Две трети нижегородцев готовы сделать прививку от коронавируса, но верят в ее эффективность меньше половины. Такие данные по итогам социологического опроса опубликовал Институт проблем социального управления по итогам исследования «Нижегородцы о COVID-19 и вакцине» 25 октября.

Вакцина от коронавируса
Вакцина от коронавируса
Mzdrav.rk.gov.ru

Следите за развитием событий в трансляции: «Коронавирус в России: ожидание вакцины и лекарств»

Нижегородцев спросили: готовы ли они сделать прививку от коронавируса, и 11,4% ответили, что «привьются при первой возможности». Треть — 36,6% — сказали, что пройдут вакцинацию, «если увидят доказательства ее эффективности». Еще 20,5% готовы на прививку, если на этом будет настаивать работодатель.

«Итого готовы сделать прививку при соблюдении некоторых условий 66,3% опрошенных», — говорится в исследовании.

При всей готовности прививаться от коронавируса, в эффективность российского препарата верят менее половины опрошенных.

«40,5%: безусловно — 14%, склонны верить — 26,5%. Наиболее категоричными в оценке «верю — не верю» оказались полярные возрастные группы. В категории 18−25 лет 64,1% не верят, причем 42,3% — категорически. А в двух старших категориях (условно 56+) верят в действенность вакцины более половины опрошенных», — пишут авторы.

По мнению главы Института проблем социального управления Максима Лубянова, сравнение полученных результатов с прошлыми исследованиями выявило интересную динамику.

«Два ответа показали максимальные результаты за всё время мониторинга. И это диаметрально противоположные мнения. Тех, кто испытывает чувство страха перед эпидемией, оказалось 16,3%. Интересно, что предыдущий максимум — 13,7% — зафиксирован 28 января, когда о возможности эпидемии только начинали говорить. В самый разгар пандемии в марте и апреле таких было гораздо меньше, на уровне 8−10%. Другую динамику — постепенного увеличения — демонстрировало мнение скептиков: от 5% в январе до 13,9% в октябре. Можно предположить, что на такую поляризацию повлияла жизнь в состоянии постоянного стресса и угрозы заражения», — сказал социолог.