куликов © ИА REGNUM
«В июне в реанимацию поступили пять человек с ковидом, и вся наша дежурная смена вместе с больными оказались закрытыми на двухнедельный карантин. А когда больница стала госпиталем, я посчитала, что должна работать, ведь врачей не хватает. Оставить коллег в еще меньшем количестве просто не смогла», — сказала Преображенская.
Анестезиолог-реаниматолог Людмила Преображенская во время работы с пациентом в реанимационном отделении
Анестезиолог-реаниматолог Людмила Преображенская во время работы с пациентом в реанимационном отделении
Александр Куликов © ИА REGNUM
Анестезиолог-реаниматолог Людмила Преображенская во время работы с пациентом в реанимационном отделении
Анестезиолог-реаниматолог Людмила Преображенская во время работы с пациентом в реанимационном отделении
Александр Куликов © ИА REGNUM
Анестезиолог-реаниматолог Людмила Преображенская во время работы с пациентом в реанимационном отделении
Анестезиолог-реаниматолог Людмила Преображенская во время работы с пациентом в реанимационном отделении
Александр Куликов © ИА REGNUM
Медицинская сестра реанимационного отделения за работой
Медицинская сестра реанимационного отделения за работой
Александр Куликов © ИА REGNUM

Реанимационное отделение, где работает Преображенская, рассчитано на 34 пациента. По ее словам, сейчас коек гораздо больше, чем в «доковидное время». До октября их было всего девять. Практически все они заняты. И каждое ее дежурство в «красной зоне» начинается, как правило, с осмотра каждого больного, анализа его состояния, назначения лечения и так далее. Бывают и операции. Как говорят коллеги Преображенской, если именно она участвует в операции как анестезиолог, то такая медицинская процедура обязательно пройдет успешно.

Анестезиолог-реаниматолог Людмила Преображенская во время работы с пациентом в реанимационном отделении
Анестезиолог-реаниматолог Людмила Преображенская во время работы с пациентом в реанимационном отделении
Александр Куликов © ИА REGNUM
Палата реанимационного отделения больницы
Палата реанимационного отделения больницы
Александр Куликов © ИА REGNUM
Анестезиолог-реаниматолог Людмила Преображенская во время работы с пациентом в реанимационном отделении
Анестезиолог-реаниматолог Людмила Преображенская во время работы с пациентом в реанимационном отделении
Александр Куликов © ИА REGNUM

В реанимации находятся самые тяжелые пациенты, нуждающиеся в кислородной поддержке, аппаратном дыхании, у которых не только ковидная пневмония, но есть и другие заболевания. Как говорит Преображенская, львиную долю реанимационных больных составляют диабетики и люди старшего возраста.

«Самое сложное и страшное в работе: не помочь. И в равной степени обидно и тяжело, если уходит пожилой или молодой человек. Не пропускать через себя так и не научилась», — говорит Преображенская.
Анестезиолог-реаниматолог Людмила Преображенская
Анестезиолог-реаниматолог Людмила Преображенская
Александр Куликов © ИА REGNUM
Анестезиолог-реаниматолог Людмила Преображенская
Анестезиолог-реаниматолог Людмила Преображенская
Анестезиолог-реаниматолог Людмила Преображенская
Александр Куликов © ИА REGNUM
Анестезиолог-реаниматолог Людмила Преображенская
Александр Куликов © ИА REGNUM

К счастью, признается Преображенская, спасать удается чаще:

«Был у нас молодой человек, очень полный, у него было более 80 процентов поражения легких. И мы с ним справились. Уходя из нашего отделения, он благодарил врачей и сказал, что работа у нас — врагу не пожелаешь».
Дежурные врач и медицинская сестра реанимационного отделения за работой
Дежурные врач и медицинская сестра реанимационного отделения за работой
Александр Куликов © ИА REGNUM
Личные вещи больных отделения
Личные вещи больных отделения
Александр Куликов © ИА REGNUM

За время дежурства Людмила Анатольевна делает три захода в «красную зону» по четыре часа. Работает, как положено, в защитном костюме, бахилах, маске, перчатках. Медики уже разработали свои «лайфхаки»: чтобы не запотевали очки — натирают их хозяйственным мылом, а чтобы не спадали бахилы, приматывают их скотчем. Преображенская называет в шутку себя и коллег головастиками.

«Заболеть я не боюсь. Тест показал у меня наличие антител, но меры предосторожности и на работе, и в быту, конечно, соблюдаю. В первую очередь нужно носить маски, мыть руки и не ходить в толпу», — говорит врач.
Анестезиолог-реаниматолог Людмила Преображенская
Анестезиолог-реаниматолог Людмила Преображенская
Александр Куликов © ИА REGNUM
Анестезиолог-реаниматолог Людмила Преображенская
Анестезиолог-реаниматолог Людмила Преображенская
Александр Куликов © ИА REGNUM

На отдых нет времени

Заведующая кардиологическим отделением больницы №15 Татьяна Макарова в половине восьмого утра уже на рабочем месте. Когда закончится ее рабочий день, она и сама не знает. На ее попечении около 50 больных, которые в анамнезе имеют не только пневмонию, вызванную коронавирусом, но и сердечно-сосудистые заболевания. Каждого нужно осмотреть, понять — помогает ли лечение, сделать новые назначения.

