«Во славу Господа и в память об этих британских офицерах и солдатах, павших во время Великой войны и похороненных в других местах северной России». Royal Navy. Captain Cromie. F.N.A.

Френсис Кроми — герой-подводник, британский морской атташе, шпион и диверсант. Очень напоминает героев бондианы
Френсис Кроми — герой-подводник, британский морской атташе, шпион и диверсант. Очень напоминает героев бондианы
«Во славу Господа и в память об этих британских офицерах и солдатах, павших во время Великой войны и похороненных в других местах северной России» написано на плите в Архангельске, хотя Ф. Кроми ни дня не воевал на Севере России
«Во славу Господа и в память об этих британских офицерах и солдатах, павших во время Великой войны и похороненных в других местах северной России» написано на плите в Архангельске, хотя Ф. Кроми ни дня не воевал на Севере России

Гранитная плита не мокнет под дождем — не лондонским, северным. В центре Архангельска, бывшего полтора года базой интервентов, на Вологодском кладбище, выстриженная под английский газон поляна. Местами зелень травы прорывают гранитные «зубы» — могильные памятники. Это английский военный мемориал, где с 1918 года хоронили английских, американских, французских, канадских интервентов. В 1930-е западные правительства вывезли останки своих солдат, но британцы остались. Солдаты империи, «над которой никогда не заходит солнце», покоятся в земле, за которую погибли по воле короля.

У Джеймса Бонда много прототипов, в том числе Сидней Рейли, родившийся в Одессе с фамилией Розенблюм английский разведчик, работавший и погибший в России. Почему Ян Флеминг рассказывал как о прототипе Бонда о пожилом и лысеющем Рейли, а не о блестящем офицере Френсисе Кроми, покорителе женских сердец, лучшем подводнике Балтики Первой мировой и смелом разведчике — загадка. Флеминг, как и Кроми, работал в морской разведке, Кроми портретно похож на героев бондианы — но как в разведке без загадок?

Денис Козлов, историк военно-морского флота: «Френсис Ньютон Аллан Кроми родился в 1882 году в Ирландии в семье офицера Хемпширского полка (впоследствии генерального консула в Дакаре) и дочери шерифа полиции в Пемброкшире. На флоте — с 1898 года, в 1900—1901 годах участвовал в боевых действиях в Китае. С 1903 года офицер подводного плавания, в возрасте 28 лет возглавил флотилию учебных лодок типа «А» в Девенпорте. …принимал участие в боевых действиях в Северном море в должности командира подводной лодки Д6. С августа 1915 года, командуя Е 19, воевал на Балтийском море, где стал самым результативным командиром-подводником, уничтожив девять транспортных судов (20 брутторегистровых тонн) и крейсер. В январе 1918 года назначен британским военным атташе в Петрограде. 31 августа 1918 года застрелен чекистами во время проводимого обыска в здании британского посольства в Петрограде. Кавалер ордена «За выдающиеся заслуги», российского ордена Св. Георгия 4-й степени. Отличался представительной внешностью, галантными манерами, отсутствием вредных привычек и редкой самодисциплиной» (1).

Сторонники красных и белых сходятся, что кэптен Кроми — герой-подводник. Важнейшим его качеством очевидцы считают хладнокровие и романтичность — опасное сочетание. В феврале 1906 года, когда за борт в ледяную воду свалился его товарищ, он бросился его спасать. В 1915 году Ф. Кроми, командир британской подлодки Е19, действующей в составе русского Балтийского флота, пошел, несмотря на вражеский эсминец, в повторную атаку с 6 кабельтовых на недобитый немецкий крейсер «Ундина». Хладнокровие или романтический порыв? Разведчиком и морским атташе он получал из Лондона нерешаемые задачи, в конце жизни став опаснейшим врагом советской власти. Коммандер Кроми собирался убить Ленина, потопить Балтийский флот, прямо из Генмора — Главного морского штаба большевиков — получал разведывательную информацию. Но самой успешной его операцией была английская интервенция в Архангельск.

Подводная лодка Е-19, на которой в Первую мировую войну на Балтике воевал Ф. Кроми
Подводная лодка Е-19, на которой в Первую мировую войну на Балтике воевал Ф. Кроми

Интервенция на Севере России

Георгий Ермолаевич Чаплин, капитан 2-го ранга, организатор белого переворота в Архангельске 1 августа 1918 года: «С захватом власти большевиками и с подписанием Брестского мира стало ясно, что Россия в войне более участвовать не сможет…

Благодаря моей службе в начале войны на английских подводных лодках… вдруг был срочно вызван кап.1 ранга Кроми в английское посольство… мне рассказали следующие новости:

  1. Получен от контрразведки ряд фотографий… доказывающих существование договора, по которому большевики обязуются передать немцам ряд лучших судов нашего флота. Этому, по мнению союзников, надо было воспрепятствовать во что бы то ни стало.
  2. Получены сведения о намерении немцев занять на Мурмане бухту Печенгу, для устройства там базы для подводных лодок.
  3. Союзные представители… разочарованы в… «народной» армии… и считают необходимым создание новой силы, на которую они могли бы действительно положиться.

