Премьер-министр России Владимир Путин на встрече с председателем Госдумы Борисом Грызловым заявил, что все ветераны Великой Отечественной войны в течение 2010 года должны быть обеспечены жильем. «В течение следующего года всех ветеранов, вне зависимости от того, встали они на очередь до 1 марта 2005 года или нет, необходимо обеспечить жильем. Это правильная постановка вопроса, и мы это сделаем», — сказал премьер-министр. Весной 2015 года президент РФ Владимир Путин в ходе «Прямой линии» публично сообщил, что «все нуждающиеся ветераны Великой Отечественной войны получат новые квартиры в 2015—2016 годах». «Это будет сделано», — дал обещание Владимир Владимирович. Но, к сожалению, чиновники на местах не всегда подходят вдумчиво и добросовестно к решению важной государственной программы. Нередки истории, которые справедливо можно назвать хождением по мукам. Ветеран ВОВ, инвалид II группы 93-летний москвич Вагаршак Егишович Хачатрян по сей день ждет обещанной «новой квартиры».

Вагаршак Егишович Хачатрян
Вагаршак Егишович Хачатрян
© Русско-армянская независимая газета «Ноев Ковчег»

Согласно 714-му указу президента, каждому ветерану войны полагается минимум по 22 квадратных метра на каждого члена семьи. На основании этого документа в закон «О ветеранах» внесли поправки, указав еще больше — 35 «квадратов» на человека. Причем ветераны могут выбирать: либо квартира соответствующей площади, либо компенсация из федерального бюджета на покупку недвижимости в том регионе, где проживают.

А Вагаршак Хачатрян больше 10 лет пытается добиться от московских властей улучшения жилищных условий. Однако столичные чиновники настаивают, что условия жизни ветерана «человеческие», да и жилплощади у него больше, чем полагается по закону, поэтому в своей квартире он не нуждается.

Только вот считают они ее не по ветеранским нормам, а по обычным учетным — 10 «квадратов» на каждого прописанного. Жилплощадь (однокомнатная квартира в московском районе Марьина Роща) Хачатрянов — 20,8 кв. м, а общая, включающая кухню (8 кв. м), балкон (1,5 кв. м), коридор, туалет и ванную, — 41,5.

Выходит, у Вагаршака Егишовича имеется запас, равный площади балкона — целых полтора «квадрата»: по 0,375 кв. м на каждого члена семьи (он сам, его дочь, внучка и правнучка). То есть полторы напольной плитки размером 50×50 см. Именно такой плиткой и выстлана крохотная кухня, где ветеран ютится на раскладном диване из черного дерматина.

В декабре 2019 года Вагаршак Хачатрян еще раз обратился в департамент городского имущества г. Москвы — с просьбой посодействовать в улучшении его жилищных условий. Однако в ответе мэрии Москвы за подписью заместителя руководителя департамента городского имущества Ивана Щербакова (ныне глава департамента г. Москвы по конкурентной политике) сказано, что «размер площади жилого помещения, приходящийся на каждого члена семьи, составляет более учетной нормы», поэтому семье Хачатряна «отказано в содействии города Москвы в приобретении жилых помещений в рамках госпрограмм».

Из префектуры Северо-Восточного административного округа (СВАО) города Москвы пришел ответ, что гражданин В. Е. Хачатрян «может позвонить на горячую линию или зайти на сайт мэрии для улучшения его жилищных условий».

В разговоре с корреспондентом интернет-газеты Znak.com префект СВАО Алексей Беляев заявил, что «двери в его кабинет всегда открыты… Тем более в этом году мы отмечаем 75-летие Победы… Я сейчас запишу имя ветерана, о котором вы говорите, и все выясню, обещаю».

Днями раньше к Вагаршаку Егишовичу с визитом прибыли глава управы района Марьина Роща и начальник отдела управы по работе с населением, обошли квартиру и выдали ветерану свой вердикт: «А чего вы хотите? Улучшить жилищные условия в Москве очень сложно. Вы же это понимаете?».

После обращения Вагаршака Егишовича в Общероссийский народный фронт позвонил юрист ОНФ и сказал, что «могут попробовать инициировать изменения в законодательстве, но перспективы туманные». Адвокаты же предлагают судиться. Только сам процесс может затянуться на годы.

Свое мнение высказал и депутат Государственной думы РФ, член комитета Госдумы по обороне Иван Тетерин: «Ветерану Великой Отечественной войны обязаны дать жилплощадь. Для меня этот вопрос новый. Конечно, я буду уточнять аспекты именно этого момента».

* * *

Побывала в гостях у Вагаршака Егишовича и корреспондент информационного агентства РИА Новости Татьяна Кирсанова:

