Снос СКК: «двойное убийство»

Египетский мост
Египетский мост
Дарья Драй © ИА REGNUM

«Все, кто связан со строительством, понимают, что реконструкция — это дороже, дольше, сложнее, рискованнее, нежели снос и новое строительство. Поэтому для всех здравомыслящих людей понятно, что и правительство Петербурга, и потенциальный и единственный интересант и инвестор уже предопределили судьбу СКК: он будет уничтожен», — говорил депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга от КПРФ Александр Рассудов в конце 2019 года. Он наверняка не подозревал, насколько кошмарным окажется воплощение этого пророчества.

Спортивно-концертный комплекс им. В. И. Ленина, позже СКК «Петербургский», был уникальным творением советской инженерной мысли, удостоенным архитектурных премий. Но на его месте в Московском районе к чемпионату мира по хоккею 2023 года задумали построить новую и самую большую в Европе ледовую арену, которая также станет домашним стадионом для клуба СКА. Проект представлял вице-президент ХК СКА Роман Ротенберг, участвовать собирался «Стройтрансгаз» Геннадия Тимченко. Изначально Градсовет Петербурга явно был против проекта, который лукаво именовали «реконструкцией», архитектор Никита Явейн даже бесплатно предложил альтернативу — реконструкцию и расширение имеющегося СКК без сноса. Затем Градсовет как-то тихо согласился с заявленным проектом.

СКК попытались защитить, признав выявленным памятником. Но городской комитет по охране памятников (КГИОП) даже не стал рассматривать вопрос — якобы не минуло положенных по закону 40 лет со дня завершения строительства. Этот срок по документам наступал 29 декабря 2019 года. Депутаты Рассудов и Борис Вишневский подали новую заявку: если бы СКК попал в реестр охраняемых памятников, снести его было бы невозможно. Снова отказ: КГИОП поставил новый дедлайн — 31 января 2020 года. А утром 31 января комплекс начали сносить.

Читайте также: Обрушение СКК: гибель советского стадиона — фоторепортаж

Сначала инвестор — компания «СКА Арена» — называла это постепенным демонтажом крыши. Но здание было устроено таким образом, что, перерезав большинство опор той самой уникальной мембранной кровли, за которую СКК и получал архитектурные премии, крышу и всё здание было уже не удержать. Почему эту очевидность не удалось предусмотреть, неизвестно. В прямом эфире, который с квадрокоптера вела «Фонтанка», СКК сложился, как карточный домик, а зрители с ужасом наблюдали за отчаянным прыжком сварщика Матвея Кучерова — он погиб на глазах тысяч людей, не дотянувшись до люльки, рухнул вместе с крышей с 40 метров и был погребен под обломками.

СКК «Петербургский» после обрушения, 31.01.2020
СКК «Петербургский» после обрушения, 31.01.2020
Дарья Драй © ИА REGNUM

Как выяснилось из записи переговоров, 29-летний Кучеров вышел из люльки и отстегнул страховку по требованию начальства: нужно было непременно завершить весь демонтаж за сутки. Депутат Максим Резник назвал это «двойным убийством». СК возбудил уголовное дело. Новостей от следователей по нему до сих пор нет. «СКА Арена» продолжает работы на объекте. Городской бюджет, несмотря на пандемию, кризис и урезание жилищных программ, потратит 5 млрд рублей в 2021 году на эту стройку.

Вандализм консервированный

На федеральном уровне прогремела в 2020 году Санкт-Петербургская консерватория им. Н. А. Римского-Корсакова, но не в музыкально-художественном смысле. 24 сентября арестовали генерального директора и собственника компании «Меандр», которая получила деньги на реконструкцию здания 1896 года постройки в центре города. Предъявлено обвинение в мошенничестве. Не сказать, что это сильно удивило: подрядчик на объекте менялся шесть раз с 2014 года, и каждый раз дело доходило до судов.