…Мне было предложено взорвать теперь же все лучшие суда нашего флота, организовать теперь же систематическую порчу всех железных дорог и железнодорожных мостов… и ряд других, дорого стоящих России, выступлений.

После долгих переговоров остановились на следующем решении:

а) мною будут приложены все усилия к созданию на судах организации, которая в случае передачи судов немцам суда эти взорвет…

Тогда же мною было поставлено, а союзниками принято, непременное условие занятия ими также и Архангельска… для создания Белой армии… После ряда совещаний с кап.1 ранга Кроми, бывшим у союзников душой всего предприятия, мы остановились на следующем плане действий: я отправляюсь в Мурманск и Архангельск, где подготовлю восстание и сформирую первые белые части» (2).

Потопление Балтийского флота

Крайнее беспокойство охватывало лордов британского Адмиралтейства, когда возникал риск захвата немцами русских линкоров на Балтике и в Черном море. Небезосновательно — даже при количественном преимуществе англичан над немцами в линкорах чаша весов колебалась, а тяжелое поражение английского флота могло привести к проигрышу в войне. Поэтому первым делом морского атташе было потопить русские линкоры.

Денис Козлов, историк военно-морского флота: «В апреле (1918 г) Кроми писал шефу британской морской разведки: «Я полагаю, что флот в Кронштадте находится отнюдь не в безопасности, но об уничтожении его не может быть и речи, если Развозов не возвратится к командованию». …А пока британскому морскому агенту приходилось искать другие ходы — вплоть до поиска наемных вредителей. 23 апреля Кроми докладывал Холлу: «У меня есть надежда, хотя и слабая, оплатить несколько тяжелых аварий в Кронштадте»… на подобные расходы в распоряжении морского атташе Адмиралтейство выделило полтора миллиона фунтов стерлингов, хранившихся в английском посольстве в Петрограде» (3).

Шпионаж в большевистском Морском штабе

Морской шпионаж кажется не слишком ярким делом для морского офицера, но информация о противнике, как воздух — незаметен, но без него жизни нет.

Денис Козлов, историк военно-морского флота: «При деятельной поддержке со стороны британской морской разведки… в апреле — мае 1918 года в Петрограде была создана законспирированная организация «ОК». Ее костяк составили офицеры флотской разведки и контрразведки во главе с Окерлундом, который в 1915—1917 годах в чине лейтенанта возглавлял морскую разведку в Скандинавии… Окерлунд установил связи с сотрудниками МГШ… начальником регистрационной службы Виноградовым, его заместителем Левицким, начальником… контрразведывательного отделения Абрамовичем. Руководитель организации поддерживал связь лично с Кроми и фактически действовал под его контролем. Развединформация для англичан передавалась в телеграммах, адресованных в Стокгольм… Организация ОК была раскрыта… в октябре 1918 года. В докладной записке ВЧК… «Регистрационная служба в совокупности с Морским контролем Генмора является филиальным отделением Английского Морского Генштаба» (4).

Арест Ленина

Самой авантюристичной, даже в годы революции, стала попытка ареста большевистского правительства в Кремле с помощью латышских стрелков. Здесь Кроми сам выкопал яму себе и своей организации. Время было сжато до предела, каждую минуту выбор: дело или безопасность. Нет сомнений, что выбирал Кроми. Провал в таких условиях был вопросом времени. Привела к нему начатая еще в мае 1918 года операция ВЧК, лично руководимая Ф. Дзержинским. Англичане и их русские подопечные проводили встречи в латышском клубе Петрограда. С офицером, которому Кроми доверял, в клубе познакомился «поручик» Шмидхен, на самом деле чекист Ян Янович Буйкис. После двухмесячных встреч-застолий офицер познакомил «подпоручика» с британским разведчиком, который даже не проверил латыша. Атташе отправил Шмидхена к британскому представителю при Совнаркоме и руководителю антибольшевистского заговора в Москве Роберту Локкарту, дав личное рекомендательное письмо.

Роберт Локкарт, английский дипломат и разведчик: «Смидхен принес мне письмо от Кроми, которое я тщательно проверил. Я держался постоянно начеку, опасаясь провокаторов, но убедился в том, что письмо это, несомненно, написано рукой Кроми. В тексте письма имелась ссылка на сообщения, переданные мной Кроми через посредство шведского генерального консула. Типичной для такого бравого офицера, как Кроми, была также фраза о том, что он приготовляется покинуть Россию и собирается при этом сильно хлопнуть за собой дверью… В заключительной части письма Смидхен рекомендовался мне как человек, услуги коего могут мне быть полезными» (5).

