10 августа состоялась рабочая встреча президента РФ Владимира Путина с главой Роскомнадзора Андреем Липовым, на которой обсуждались вопросы деятельности ведомства по защите персональных данных, выявлению противоправного контента и вопросы развития сетей связи. Из сказанного руководителем ведомства можно сделать выводы, что, несмотря на наличие в стране 71 филиала, организация не может справиться с наплывом проблем, активно доставляемых развивающейся цифровой жизнью, которая, в свою очередь, нацелена и даже призвана к росту производительности. К слову, роста производительности до сих пор так и не увидели, причем даже в ряде большинства развитых стран. Увидели лишь передел сфер влияния, переход торговли из одних рук в другие, то есть изменения структуры торговли, почувствовали активное навязывание тех или иных услуг и товаров, столкнулись с отсутствием рычага контроля за деятельностью международных технологических корпораций, собирающих личные данные и предпочитающих работать по правилам страны, где расположена их материнская компания, полностью игнорируя какие-либо предписания со стороны российских уполномоченных органов, ну и много еще чего, где как таковой производительности априори нет, есть лишь контроль и усиление давления. В этом случае, конечно, не в счет те IT-компании, которые изготавливают программное обеспечение для той же, например, беспилотной техники, создавая тем самым совершенно новый реальный товар для рынка. Здесь речь идет об информационном цифровом пространстве, в частности виртуальных платформах, которые между тем, безусловно, могут приносить и приносят при решении ряда задач пользу, но в то же время несущих потенциальные угрозы, порою переходя в режим реальных.

Слежка
Слежка
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

На встрече с главой государства Андрей Липов в том числе заявил, что «обилие сервисов, которое появилось в сети Интернет, та цифровизация, которая нам нужна, она приводит в обязательном порядке к обработке персональных данных наших граждан. Здесь возникает достаточно большое количество проблем». Причем в основном работают с личными данными частные компании. По оценкам Роскомнадзора, как сказал глава ведомства, в России «почти 5 миллионов примерно так называемых обработчиков персональных данных. Это достаточно большое количество с точки зрения необходимости надзора за ними». При этом, как отметил Липов, поступает много жалоб: «за прошлый год рост — 20 процентов, 43 тысячи жалоб поступило от граждан. И здесь достаточно много проблем, связанных именно с недостаточно развитым нашим законодательством». Между тем озвученная статистика может быть лишь вершиной айсберга. То есть, как и с регистрацией безработных, не все из которых встают на учет, надо полагать, далеко не все пострадавшие от действий цифровых платформ ввязываются в процедуру выяснения отношений и отстаивания своих прав. Но самое досадное, что регулятор данного рынка перед частью угроз оказывается бессильным: самый большой штраф, который предусмотрен в России, как сказал Липов Президенту, — 75 тысяч рублей, что является ничтожно маленькой суммой по сравнению с прибылью, получаемой от утечки персональных данных, также бывает крайне проблематично вычислить нарушителей, поскольку обработчики передают данные друг другу, а законной возможности проверить всю цепочку у ведомства нет.

Рабочая встреча Владимира Путин с руководителем Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций Андреем Липовым
Рабочая встреча Владимира Путин с руководителем Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций Андреем Липовым
Kremlin.ru