Президент Владимир Путин уже несколько раз обращал внимание на этот долгострой. В январе 2020 года Смольный сокрушался, что не может «повлиять на Министерство культуры», которое и является заказчиком, но ничего не делает, пока здание загнивает.

Весной были выделены средства уже на противоаварийные работы. Видимо, ситуация достигла критической точки: в конце сентября в город десантировался вице-премьер Дмитрий Чернышенко, который в каске обследовал внутренности полузаброшенного здания. Ситуацию он назвал «вандализмом», напомнив, что работы должны были начать в 2012 году, а закончить — еще в 2017-м, и что же там внутри происходило все эти годы, предстоит еще разобраться.

Здание Санкт-Петербургской консерватории
Здание Санкт-Петербургской консерватории
Карина Саввина © ИА REGNUM

Сейчас здание уже обеспечили теплом, Минкультуры выделило на работы 1 млрд рублей. Худрук Мариинского театра Валерий Гергиев будет бегать через дорогу (Консерватория — напротив Мариинки), чтобы проверять, качественно ли на этот раз ведутся работы с точки зрения акустики.

После президента Путина заброшенную Консерваторию, конечно, заметил и губернатор Александр Беглов. Он публично возмутился, что из-за некомпетентности и преступных действий подрядчиков объект культурного наследия федерального значения уже шесть лет стоит в строительных лесах. Первый госконтракт был заключен еще в 2014 году с компанией «Балтстрой», но затем петербургского миллиардера Дмитрия Михальченко, контролирующего ее, арестовали. Теперь и гендиректору «Меандра» Елене Завадской, и фактическому собственнику компании Евгению Ярмошу грозит до 10 лет лишения свободы по обвинению в выводе бюджетных миллионов через фирмы-однодневки.

Читайте также: Петербургская консерватория заключила контракт на завершение реставрации

Нового подрядчика выбрали 22 декабря. Им стало АО «Политехстрой» из Москвы. 30 декабря Консерватория заключила госконтракт на завершение затянувшейся реставрации на сумму 13,644 млрд рублей. Срок проведения работ определен до 25 декабря 2025 года.

Вандализм натуральный

От вандализма хулиганов, а также строителей и даже собственников исторических зданий в 2020 году пострадало немало памятников Петербурга.

Из-за задержек зарплаты со стороны компании «Алекс Групп» в январе рабочие из азиатских республик с топорами атаковали фасад свежеотремонтированного дома Корфа XVIII века в центре города на Почтамтской улице, 8. «Нам не заплатили, и сейчас всё сломаем», — так объясняли они свои действия прохожим.

Как обычно, ударил по историческому наследию и капремонт. После него затопило дом Бака на Кирочной улице. Работы здесь вела компания «Мир» по согласованию с КГИОП, но сразу после их окончания здание начало разрушаться.

Множество исторических балконов пали — буквально — в неравных боях с петербургской градостроительной политикой. В январе 2020 года их лишился Дом Голландской церкви 1830-х годов постройки на Невском проспекте, 20. То, что были варварски срезаны кованые ограждения чешуйчатого орнамента с меандром и литыми композициями из раковин, дисков и завитков, заметили журналист и местный житель. Затем Смольный потребовал возбуждения уголовного дела.

В мае сразу четыре исторических балкона обрушились на тротуар и проезжую часть с фасада дома №20 по Кирочной улице. Оставшиеся балконы решили срезать, чтобы никто не пострадал.

Рухнувшие балконы на Кирочной улице
Рухнувшие балконы на Кирочной улице
ГЖИ Санкт-Петербурга

Срочные противоаварийные работы потребовались и даче Фаберже в Осиновой роще, куда ювелир собирался привезти слона, но не успел. Усадьба XIX века на Песочном шоссе, 14 является памятником федерального значения, КГИОП еще в декабре 2019 года выдал задание на проведение работ по сохранению дачи, но к марту 2020 года проект так и не поступил.

