«А еще у нас в деревне Наволок живет дочь партизана Жанна Диомидовна Замятина. Ей 78 лет, но энергии на всех хватит, — продолжила рассказ о местных достопримечательностях хранитель музея патракеевской школы Наталья Николаевна Баландина. — Можно сходить к ней в гости, но лучше, мне кажется, пригласить ее к нам в школу.

Группа партизан отряда «Полярник» во время перехода через болото. Июль 1943 года. Карелия
Группа партизан отряда «Полярник» во время перехода через болото. Июль 1943 года. Карелия
Государственного архив Архангельской области

Конечно, интересно. Только пусть возьмет старые фотографии и документы отца — если есть, мы опубликуем. Газетных статей можно не брать».

Жанна Диомидовна Замятина — дочь партизана, внучка моряка, племянница штурмана
Жанна Диомидовна Замятина — дочь партизана, внучка моряка, племянница штурмана
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Получилось наоборот. Газетных вырезок Жанна Диомидовна принесла несколько, а документов — ни одного. И понятно — партизанские отряды формировали и готовили чекисты, какие документы? Фотографий несколько, все довоенные. В объектив смотрел отец — спортивного вида и среднего возраста, уверенный в себе человек с «характером».

Майзер Диомид Георгиевич родился в деревне Лопшеньга, Архангельского уезда Архангельской губернии. Член РКП (б) с 1918 года. До Великой Отечественной войны работал военруком в школе Приморского района (по другим данным преподавал историю). В июне 1942 года вступил в партизанский отряд «Полярник», был его комиссаром с 18 июня 1942 г. по 1 июня 1944 г. Награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды, медалью «Партизану Отечественной войны 1 степени». Умер в 1970 году.

Семья Майзеровых с маленькой Жанной. Фото 1944 года
Семья Майзеровых с маленькой Жанной. Фото 1944 года
Личный архив Ж.Д.Замятиной

Жанна Диомидовна Замятина: «До войны мой отец работал военруком. Не знаю уж, были ли у него связи с «органами», но его призвали в инструкторы по подготовке партизанских отрядов, которые формировались чекистами. Может потому, что военрук умел, учил ходить на лыжах, стрелять. Его фамилия была Майзеров, необычная для русских, но родом он был из Лопшеньги, деревни на Летнем берегу Белого моря — там много Майзеровых. Когда его призвали, фамилию сделали Майзер. Может, для заброски в тыл противника так было удобнее — фамилия почти немецкая. Партизанский отряд «Полярник», где он был комиссаром, был не такой, как отряды, например, в Белоруссии. Он выполнял задания без поддержки населения — за линией фронта местные финны были настроены очень враждебно. Потому рассчитывать приходилось на свои силы в продовольствии, в боеприпасах, на случай ранения».

Андрей Кирошко, журналист: «В самом начале 1942 года руководство Карело-Финской АССР обратилось с просьбой о помощи в Архангельский обком ВКП (б)… Дело было поручено областному управлению НКВД… Подготовка партизан велась в деревне Лявле. Боец отряда Петр Лысков писал: «19 Февраля 1942 года. Выдано оружие: старинные английские пулеметы «льюис» и немецкие винтовки. Винтовки все заржавели, даже у некоторых отверстия заросли. Чистили дня по три». Прибыв 19 июня в Ковдозеро «Полярник» стал действовать на Кандалакшском направлении… приходилось дважды пересекать линию фронта, преодолевать расстояния до 600 километров. Партизаны несли на себе оружие, боеприпасы, продовольствие… общим весом до 40 кг на человека… Походный паек — сто граммов сухарей, чайная ложка сахарного песку, 30 граммов сала и гороховый суп в концентратах… базу организовали в четырех километрах от поселка Ена. Она… получила название Шуми-городок. В густом сосновом лесу партизанских землянок не было видно…»

Диомид Георгиевич Майзеров — член РКП б) с 1918 года
Диомид Георгиевич Майзеров — член РКП б) с 1918 года
Личный архив Ж.Д.Замятиной

Жанна Диомидовна не рассказывает в красках, как воевал отец. Иногда слушаешь чей-то рассказ, все складно, с деталями, а потом обнаруживаешь его в книге. Видимо этого стеснялась Жанна Диомидовна, не желая показаться неискренней. Некоторые документы отряда «Полярник» опубликованы, статьи написаны — читайте.

Из дневника комиссара партизанского отряда «Полярник» Д. Г. Майзера.

«1942 год. 25 сентября. Бывший заключенный Смирнов в эту ночь дважды уснул на посту, кроме того, он симулянт… провели через фельдшера медосмотр и, убедившись в его виновности (в сне на посту он сознался), решили расстрелять. Приказ о расстреле зачитали перед строем отряда. Приказ Евгеньевич привел в исполнение…

Кривов сообщил приятную для меня новость: моя жена М.М. родила дочь и назвала Жанной. Меня друзья поздравляли и качали.

27 декабря… Прибыли Павлов и Афанасов со своей группой. Задание не выполнили — не дошли до объекта… группа имеет потери: один взорвался на летней финской мине, один умер от истощения и трех человек оставили в пути, не могущих дальше двигаться… Я и другие товарищи были чрезвычайно возмущены таким отношением к человеку, послали для оказания помощи группу Костылева, который в 18 км от лагеря нашел два обнявшихся замерзших трупа. Картина потрясающая. Это лежит на совести командования группы.

