Государства становятся в очередь к тем, кто заявил себя потенциальным производителем вакцин, и «те» (их сейчас одиннадцать) пользуются ситуацией для повышения своего политического значения в интересующих их регионах. Так, например, Китай еще 24 августа объявил, что предоставит пяти странам Юго-Восточной Азии, включая Камбоджу, Лаос, Мьянму, Таиланд и Вьетнам, приоритетный доступ к вакцине, как только она будет полностью разработана. И как-то очень трудно не увязать этот сеанс щедрости с фактом подписания 15 ноября соглашения о Региональном всестороннем экономическом партнерстве (RCEP), участниками которого стали эти пять стран: Китай «привязывает» к себе союзников страхом перед пандемическим будущим человечества.

Вакцина
Вакцина
Иван Шилов © ИА REGNUM

США очень своевременно, еще в апреле, инвестировали в разработку вакцин полтора миллиарда долларов, провели грязную, но грамотную пиар-кампанию, и результат налицо: уже 14 стран утвердили использование в экстренных случаях (EUA) американского «тозиномера» (вакцина Pfizer-BioNTech). В том числе и такие «рекордсмены по толщине кошелька», как Катар, Кувейт и Бахрейн. Они же — финансовые лидеры Ближнего Востока.

Россия тоже заявила об «очереди» на ее «Спутник V», но куда интереснее тот факт, что она «подвязывает» своих партнеров не обещаниями поставок, а предложениями совместного производства вакцин, на что уже согласились Китай, Индия, Южная Корея, Казахстан, Венгрия etc. А сейчас обсуждает совместное производство уже и с Германией.

Российская вакцина от коронавируса «Спутник V»
Российская вакцина от коронавируса «Спутник V»
gamaleya.org

Ну, а Евросоюз стимулировал создание COVAX, «Глобального механизма по обеспечению доступности вакцин против COVID-19», который уже сейчас объединяет 172 страны. Всё это дает возможность предположить, что мерзкие события начала года, когда евространы «из горла» вырвали друг у друга медицинское оборудование и защитное снаряжение, ныне не повторятся. Зато борьба будет нескучной.

В этой борьбе будут свои лидеры, свои аутсайдеры и свои недоумки. До боли обидно, но первый пример «неумности» подала моя Украина, власть которой полностью увязала свои вакцинные перспективы с политическими соображениями.

Хотя, что поделаешь, — была команда. Посольство США в Киеве объявило, что «Украина НЕ будет покупать российскую вакцину от COVID», украинский министр здравоохранения Степанов взял под козырек и начал объяснять народу, что эта вакцина «не прошла клинических испытаний на безопасность».

Вакцинация против COVID-19
Вакцинация против COVID-19
Dzhmao.ru

Это было в октябре. Сейчас на исходе декабрь, но до настоящего времени НИ ОДИН из производителей НЕ закончил третьей фазы клинических испытаний. И ВСЕ существующие вакцины пока разрешены EUA — для использования в экстренных случаях. И так будет происходить еще долго: потому что самые продвинутые снадобья, тот же «тозиномер», преподносят неприятные сюрпризы. Как минимум у восьми человек, получивших с 4 по 22 декабря вакцину от COVID-19 производства Pfizer-BioNTech имела место анафилактическая реакция. Это много, потому что аллергия на вакцину в практике встречается, но крайне редко, примерно одна на миллион доз. Здесь же восемь реакций на 272 тысячи вакцинаций.

Так что поиски министром Степановым «абсолютно безопасной вакцины» — это либо глупость, либо исполнение команды «внешнего управления». К сожалению, это «оправдание» подхватили на самой верхотуре украинской власти. Президент Владимир Зеленский в недавнем интервью для The New York Times ничтоже сумняшеся заявил: «Мы не должны допускать того, чтобы Украина принимала российскую вакцину, которая не прошла все испытания. У нас с вами нет реальных доказательств, что эта вакцина имеет стопроцентный положительный эффект. Более того, я не могу взять ответственность за вакцину, последствий действия которой мы не знаем. Украина прежде всего основывает свое решение на том, чтобы выбрать безопасную вакцину». Ну, нет сейчас такой вакцины!