В мае петербургское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) заявило, что деревянную дачу Кана в стиле модерн под Петербургом могут снести ради базы отдыха «Почты России», которая эту информацию опровергает.

Еще одну деревянную дачу — дом Франка Витцеля 1912 года в Сестрорецке — битой разгромил петербуржец Дмитрий Коток. Он выложил видео своего «подвига» в интернет, так что найти его не составило труда. К ноябрю суд прекратил уголовное дело, но блогеру пришлось возместить ущерб собственнику объекта.

Читайте также: В Петербурге не стали сажать блогера, разгромившего битой дом-памятник

В целом в Петербурге по-прежнему плачевно обстоят дела с сохранением деревянного зодчества — уникального для России и мира наследия, которое ежегодно и неумолимо разрушается из-за времени, вандализма и халатности. В августе 2020 года для губернатора Александра Беглова стало сюрпризом, что программа по сохранению таких зданий фактически не действует, хотя он лично одобрял ее концепцию полтора года назад. Чиновники пояснили начальнику, что «не слышали», чтобы она работала, ведь в городе «как таковой программы по сохранению деревянного зодчества пока нету».

В начале октября арендатор, вписавший в программу «памятник за рубль», начал сносить исторические Александровские ворота Охтинских пороховых заводов 1805 года. Через них, как считается, проходил император Александр I. После торгов в аренду на 49 лет их получил НИИ химических волокон и композиционных материалов в конце 2019 года. Смольный пригрозил уголовной ответственностью за повреждение памятника, делом заинтересовался глава СКР Александр Бастрыкин.

Александровские ворота
Александровские ворота
Gov.spb.ru

В ноябре сгорела усадьба Игеля XIX века на Каменноостровском проспекте, 56. Это произошло всего спустя полгода, как Смольный подписал концессионное соглашение с ООО «Асгард», которое собиралось устроить в этом здании «отдых граждан и туризм». Никакого проекта в КГИОП, как водится, не поступило. Дом пострадал не только от огня, в процессе тушения его еще и залили водой, обрушив кровлю.

Зато от разрушения был спасен легендарный дом князя Мурузи на Литейном проспекте, 24, где после перепланировки по всей высоте здания пошли сквозные трещины. На Каменноостровском проспекте фасад многострадального дома Циммермана, который страдал от неумелых ремонтных работ, тоже наконец привели в порядок: компании «Спецстрой» пришлось воссоздавать всю утраченную лепнину и очищать исторический «кабанчик».

Перспективные территории через обрушение

В конце октября 2020 года стройкомпания ЮИТ принялась избавляться от корпусов Выборгского парка общества конно-железных дорог. Компания намерена построить там жилье, ведь по документам депо построили в… 1971 году. Между тем конкой, конечно, пользовались до революции, и парк появился там в конце XIX века. Градозащитники обратились в суд. Странное «омоложение» дореволюционных зданий через кадастр, что позволяет их сносить, вообще стало привычным трендом для Северной столицы последних десяти лет.

Судьба трампарка №2 на Среднем проспекте Васильевского острова обеспокоила депутата ЗакСа Алексея Ковалева. Он заявил, что видел некое письмо Беглову от президента ООО «Глоракс» Андрея Биржина. В 2015 году корпорация Glorax Development уже вела со Смольным переговоры о создании тут 14 восьмиэтажных комплексов жилых апартаментов, гостиницы и подземной парковки. В новом письме якобы предлагается инвестировать 50 млрд рублей в развитие «депрессивных территорий», а именно: реконструкцию трамвайного парка №2 им. Леонова и комплексное развитие территории завода «Красный Треугольник».

«Красный Треугольник» (до обрушения)
«Красный Треугольник» (до обрушения)
© ИА REGNUM

По невероятному совпадению именно в 2020 году и упомянутый завод «Красный Треугольник» пришел в катастрофическое состояние. Комплекс зданий на Обводном канале годами страдал от пожаров и мародерства. Никаких действий со стороны властей не предпринималось — охрана если и была, то номинальная. В 2019 году ВООПИиК сообщал о налете злоумышленников, которые в майские праздники выламывали металлические балки, на которые опирается кровля исторического корпуса №8. В итоге в 2020 году она рухнула.

