Иннокентий Степанович Бахтин (1916−2013) — кораблестроитель, почётный гражданин Северодвинска (1979). Родился в Хабаровске. В 1939 году — в год рождения Севмаша — приехал на Судострой. На протяжении многих лет ответственный сдатчик, начальник цехов верфи.

Иннокентий Семенович Бахтин — строитель первой советской ракетной подводной лодки и обладатель библиотеки редких книг числом 7655 экземпляров
Иннокентий Семенович Бахтин — строитель первой советской ракетной подводной лодки и обладатель библиотеки редких книг числом 7655 экземпляров

И. С. Бахтин был строителем первого подводного ракетоносца, дизельной лодки проекта В611, с которой под руководством знаменитого академика Сергея Королева 16 сентября 1955 года была впервые запущена баллистическая ракета. За создание первой в мире ракетной подводной лодки И. С. Бахтин удостоен Ленинской премии в области науки и техники (1959 года). Награды и звания И. С. Бахтина: Орден Красной Звезды — 1946 г., Орден Трудового Красного Знамени — 1970 г., Орден Ленина — 1974 г., Лауреат Ленинской премии — 1959 г.

В 1994 году семья Бахтиных передала городу с правом хранения в музее свою личную библиотеку, которая насчитывает 7655 книг. 16 мая 2003 года распоряжением мэра Северодвинска Александра Беляева библиотеке присвоен статус мемориальной.

Кроме книжного собрания, семья Бахтиных передала коллекции бонистики и нумизматики. В них представлены бумажные денежные знаки и монеты России, РСФСР и СССР с 1704 по 1991 года. Часть коллекции составляют монеты из драгоценных металлов, в том числе одна золотая — 10 рублей 1899 года, и 110 серебряных монет. Самые ранние из царских монет — алтын 1704 года и гривенник 1748 года с профилем императрицы Елизаветы I. Коллекция бонистики в количестве 82 бумажных денежных знаков охватывает период с 1898 по 1992 годы.

Елена Луцковская, главный хранитель Северодвинского городского краеведческого музея: «И. С. Бахтин собирал книги давно, очень трогательно к ним относится. В его коллекции представлена отечественная и всемирная история, мировая художественная литература, культура и искусство, судостроение, краеведение и другие темы. У всех книг библиотеки имеется экслибрис — книжный знак, удостоверяющий владельца книги с обозначением его имени и фамилии».

Первые работники Судостроя, с 1939 года здесь трудился И. С. Бахтин
Первые работники Судостроя, с 1939 года здесь трудился И. С. Бахтин

Олег Химаныч, журналист, историк военно-морского флота: «При всей его благожелательности чаще воспринимался как человек прямой и жёсткий. А уж в своём профессиональном деле точно: Бахтин на компромисс никогда не шёл. Он, к слову, и по молодости отличался прямо-таки взрывной решительностью. В годы войны Иннокентий Степанович — боец молотовского истребительного батальона. Его бывший комвзвода Иван Васильевич Лодыгин мне в своё время рассказывал: — Светомаскировка в городе была поставлена на хорошем уровне. Во время воздушных тревог ни один лучик света, ни один проблеск не должен был выдать вражескому лётчику местоположение объекта. Но случилось однажды, кто-то зевнул и лампочку не выключил, как помню, в одной из квартир дома на Профсоюзной. Так Бахтин из винтовки да и в окно — мгновенно её погасил…

Примерно с той же решительностью поступил он и в 1953-м, когда был ответственным сдатчиком подлодки Б-67».

Иннокентий Бахтин, кораблестроитель: «В связи с тем, что «Судомех» срывал сроки постройки, я был вынужден пойти в 1-й отдел и лично отправить шифровку в Центральный комитет партии с жалобой на министра Бутому и директора завода о срывах сроков поставки комплектующего оборудования. И после нее дело сдвинулось, правда, были очень большие неприятности у меня с министром после этой шифровки. Министерство поставили на дыбы! Уже на следующий день звонит мне сам министр судостроения Борис Ефстафьевич Бутома. Напрямую! Разговор в таких выражениях, что ни вслух, ни на бумаге не процитируешь! Но делу и телеграмма, и ругань помогли — на завод пошли долгожданные поставки…»

Елена Луцковская, главный хранитель музея: «В библиотеке Бахтина около 200 книг антикварные, самая старая — 1747 года на восшествие на престол Елизаветы Петровны. Ее Иннокентий Степанович купил в магазине «Старая книга» в Ленинграде в 1962 году. Наш директор давно убеждала его передать книги в музей. С семьей Бахтина дружила и заведующая профсоюзной библиотекой, она, наверное, думала, что книги он передаст в ее библиотеку. Но Иннокентий Степанович передал нам и сделал правильно, профсоюзная библиотека через некоторое время перестала существовать».

Иннокентий Бахтин, кораблестроитель: «Буквально весь Генеральный штаб был на этой лодке. И маршал Малиновский, и все командование. Они все не верили, что эта подводная лодка может произвести такой переворот во всем.

Королев эту идею выносил. Он говорил, что подлодка может скрытно подойти к берегам противника, нанести удар и уйти… Во время пуска я был в четвертом ракетном отсеке, а Королев — в третьем отсеке. Это все было впервые. И при отработке и согласовании всего этого зависело огромное будущее. Потому что если проект не будет осуществлен, то идея Королева будет уничтожена. Я был счастлив тем, что был строителем первой ракетной подлодки. Она стала полигоном… наш завод со строительства надводных кораблей перешел на создание подводных лодок с атомным двигателем, ракетным военно-морским комплексом».

Пуск ракеты с первой ракетной подводной лодки Б-67
Пуск ракеты с первой ракетной подводной лодки Б-67

Елена Луцковская, главный хранитель музея: «Решение передать библиотеку — его общее с женой, у них были особенные отношения. С праздниками супруги Бахтины поздравляли друг друга открытками, по нынешним временам невероятно — дарить ежегодно десятки открыток. У него не было детей, и мне казалось, что он относится к книгам как к своим детям.

Когда Иннокентий Степанович передал библиотеку в музей, он каждый день приходил к нам и шел к своим книгам. Они у нас оформлены не как в библиотеке, а как музейные экспонаты. Списать из нельзя, выдаем их только в нашем помещении. Читального зала в музее нет, но если приходит человек и просит книгу Бахтина, мы всегда найдем ему место.

В Северодвинске я знаю только одну еще подобную историю с библиотекой. Альберта Николаевича Буторина, бывшего депутата Верховного Совета РСФСР, знали? Он умер, и его сестра обратилась к нам с предложением, что передаст библиотеку в музей. Но у нас нет фондохранилища, и мы забрали только небольшую часть. Остальное разошлось по школьным библиотекам, что-то понемногу, пройдя по кругу, приходит в музей.

Я не знаю сколько может стоить библиотека Бахтина. Наверное, неправильно оценивать ее в рублях, она уникальна».