Стадный иммунитет — слово, которое при первом же упоминании, так или иначе, связывают со Швецией, выбравшей пойти своим особым путем в условиях пандемии коронавирусной инфекции.

Коронавирус
Коронавирус
Иван Шилов © ИА REGNUM

«Но все же никто не хочет говорить, что наша стратегия (прим.: по борьбе с коронавирусом) заключалась именно в этом», — считает бывший эпидемиолог Швеции в 1995—2005 гг. Юхан Гизеке.

О том, каким образом высшие должностные лица Агентства общественного здравоохранения Швеции сформировали свою стратегию по борьбе со страшным вирусом под влиянием Гизеке, рассказал журналист Expressen Эмануэль Карлстен, которому удалось ознакомиться с содержанием электронных писем представителей агентства и Гизеке. Первую часть своего журналистского расследования Карлстен опубликовал 12 августа.

Юхан Гизеке
Юхан Гизеке
Цитата из видео на YouTube

«Благодаря наличию доступа к сотням электронных писем я смог определить, что же заложило основу шведской стратегии в отношении COVID-19», — пишет Карлстен.

«Я думаю, что вирус распространится, как шторм по всей Швеции, и заразит практически всех в течение одного или двух месяцев /…/ Я полагаю, что на территории Швеции уже тысячи инфицированных. /…/ Все закончится только тогда, когда инфицированных, а затем и лиц с иммунитетом, будет так много, что вирусу будет просто некого поражать (так называемый «стадный иммунитет»)», — цитирует Карлстен письмо Гизеке от 13 марта, отправленное в государственный пенсионный фонд Швеции Tredje AP-fonden.

С этого письма и началась борьба Гизеке с коронавирусом, когда его вновь пригласили стать одним из ведущих экспертов Агентства общественного здравоохранения Швеции для выработки стратегии по борьбе с коронавирусом. Как можно было заметить по первому росчерку пера, ранней весной Гизеке был довольно радикален в своих прогнозах.

Среди эпидемиологов имя Юхана Гизеке является довольно известным. Все дело в том, что именно он однажды нанял действующего генерального директора Агентства общественного здравоохранения Швеции Йохана Карлсона, а также государственного эпидемиолога Швеции Андерса Тегнелла. Гизеке неоднократно называл их «своими людьми». Поэтому в агентстве всегда стараются прислушиваться к его советам и идеям.

Министр здравоохранения Лена Халленгрен и генеральный директор Агентства общественного здравоохранения Йохан Карлсон проводят пресс-конференцию
Министр здравоохранения Лена Халленгрен и генеральный директор Агентства общественного здравоохранения Йохан Карлсон проводят пресс-конференцию
Government.se

Идея по борьбе с коронавирусом пришла к Юхану Гизеке вечером 14 марта. Тогда в Швеции только что от COVID-19 было зафиксирована первая смерть, и Агентство общественного здравоохранения изменило свою стратегию: вместо предотвращения распространения коронавируса была сделана ставка на уменьшение его пагубных последствий. Гизеке отправляет помощнику государственного эпидемиолога Андерсу Валленстену и руководителю аналитического отдела Агентства Лизе Брауэрс электронное письмо, в котором просит о встрече, чтобы рассказать свое видение дальнейшего развития событий в Швеции и как власти могут побороть вирус. Утром следующего дня предложение о встрече было принято.

«Однако положительный ответ, данный Андерсом Валленстеном, пришел слишком поздно. Гизеке уже связался с главой аналитического отдела Брауэрс и добился от ведомства ресурсов на свой проект…

С другой стороны, на должностных лиц Агентства общественного здравоохранения письмо Гизеке не произвело впечатления. В своих осторожных электронных письмах эпидемиолог Аннасара Карнахан пишет, что кривая на графике Гизеке явно вводит в заблуждение: «Либо она будет подпитывать страх, либо занизит смертность от COVID-19», — пишет Карлстен.

Со своей стороны, Брауэрс немедленно переслала данный комментарий Гизеке, который ответил ей в тот же день:

«Ха-ха, ну, это неплохо, но как-то все равно раздражает».

Стокгольм. Швеция
Стокгольм. Швеция

«Почему Йохан Гизеке, не имеющий формальной должности в органе власти, получил доступ к внутренним ресурсам и результатам работы ведомства? Почему внутренняя переписка пересылается постороннему лицу?» — задается вопросом Карлстен.