Читайте также: В Петербурге назвали преступлением обрушение крыши «Красного Треугольника»

Таким же образом в 2011 году рухнула крыша корпуса №4. Ранее в 2019 году был распилен и корпус №26 — здание оказалось частично уничтожено. Под угрозой корпус №22. «Разрушения происходят на фоне того, что КГИОП до сих пор не утвердил статус комплекса завода «Красный Треугольник» и его предмет охраны, в то время как историко-культурная экспертиза была проведена ещё в 2016 году», — заявляли в ВООПИиК.

Обрушенная крыша завода «Красный Треугольник» (фото — группа «Красный Треугольник» в соцсети)
Обрушенная крыша завода «Красный Треугольник» (фото — группа «Красный Треугольник» в соцсети)

Еще одним перспективным участком земли оказался клочок под Медсанчастью №1 завода им. Калинина на улице Одоевского, КГИОП отказался включить здание в реестр памятников. Экспертиза нашла в этом коррупциогенный фактор. Здание и участок компания «Петротрейд» приобрела за 671 тыс. рублей более десяти лет назад. Оно было возведено в 1950-х как дворцово-парковый ансамбль эпохи ленинградского неоклассицизма. Местные жители опасаются, что территорию застроят жильем. Международный совет по сохранению памятников и достопримечательных мест (ICOMOS) призвал власти Петербурга пересмотреть свое решение. По суду удалось добиться обеспечительных мер, а осенью суд признал отказ КГИОП вносить здание в реестр памятников незаконным.

Праздник архитектурного безумия

Отметился 2020 год в Петербурге и смелыми архитектурными проектами, от которых у Градсовета и местных жителей шевелились волосы на голове.

Одним из таких стал русский «диснейленд» — парк «Лукоморье», который собираются возводить в Царском Селе за 3 млрд рублей. Инвестором выступила компания «Светоч». Смольный выделил ей в аренду участок на Детскосельском бульваре, 13 в Пушкине. Тут к 2024 году собираются поставить аттракционы, кафе, соорудить систему озер и рек — и всё это за 12-метровым забором в виде плотного березняка, а попасть внутрь можно только через «золотые» ворота. Голландские дизайнеры из Jora Vision изначально задумали не просто ангар в березках, но и купола да башни с флюгерами, однако их пыл удалось слегка охладить. Но всё равно проект нарекли чудовищным «русским стилем через готику».

При работе с голландцами петербургские коллеги «зашли в тупик», хотя почему проект отдали иностранцам, так и осталось непонятным. Глава Комитета по градостроительству и архитектуре (КГА) Владимир Григорьев пресёк это обсуждение, подчеркнув, что в том или ином виде «Лукоморье» все равно появится. Некоторые архитекторы ставили под вопрос уместность использования имени Александра Пушкина ради коммерческой выгоды в таком ключе. Так, Евгений Герасимов предложил тому, кто хочет зарабатывать деньги на городской земле, сначала выкупить ее в собственность. Но даже тогда проект покажется ему неуместным, потому что он вторгается на территорию исторического Буферного парка, а местами здания развлекательного центра будут превышать разрешенную высотность.

Проект пятиэтажного торгового центра на площади Иоффе тоже сначала не пришелся по нраву Градостроительному совету. Здесь по заказу ГУП «Петербургский метрополитен» стройку будет вести ООО «Триумф Плюс». Согласно задумке, построенный в 1975 году вестибюль станции метро «Политехническая» исчезнет, а сверху нахлобучится 25-метровый торговый центр с подземной парковкой. Противники проекта назвали его «сараем», они недовольны, что будет уничтожен интересный надземный павильон «Политехнической», а целостность архитектурного ансамбля, состоящего из зданий Политеха, храма Покрова Пресвятой Богородицы и Дома служащих, нарушится. В 2001 году все эти здания были взяты под охрану как часть единого ансамбля.