31 декабря пришел оставшийся от группы Полякова командир взвода Сажин с четырьмя человеками. Оказалось, что два человека слабых он оставил так же в пути, как Павлов. Сажину дали немного времени отдохнуть и послали на помощь оставшимся товарищам… Двое суток стоял мороз свыше 30 градусов… Сажин нашел своих двух бойцов, которых оставил при выходе. Оба товарища найдены мертвыми в шалаше. Люди умерли от голода…».

Бойцы партизанского отряда «Полярник» перед лыжной тренировкой на базе архангельского областного управления НКВД. Деревня Лявля, Приморского района, Архангельской области. Фото 1942 года
Бойцы партизанского отряда «Полярник» перед лыжной тренировкой на базе архангельского областного управления НКВД. Деревня Лявля, Приморского района, Архангельской области. Фото 1942 года

У дочери партизана «быстрая» голова, немногословная речь «ответственного работника», внимательный взгляд. Слушая вопросы и советы, нет сомнения, что она делит их на 12. Манеры копирует с отца, как она его представляет — комиссара и чекиста. Только позднее узнал, и не от нее, что Диомид Георгиевич выполнял задания на границе с Персией. Так прошла по жизни, как и мать — не укоряя отца, любя его. Может и семейная жизнь не заладилась, что в уме всех сравнивала с отцом.

Наиболее характерные операции, проведенные отрядом: «Группа партизан численностью 18 человек под командованием комиссара отряда тов. Майзера 22 июля 1942 года выступила с задачей уничтожить гарнизон противника на 11-м разъезде и сжечь станцию. Не доходя 3 км до станции, партизан обнаружили финские охотники. Тов Майзер… принял смелое решение стремительно, без разведок, атаковать гарнизон… Ускорив шаг группы тов. Майзеров на ходу поставил задачи каждому партизану… В результате дерзкого и внезапного налета на гарнизон противника, численностью до роты, операция была проведена успешно. Финны… начали в панике, и в одном нательном белье, разбегаться по лесу… Часть разбегающихся солдат партизаны истребили. Караулу финнов удалось… перейти в наступление. Благодаря смелым действиям пулеметчика Соболева… в упор расстрелявшего финнов, атака противника была отбита. Уничтожено: солдат и офицеров — 40,… сожжено вагонов — 27… Потери группы — 1 убит и 1 ранен».

Второй взвод партизанского отряда «Полярник» перед выходом на задание
Второй взвод партизанского отряда «Полярник» перед выходом на задание

Д. Подоплекин, бывший командир отряда «Полярник»: «Партизаны во время боя видели комиссара в самых опасных местах — смелым, находчивым. Уважительно заговорили о нем: «Вот это комиссар!». Простой и внимательный к людям, Д. Г. Майзер учил командный состав заботиться о бойцах, чтобы они легче переносили тяготы походов… Диомид Георгиевич был демобилизован из отряда по состоянию здоровья. Был направлен в освобожденный от фашистов Днепропетровск, и там он вместе с украинскими коммунистами возрождал город».

Жанна Диомидовна Замятина: «В 1944 году к нам в Патракеевку приехал с фронта отец. Он сразу сказал маме, что на войне жил одним днем, в любой момент могли убить. Что в отряде полюбил девушку — санинструктора, она родила ему ребенка. В семью он не вернется, хотя маму и меня тоже любит. Мама не стала спорить потому, что верила, что он вернется. Мама по-хорошему проводила папу, до теплохода — никто в деревне не подумал, что папа уезжает навсегда. В Днепропетровске через несколько лет стал начальником Укрглавстройснаба. Сам пробился, он был очень умный человек.

Письмо отряда «Полярник», подписанное комиссаром Д.Майзером, Архангельскому обкому ВКП (б) в связи с двухлетием образования отряда.
Письмо отряда «Полярник», подписанное комиссаром Д.Майзером, Архангельскому обкому ВКП (б) в связи с двухлетием образования отряда.
Государственного архив Архангельской области

Мама оставила фамилию Майзер и больше ни за кого замуж не выходила — любила папу, какая-то безумная любовь. После войны я несколько раз ездила к папе в Днепропетровск, жила у них в квартире, общалась с той женщиной — Анной Григорьевной. Вопрос ей, как это произошло, не задавала. Та женщина была красавица-украинка, кровь с молоком, может потому. Когда папа умер, в их квартиру пришли чекисты и забрали все папины бумаги и фотографии. Так было положено с командирами партизанских отрядов НКВД. Я работала учительницей, потом 12 лет председателем сельского совета. Вышла замуж за Виктора Никандровича Замятина, у меня двое сыновей.

Я не осуждаю папу, все может быть в жизни. Никогда не осуждала и не буду осуждать. Он много раз хотел забрать меня в Днепропетровск — когда я была маленькой, когда училась в 4 классе, в 8 классе. Я сказала ему, что маму не оставлю. Когда он приехал в Патракеевку в 1965 году, он сказал мне: «Только не сделай так, как сделал я».

Русский ХХ век «прошелся» по роду Майзеровых, но не катком, не самым жестоким образом.