Однако сегодня Брауэрс заявляет, что она не давала отмашку Гизеке начинать какие-либо проекты, и вообще не думает, что когда-либо предоставляла ему служебный доступ к внутренней переписке:

«Юхану Г. не был предоставлен доступ ни для общения с сотрудниками, ни к их содержанию их ответов, направляемых мне. Я решила переслать ему ответы сотрудников, только чтобы указать на некоторые проблемы, которые можно было заметить в его анализе».

Тем не менее своего Гизеке добился. Уже 17 марта, то есть на следующий день после комментария Аннасары о предоставленном графике, Гизеке получает электронное письмо от Андерса Тегнелла. Эпидемиолог Тегнелл в нем был лаконичен — несколько слов, без знаков препинания и запятых. А главный месседж был обозначен в разделе «Тема письма»:

«У вас есть время желание поработать здесь?».

Ответ Гизеке был тоже немногословным:

«Почему нет?».

Обследование больного COVID-19
Обследование больного COVID-19
(сс) Tasnim News Agency

Так Гизеке получил возможность стать официальным представителем Агентства общественного здравоохранения Швеции и влиять на выработку стратегии ведомства по борьбе с коронавирусной инфекцией.

Началась и подготовка подписания контракта с бывшим государственным эпидемиологом. Гизеке сообщил, что сможет приступить к работе со следующего понедельника, то есть с 23 числа. Тогда он еще формально продолжал работать в пенсионном фонде Tredje AP-fonden.

Когда он вновь переступил порог Агентства общественного здравоохранения, почувствовал себя Гизеке как рыба в воде. Из-за своего огромного влияния в ведомстве и аппаратного веса он сразу же получил приглашение дать интервью таким крупнейшим шведским изданиям, как Aftonbladet, SVT и другим средствам массовой информации.

В первую же рабочую неделю Гизеке выставил счет за 50 часов рабочего времени. Кризис в Швеции не прекратился, от COVID-19 ежедневно продолжали умирать десятки людей.

Первые трещины в отношениях между Гизеке, Тегнеллом и Карлсоном появляются тогда, когда Гизеке отправляет письмо, в котором просит закрыть старшие классы школ после Пасхи, а не до наступления праздника.

«С эпидемиологической точки зрения это никакой роли играть не будет, и это было бы каким-то светом надежны», — сообщал Гизеке в письме, адресованном Тегнеллу и Карслону.

Час спустя в тот же вечер 27 марта Гизеке отправил сообщение своему коллеге Пребену Аавитсланду из Норвежского института общественного здравоохранения:

«Норвегия поступает неправильно», — заявляет Гизеке.

Все больше и больше у Гизеке начинает складываться впечатление, что истинное знание, как бороться с коронавирусом, доступно только ему. В то же время он продолжает выставлять счета за отработанные часы. Впоследствии это также обернется осложнениями из-за финансовых неточностей в декларациях Гизеке.

Скорая помощь. Швеция
Скорая помощь. Швеция
Hospital

Лучи славы греют Гизеке — он становится частым гостем многих радиостанций и телестудий. Проблемка заключается в том, что 70-летний эпидемиолог сам входит в группу риска. Когда же Тегнелл указал на это, то Гизеке ответил следующее:

«Я скажу что-то типа того, что я передвигаюсь от дома до офиса и ТВ-/радиостудий только на машине, что я соблюдаю дистанцию и что я с женой сижу дома в изоляции».

Если тогда поведения эпидемиолога на пенсии готовы были терпеть Тегнелл и Карслон, то Фроде Форланд, глава Норвежского института общественного здравоохранения, занимающий в Норвегии эквивалентную должность Тегнелла в Швеции, терпеть комментарий Гизеке о том, что «все остальные страны поступают неправильно», не стал и призвал своего коллегу «быть более скромным».

Однако вскоре выяснится, что Гизеке незаконно выставил счет Агентству общественного здравоохранения за свои выступления на общественном телевидении. Незадачливый эпидемиолог из публичного поля зрения вдруг исчез, но не из поля зрения Тегнелла, который продолжает переписываться с Гизеке.

Редакция Expressen сообщила, что в ходе написания данного материала журналисты связались с Юханом Гизеке и задали ему вопросы о его роли и влиянии на работку стратегии Агентства общественного здравоохранения Швеции по борьбе с коронаиврусом. Однако ответов от Гизеке они пока что не получили.

Читайте развитие сюжета: Эпидемиолог Швеции уходит в тень и удаляет переписку – Aftonbladet