Президент Украины Владимир Зеленский
Президент Украины Владимир Зеленский
President.gov.ua

Кроме того, украинский президент, если и знает, то думать не хочет о том, о чем сейчас трубят все мировые специалисты, — о «холодовой цепи» для вакцины. Она должна храниться при очень низкой температуре. Для транспортировки препарата нужно создать сложную и дорогостоящую систему, предполагающую наличие складов с возможностью глубокой заморозки в аэропортах, транспорта с холодильниками и оборудованных нужным образом пунктов вакцинации. Нет даже смысла задаваться вопросом: существует ли это на Украине? Зато есть смысл помнить: уже сейчас признают, что «в настоящее время не менее 25% вакцин поступают в деградированном состоянии из-за проблем с холодовой цепью».

Для Украины выхода два: или вакцина с щадящими условиями хранения, или предельно короткое «транспортное плечо». Обоим условиям отвечает российская вакцина, существующая в двух видах: в замороженном виде (жидкая «Гам-КОВИД-Вак», температура хранения — не выше минус 18 °С) и лиофилизированном виде (порошок «Гам-КОВИД-Вак-Лио», температура хранения от плюс 2 до плюс 8 °С). Для сравнения: температура хранения Pfizer-BioNTech — минус 70 °C.

Вакцина компании Pfizer
Вакцина компании Pfizer
U.S. Secretary of Defense

Вопрос «транспортного плеча» вообще можно минимизировать наладкой совместного производства, организацию которого в украинском Харькове «выбил» из Владимира Путина крестный отец его дочери Виктор Медведчук. Но Медведчук — это еще и лидер партии «Оппозиционная платформа — За жизнь», которая, судя по рейтингам, уже «наступает на пятки «Слуге народа» и самому Зеленскому. Такой персоне отдавать пьедестал национального кумира антикоронавирусной борьбы политически самоубийственно, поэтому Зеленский предпочел рыскать по миру в поисках идеальной вакцины.

И сразу понял, что там он никому не нужен. Украина, как и основная масса остальных государств-лузеров, находится в списке COVAX, который обещает бесплатную вакцину для 20% населения. Министр Степанов рассчитывает получить ее к концу первого полугодия 2021 года. Да и то не факт: по отзвукам, доносящимся с берегов Женевского озера (во всяком случае, до меня), наиболее реальный срок начала поступления COVAX-вакцин — зима 2021/22 годов. То есть в лучшем случае полгода, в худшем — год, Украине придется быть с вирусом «наедине». Поэтому украинская власть отказывается и от поставок, и от совместного производства, предпочитая выходить на рынки в поисках идеальной вакцины.

Но беда в том, что там ее мало кто ждет. Специалисты уверены, что «спрос по-прежнему будет значительно превышать предложение — проблема, которая будет сохраняться в течение 2021 года». А Украина уже мало интересует «цивилизованный Запад» — всё, что можно от нее получить, он уже получил. Это понимает даже украинский президент: «Я столкнулся с тем, что утрачены позиции Украины в мире и Европе с точки зрения приоритетности стран. Мы не входим в список стран, которые первыми получают вакцину». А его предположение, что «США и Великобритания сегодня могли бы очень сильно повлиять на то, чтобы Украина была в приоритете стран Европы, получающих вакцину первыми», ничего, кроме скепсиса, вызывать не может.

А еще Зеленский понимает, что «объяснить украинскому обществу, почему, если Америка и Европа не дают тебе вакцину, ты не должен брать ее у России, — любому человеку, который умирает, объяснить это невозможно».

Поэтому, если не произойдет чуда европейской благотворительности, перед Владимиром Александровичем есть два пути: либо вспомнить, что он лидер украинского народа, либо безмятежно наплевать на перспективу каких-либо объяснений. Поскольку для него политика откровенно доминирует и над медицинскими, и над гуманистическими соображениями.