«Наблюдая, как 93-летний ветеран ловко принимает у меня пальто, невольно думаю: галантному кавалеру годы не помеха. «Сначала кофе, потом интервью, — придвигая ко мне дымящуюся чашку, расставляет приоритеты ветеран. — Все успеем. И даже погадаем. На кофейной гуще». Отведав ароматного напитка, приготовленного по старинному армянскому рецепту, прошу показать мне квартиру. «Вот здесь у меня кабинет, спальня и столовая, — Вагаршак Егишович кивает на стоящий у стены восьмиметровой кухни диван. — Что, тесновато? Ну да, не царские палаты. Хотя нам говорят, что у нас даже лишняя жилплощадь имеется. Ладно, бог им судья. Мы и не жаловались раньше. До появления на свет вот этого чертенка». «Чертенок» — очаровательная двухлетняя правнучка Хачатряна Маша. Она тут же оправдывает свое прозвище, оказавшись сначала на подоконнике, затем на диване и потом на голове у ветерана. «Ни сна от тебя, ни отдыха», — притворно ворчит дед и провожает убегающую в комнату девочку полной нежности улыбкой. Осмотр однокомнатной квартиры занимает две минуты. Заглянув в туалет и ванную, по признанию Вагаршака Егишовича, часто служащие ему единственным убежищем от «гиперактивной» Марии, возвращаемся в комнату. Здесь обитают самые любимые девочки Хачатряна — дочь Лилит, внучка Офелия и правнучка с характером бесенка. «В семье должны быть дети. Много. Жаль, что Маша у нас пока одна. Вот у меня три сестры было и брат», — погружается в воспоминания собеседник».

* * *

Вагаршак родился 12 декабря 1926 года в Краснодаре. Он был старшим ребенком в семье Егиша и Варсеник Хачатрян, которые в 1915 году, спасаясь от резни турок, бежали из Вана (в Турции они не знали друг друга).

Егиш устроился в Краснодаре, попросил познакомить его с хорошей женщиной. Обязательно с вдовой. Которая, как и он, осталась одна, потеряв и детей, и супруга… Так Егиш и Варсеник поженились, народили пятерых детей.

От первого мужа Варсеник тоже пятерых родила. Четверых на ее глазах убили, а с пятым, привязанным за спиной, ей на корабль удалось пробраться, который в Россию отчаливал. Пока плыли, она в шоке была, в беспамятстве: оказалось, что малыш уже несколько дней как умер, а она все носила его на себе. У Егиша была похожая судьба: он видел, как убивали беременную жену и детей.

В столицу Армении Хачатряны переехали в начале 1930-х. Опять вынужденно — на этот раз из-за «голодомора» на Кубани. «В Краснодаре родители работали много и смогли хорошую квартиру получить, просторную. У нас там даже двор свой был, — вспоминает Вагаршак Егишович. — А в Ереване в подвале поселились. Помню сырость и холод, даже если жара на улице. Но было сытнее, чем на Кубани».

Когда началась Великая Отечественная война, Вагаршаку было 14 лет, учился в седьмом классе. Рядом с домом, где жил мальчишка, открыли школу артиллеристов. Он туда и поступил. Чтобы лейтенантом стать, нужно было четыре года отучиться. Но не успел: в 1944-м, когда ему исполнилось 17, забрали его на фронт. Служил в 89-й стрелковой Таманской дивизии, командиром взвода пехотной части участвовал в освобождении Балаклавы и Севастополя, Керченского пролива и Керчи. В начале 1945 года был ранен. Множество осколков разорвавшейся мины вонзились в его спину. В госпитале в Минске лежал три месяца. А потом его в Грузию послали служить, там и встретил Победу. Фронтовика отправили доучиваться в артиллерийское училище в Сочи. В звании лейтенанта служил в Белоруссии.

После демобилизации в 1951 году кадровый военный вернулся в Ереван, к родным. Устроился работать на «Армэлектрозаводе», собирал генераторы, трансформаторы, холодильники. Сорок лет жизни отдал родному предприятию…

Вагаршак женился на девушке Асе, студентке Ереванского медицинского института. У них родились сын Эдуард и дочь Лилит. В 1991-м Эдик поехал в Москву учиться в Институте физкультуры. Чтобы как-то сводить концы с концами в столице, подрабатывал в пекарне. Нелегко приходилось студенту. По настоятельной просьбе жены Вагаршак поехал в Москву — помочь сыну. Устроился в ту же пекарню начальником одного из цехов. Вместе с Эдиком жил в служебной комнатушке.

Но через несколько месяцев великая и могучая держава — СССР — распалась. Армения стала одним государством, Россия — другим. Все рушилось на глазах. Надо было как-то выжить. Когда Лилит в Ереване окончила медицинский институт, она с мужем, маленькой Офелией и мамой Асей переехали в Москву. Снимали жилье в Марьиной Роще, недалеко от той пекарни. Но вскоре семье удалось продать ереванскую собственность и купить квартиру в Москве. Денег хватило лишь на однокомнатную, да и то благодаря брату Аси, добавившему недостающую сумму. В новом жилище обосновались всей семьей, а точнее — тремя.

Однако в 2001-м не стало Аси, следом в мир иной ушли Эдуард и муж Лилит. Долгое время их не покидало ощущение, что однушка в Марьиной Роще осиротела. Потом повзрослела Офелия, родилась Маша…

Отработав в пекарне 5 лет, Вагаршак Егишович перешел работать на автостоянку вахтером. В январе 2020-го ветеран угодил в больницу, перенес операцию (в сердце у него стоит кардиостимулятор), он плохо слышит, но говорит, что, как только оклемается, снова на работу пойдет. Заработать, накопить деньжат на квартиру — к 80-летию Победы над фашизмом и к своему 100-летнему юбилею.

P. S. В Марьиной Роще, как и во всей столице, возобновилось вручение ветеранам юбилейных медалей «75 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941−1945 гг.».

Заместитель главы управы Наталья Бутузова 18 июня вручила медаль и букет цветов Вагаршаку Егишовичу Хачатряну, кавалеру ордена Великой Отечественной войны 1-й и 2-й степени.

Спасибо и за это…

Русско-армянская независимая газета «Ноев Ковчег»