Роберт Локкарт, британский представитель при Совнаркоме и руководитель антибольшевистского заговора летом 1918 года
Роберт Локкарт, британский представитель при Совнаркоме и руководитель антибольшевистского заговора летом 1918 года

Р. Локкарт, считая Шмидхена проверенным, поручил ему установить связь с командованием латышей, охранявших Кремль. По версии Р. Локкарта, Сидней Рейли уговаривал его после захвата Кремля убить Ленина, но тот отказался. По версии ЧК, Локкарт сам требовал этого от Шмидхена. Чекисты «подвели» к британцу командира кремлевского латышского дивизиона Э. Берзиня. В результате «заговор послов» был раскрыт, но 30 августа 1918 года Фанни Каплан стреляла во Владимира Ленина, а в Петрограде был убит председатель ПетроЧК С. Урицкий. Чекисты искали связь между англичанами и терактами, Р. Локкарта арестовали, прямых улик не нашли и, по совету Наркоминдела, отпустили.

Сидней Рейли (Розенблюм), грузный и лысеющий. С большим трудом в нем можно угадать прототип Джеймса Бонда
Сидней Рейли (Розенблюм), грузный и лысеющий. С большим трудом в нем можно угадать прототип Джеймса Бонда

Гибель

31 августа 1918 года ЧК нагрянула в английское посольство в Петрограде. Английская медсестра Мэри Бритнеева вспоминала: «В 4 часа пополудни 31 августа Кроми… зашел за письмом в канцелярию… Пока Кроми отсутствовал, все остальные были взяты под прицел несколькими людьми, ворвавшимися в посольство… Когда Кроми вышел из канцелярии, он не мог видеть разворачивающейся внизу драмы. Все это время один из незваных гостей поднимался по лестнице и наверху почти столкнулся с Кроми. Очевидно, они узнали друг друга, и внезапно Кроми, оттолкнув русского, устремился вниз. Русский, оставшийся наверху, достал пистолет и выстрелил в убегавшего кэптена. …Едва спустившись вниз, Кроми, смертельно раненый, упал…» (6).

Газета «Известия» писала по-другому: «тов. Геллер с комиссаром Полисенко и помощниками, а также отрядом разведчиков, в 5 часу вечера отправился в здание посольства… Разведчики были вынуждены открыть огонь, которым был убит один из стрелявших. Убитый оказался морским атташе Кроми, как потом выяснилось, он первый открыл огонь…» (7).

И тут романтизм (или легкомыслие?) Кроми еще раз, как в случае со Шмидхеном-Буйкисом, показал свою обратную сторону — чекисты захватили большое количество документов, в том числе списки белого подполья. Это был провал, а не героическая смерть.

Здание британского посольства, на лестнице которого был убит 31 августа 1918 года морской атташе Ф. Кроми
Здание британского посольства, на лестнице которого был убит 31 августа 1918 года морской атташе Ф. Кроми

С помощью голландского посольства тело Френсиса Кроми было похоронено на Смоленском кладбище Петрограда. А могильная плита, по желанию британской стороны, вдруг очутилась в Архангельске, на английском воинском мемориале. И российские, и английские военные отдают во время церемонии на воинском мемориале честь в том числе и организатору интервенции на Русский Север. Историк Гражданской войны и интервенции 1918−1920 гг. Владислав Голдин считает появление памятной доски в честь командера Ф. Кроми, ни дня не воевавшего на Севере России, «операцией» англичан. Если так, то это дело рук двух спецслужб — одной, увековечившей Френсиса Кроми там, где он подготовил вторжение, и другой — напомнившей, что и смелого разведчика настигнет пуля чекиста.

Прямых доказательств, что роман о Джеймсе Бонде писали с Френсиса Кроми, нет. Роберт Локкарт спустя многие годы рассказывал о Сиднее Рейли Яну Флемингу, задумывавшему Джеймса Бонда, перепутав или объединив его с Ф. Кроми. Или Флеминг что-то напутал в рассказе Локкарта, кто разберет?

И еще. Как признает большинство историков, не было бы интервенции, не было бы дикого ожесточения Гражданской войны. Были бы локальные вспышки сопротивления большевикам. Поэтому в гибели десятков и сотен тысяч русских на войне есть вина блестящего кавалера и героя — подводника Френсиса Кроми, защитника интересов Британской империи за русский счет.

Мемориальная плита с фамилией Ф. Кроми (нижняя строка) на британском военно-мемориальном кладбище в Архангельске
Мемориальная плита с фамилией Ф. Кроми (нижняя строка) на британском военно-мемориальном кладбище в Архангельске

Примечания:

  1. Д. Ю. Козлов. Британские подводные лодки в Балтийском море. 1914−1918 годы. СПб. 2006. С.169
  2. Белый Север. Мемуары и документы. Составитель В. И. Голдин. В 2 томах. Архангельск. 1993. Т.1. С.46−48
  3. Д. Ю. Козлов. Британские подводные лодки в Балтийском море. 1914−1918 годы. СПб. 2006. С.151
  4. Там же. С.172
  5. Р. Локкарт. Буря над Россией. 1917−1918. Исповедь английского дипломата. М. 2017. С.370
  6. Д. Ю. Козлов. Британские подводные лодки в Балтийском море. 1914−1918 годы. СПб. 2006. С.153
  7. Н. Николаев. Георгиевский кавалер и британский шпион. 21.07.2020 г.

Читайте ранее в этом сюжете: «Многажды совравшие»: «Радио Свобода»★ зовет интервентов на Север России