Эскиз ТЦ у метро «Политехническая»
Эскиз ТЦ у метро «Политехническая»
ООО «Архитектурная мастерская Рейнберга и Шарова»

Депутаты Заксобрания попросили проверить бенефициаров проекта. Как это нередко бывает, в пользу ТЦ высказался глава КГА Григорьев. Студенты Политеха начали собирать подписи против «сарая», но Градсовет только отправил проект на доработку, по сути одобрив его.

Но, конечно, самым впечатляющим случаем лоббирования «новодела» является проект возведения 170-метровой колокольни рядом со Смольным собором. Ее эскиз появился не только во многих СМИ, но и в рекламе на автобусах. Стоит за этим организация под названием «Фонд содействия восстановлению объектов истории и культуры в Санкт-Петербурге», его создатели служат в «дочках» Газпрома. Объясняется проект тем, что в замысле Франческо Растрелли от 1750−1756 годов такая колокольня была. Однако нет никаких документальных материалов, которые позволили бы ее «воссоздать»: авторская модель монастыря относится к промежуточному варианту. Объемных чертежей тоже нет и быть не может, как и «окончательного» варианта Растрелли. Кроме того, очевидно, что архитектор отказался от колокольни, так как заменил четыре малых головы Смольного собора на четыре звонницы.

Смольный собор
Смольный собор
Дарья Драй © ИА REGNUM

«Я считаю, что заново строить то, что никогда не было построено, было бы несколько авантюрно. Поэтому отношусь к идее постройки внове этой колокольни резко отрицательно», — заметил заведующий кафедрой теории и истории архитектуры Академии художеств им. Репина Андрей Пунин. Председатель Ассоциации экспертов по проведению государственной историко-культурной экспертизы Михаил Мильчик назвал это недопустимым «исправлением истории». Единогласно против колокольни проголосовал и Национальный научный комитет по культурным ландшафтам Национального комитета ICOMOS России.

Эскиз колокольни у Смольного собора
Эскиз колокольни у Смольного собора
Фонд содействия строительству культовых сооружений РПЦ

Впрочем, строительство колокольни поддерживают архитекторы Рафаэль Даянов, Михаил Мамошин и директор ООО «Ленстройуправление» Владимир Трушковский, которые тоже являются членами ICOMOS, а последний также входит в состав Совета ICOMOS Петербурга.

Танцы с бубнами

Продолжают кипеть страсти вокруг Дома Басевича — исторического здания 1912 года постройки на Большой Пушкарской, 7, где после сноса собираются возвести многоэтажные апартаменты для Академии танца Бориса Эйфмана. Местные жители и градозащитники несколько лет борются за сохранение здания.

Академия танца обвиняла противников стройки в истерии и клевете, она считает, что весь 2020 год некоторые городские активисты и депутаты вели «целенаправленную кампанию» против Бориса Эйфмана, причем распространяемые в сети сведения «порочат честь и достоинство всемирно известного хореографа и возглавляемых им организаций».

В ответ петербургский филиал ВООПИиК назвал это «ложной информацией», подчеркнув, что петербуржцы не занимаются «истерией», а искренне возмущены уничтожением исторического наследия. Градозащитникам также кажется, что «конституционные права граждан вообще вызывают неприкрытое раздражение» у руководства Академии танца, так как три одиночных пикетчика 1 сентября возле академии, «оказывается, портили праздник первоклассникам». «Администрации Академии следовало бы задуматься, скольким тысячам петербуржцев портит жизнь проталкиваемый проект сноса Дома Басевича», — считают в обществе охраны памятников.

Дом Басевича (фото — Архитектурный сайт Санкт-Петербурга)
Дом Басевича (фото — Архитектурный сайт Санкт-Петербурга)
Citywalls.ru

Печальное положение Дома Басевича осложняется тем, он периодически горит. Вот и в июле случился очередной пожар: градозащитники подозревают, что здание поджигают специально, дабы довести его до аварийного состояния, не подлежащего восстановлению.