Много вопросов еще поднималось в ходе встречи, среди которых и трансграничный обмен персональными данными, в частности их оседание и обработка на платформах, находящихся в США, и разработка мер по удалению фейковых аккаунтов, например знаменитостей, и вмешательство в личную жизнь и, в принципе, границах этого вмешательства. Между тем, отметим, что рост штрафных санкций на деятельности компаний, чьи платформы находятся за рубежом, никак не скажется. Напомним, что Facebook полностью игнорирует решения российских судов и уполномоченных органов и, по большому счету, может позволить себе это делать в силу международного законодательства. А подать в суд на нарушение закона о персональных данных, который предусматривает необходимость удаления личных данных по требованию клиента, гражданин может и сегодня. Но нарушений оттого меньше не становится. На днях, как сообщали СМИ, Совет по правам человека при Президенте РФ озадачился разработкой «Цифрового Кодекса» и создает рабочую группу, куда войдут в том числе хакеры, которые наиболее точно могут определить риски и угрозы цифрового пространства для жизни человека. Документ, как сообщал Коммерсант, призван защитить всех, кто подвергся буллингу и издевательствам в виртуальной сети, а также тотальной слежке или стал жертвой мошенников. Как отметил глава СПЧ Валерий Фадеев, российские законы не защищают граждан в цифровой сфере, приведя в пример ситуацию с доктором Леонидом Рошалем, который предложил создать группу врачей по лечению оппозиционера Алексея Навального. После этого знаменитый педиатр и хирург столкнулся с травлей. Фадеев подчеркнул, что Совет как раз и хочет людей от этого оградить и защитить, при этом избежав «защиты прав за счёт подрыва свобод». В то же время издание сообщало, что волонтер общественной организации «Роскомсвобода» Анна Кузнецова подала в Тверской районный суд Москвы административный иск к департаменту информационных технологий (ДИТ) мэрии и ГУ МВД Москвы с требованием прекратить использование уличной системы распознавания лиц, что является технологией слежки за гражданами, и регламентировать работу подобных систем. По ее утверждениям, в интернете можно найти продавцов данных и заказать слежку по городским камерам. Кузнецова, заявила, что анонимно заказала на черном рынке всего за 16 тысяч рублей «пробив» своего лица», предоставив свое фото, буквально через два дня получив отчет за предыдущий месяц с подробной информацией о том, где ее лицо было зафиксировано. Между тем в ДИТ заверили, что доступ к этим данным получают только уполномоченные сотрудники ведомств.

С одной стороны, сбор и хранение данных с камер видеонаблюдения помогает бороться с преступностью и, в принципе, определять местонахождение преступника, но ведь следить можно и за мирными гражданами, далеко не с мирными целями, весь вопрос только в том, где хранятся эти данные, кто имеет к ним доступ и какая ответственность предусмотрена за утечку данных, а также в наличии возможности установления источника утечки. Как построена эта система, и каким образом она так работает, что на черном рынке появляются данные и, в принципе, существует сам рынок таких услуг, непонятно. Как и непонятно, почему нельзя все те платформы, появляющиеся в Сети, обязать, например, получать лицензию, пусть даже какие-то некоммерческие платформы лицензируя на бесплатных условиях. В интернете можно найти зеркальные сайты, когда их содержание отличается от сайтов официальных компаний при схожести логотипов, различия в которых можно сразу и не обнаружить, которые наносят не только ущерб — и финансовый и имиджевый — реальным компаниям-налогоплательщикам, но и вводят в заблуждение рядовых граждан, откровенно обманывая их, так же как и искажая информационную картину, если эти порталы являются еще и в какой-то степени поставщиками неких новостей. В этом случае проблема лежит уже не в плоскости персональных данных, а именно в подходе к контролю работы таких порталов. Эти платформы могут получать персональные данные граждан. Может, лицензирование или какой-то регистр, который будет предполагать, что в случае отсутствия в нем сайтов они автоматически удаляются или в принципе не могут даже на каком-то этапе пройти регистрацию и выйти в виртуальное пространство, способно решить часть проблем?

Программный код
Программный код
Владимир Чичилимов © ИА Красная Весна

Кроме того, давайте вспомним случай, произошедший с клиенткой одного из сервисов по доставке еды, сотрудник которого, скажем так, позволил себе быть навязчивым сверх выполненной услуги, воспользовавшись доступным ему номером мобильного телефона клиента. Понятно, что блокирование доступа к телефонам клиентов не решает проблемы навязчивости доставщика товара, если он горит какими-то желаниями, но тем не менее сервис нашел техническую возможность обезличить номера клиентов для своих сотрудников. Так, может, существует какая-то возможность установки «фильтров» трафика, как и доступа тех или иных платформ к персональным данным россиян? По всей вероятности, вряд ли без технических решений Цифровой Кодекс способен будет решить обозначенные проблемы. Он может решить их лишь отчасти, причем при сознательном подходе самих пользователей к работе с цифровыми платформами. Да и главное, как говорят специалисты, не «выплеснуть вместе с ним ребенка». Ведь многие хотели открытости, гласности и демократии. А эти принципы, как многие, возможно, и не догадывались, имеют две стороны медали, причем к одной из них приложен бумеранг.