Татьяне Александровне 67 лет, и она не относит себя к категории людей из зоны риска. Говорит, что медики любого возраста, работающие в «красной зоне», в равной степени могут заразиться COVID-19.

Кардиолог Татьяна Макарова
Кардиолог Татьяна Макарова
Александр Куликов © ИА REGNUM
«В силу возраста я могла отказаться от работы, когда больница стала инфекционным госпиталем. Но я больше 40 лет работаю в своем отделении, я просто не могу оставить свой коллектив в таких условиях. Это мой долг. Я всю жизнь в работе, и вдруг вот так сесть, когда у других колоссальная нагрузка, я так не могу», — говорит Макарова.
Кардиолог Татьяна Макарова одевает защитный костюм перед выходом в «красную зону»
Кардиолог Татьяна Макарова одевает защитный костюм перед выходом в «красную зону»
Александр Куликов © ИА REGNUM
Кардиолог Татьяна Макарова одевает защитный костюм перед выходом в «красную зону»
Кардиолог Татьяна Макарова одевает защитный костюм перед выходом в «красную зону»
Александр Куликов © ИА REGNUM

В «красной зоне» в защитной экипировке заведующая отделением проводит ежедневно до пяти часов, всё зависит от того, сколько новых больных поступило.

«Работы много и в «чистой зоне». Вышла из «красной зоны», садишься за бумаги — отчеты, истории болезней. Консилиумы, обсуждение тяжелых больных. Некогда отдыхать», — сообщила Макарова.
 Кардиолог Татьяна Макарова во время работы
Кардиолог Татьяна Макарова во время работы
Александр Куликов © ИА REGNUM
Кардиолог Татьяна Макарова во время работы
Кардиолог Татьяна Макарова во время работы
Александр Куликов © ИА REGNUM
Кардиолог Татьяна Макарова во время работы
Кардиолог Татьяна Макарова во время работы
Александр Куликов © ИА REGNUM
Кардиолог Татьяна Макарова во время работы
Кардиолог Татьяна Макарова во время работы
Александр Куликов © ИА REGNUM

Признается, что и дома редко удается отключиться от работы: часто другие врачи советуются с ней, присылают кардиограммы больных.

Кардиолог Татьяна Макарова (в центре) во время работы
Кардиолог Татьяна Макарова (в центре) во время работы
Александр Куликов © ИА REGNUM
Кардиолог Татьяна Макарова во время работы
Кардиолог Татьяна Макарова во время работы
Александр Куликов © ИА REGNUM

По ее словам, сердечные заболевания протекают тяжелее на фоне коронавируса. И сейчас в ее отделении нет ни одного пациента, который бы лежал только с ковидной пневмонией, как это было в начале работы госпиталя. Основной контингент больных — люди старше 60 лет. И болезнь каждый переносит по-разному.

«Есть люди, которые имеют маленькую зону поражения легких и тяжело болеют, а есть наоборот — 80 процентов и выкарабкиваются, остаются живыми. У нас есть бабушки, которые в 93 года пошли домой», — рассказывает Макарова.
Кардиолог Татьяна Макарова во время работы
Кардиолог Татьяна Макарова во время работы
Александр Куликов © ИА REGNUM
Медицинская сестра кардиологического отделения
Медицинская сестра кардиологического отделения
Александр Куликов © ИА REGNUM
Кардиолог Татьяна Макарова (справа) во время работы
Кардиолог Татьяна Макарова (справа) во время работы
Александр Куликов © ИА REGNUM

Татьяна Александровна надеется, что весной у врачей из инфекционных госпиталей станет меньше работы, к этому времени переболевшие и те, кто привьется от COVID-19, должны сформировать иммунную прослойку, и тогда вирус отступит.

«Если появится вакцина для людей моего возраста, я, скорее всего, привьюсь. Я уже пять лет делаю прививку от гриппа и не болею», — говорит врач.
Кардиолог Татьяна Макарова во время работы в реанимационном отделении
Кардиолог Татьяна Макарова во время работы в реанимационном отделении
Александр Куликов © ИА REGNUM
Кардиолог Татьяна Макарова во время работы
Кардиолог Татьяна Макарова во время работы
Кардиолог Татьяна Макарова во время работы
Александр Куликов © ИА REGNUM
Кардиолог Татьяна Макарова во время работы
Александр Куликов © ИА REGNUM

По последним данным, в Волгоградской области зарегистрировано более 36 тысяч случаев заболевания коронавирусом, за весь период пандемии скончались более 500 пациентов.

Автор текста: Александра Донцова

Читайте ранее в этом сюжете: Ангелы красной зоны — фоторепортаж

Читайте развитие сюжета: От Крымской весны до «красной зоны»: путь фотографа