В августе рабочая группа КГИОП одобрила проект сноса. Сохранить предложили только пять этажей фасада лицевого корпуса. За снос также выступил соратник спикера ЗакСа Вячеслава Макарова, единоросс Юрий Гладунов, который ранее возглавлял Петроградский район. Должно было состояться общественное обсуждение демонтажа исторического дома, но мероприятие отменили — согласно официальной версии, из-за пандемии коронавируса.

Борьба с эпохи неолита

В Петербурге не только сносят, но и строят. И 2020 год не стал исключением для громких проектов. В панику ввергло градозащитников известие о том, что «Газпром нефть» намеревается все же застроить Охтинский мыс офисным зданием. Оно будет не таким высоким, как скандальный «Охта центр», который под общественным давлением удалось отменить, перенеся проект в Лахту, но все это время градозащитники мечтали о археологическом музее на Охте.

Раскопки же обнаружили на этом месте артефакты эпохи допетровской крепости Ниеншанц XVII века и более раннего периода до возникновения Петербурга — участки культурного слоя неолита и раннего металла V—II тысячелетий до н.э., грунтового могильника XVI—XVII веков. Музей так и не появился, хотя «Газпром нефть» выкупила территорию еще в 2006 году для своего небоскреба.

Теперь компания намерена разместить тут «хрустальный корабль» японского архитектурного бюро: это комплекс из двух зданий высотой 28 метров. На четырех охраняемых государством зонах строительство вестись не будет. Их площадь составляет не более 0,8 га, или чуть более 15% от общей площади проекта. Приказ Минкультуры, по которому только малая часть Охтинского мыса подлежит охране, так и не был опубликован. В августе Верховный суд встал на сторону Минкультуры и разрешил застроить Охтинский мыс. Позицию министерства поддержал и КГИОП.

Проект офисного комплекса на Охтинском мысе (эскиз)
Проект офисного комплекса на Охтинском мысе (эскиз)
«Газпром нефть»

Внезапным поворотом в этом сюжете стал комментарий Владимира Путина, который в декабре вдруг заявил, что ему нравится идея археологического заповедника на Охтинском мысу. Правда, он не знает, достаточно ли для этого артефактов, но задумка интересная. С инициативой о создании заповедника на этой территории выступил член СПЧ Константин Михайлов. Какова будет дальнейшая судьба уникальной территории, пока непонятно.

Читайте также: В Петербурге «Газпром нефть» хочет построить «хрустальный корабль»

Впрочем, если вопрос сохранения наследия на Охте снимется с легкой руки главы государства, петербуржцам будет еще о чем поволноваться: новый небоскреб угрожает теперь спокойной жизни в Московском районе. 460-метровое здание собираются возвести на месте нынешней гостиницы «Россия» на площади Чернышевского, вблизи Московского парка Победы. Губернатору Беглову уже написали противники проекта, указав, что, по их мнению, втискивать туда небоскреб — опасно не только для самого сооружения, но и для соседних зданий советской постройки.

Кроме того, стройка может нарушить охранную зону и фактически уничтожит среднеэтажный ансамбль Московского проспекта с охраняемыми ЮНЕСКО историческими панорамами, включающими Чесменский дворец и Воскресенский Новодевичий монастырь. Небоскреб даже может нарушить «небесную линию» Петербурга из-за близости к центру с доминантами в виде Адмиралтейства, Петропавловского и Исаакиевского соборов, за сохранение именно этой линии, напомним, боролись противники «Охта центра». Учитывая, что по соседству недавно снесли СКК, и там разворачивается еще одна мегастройка, жители снова могут пойти протестовать на улицы.

Читайте также: В Петербурге вместо «России» построят небоскрёб

Читайте развитие сюжета: В центре Петербурга с исторических зданий обрушилась лепнина