На Кегострове, напротив Архангельска, пенсионерка 18 лет собирала по архивам списки погибших земляков, чтобы поставить им памятник. Возможным мотивом стало то, что возложить цветы на могилу отца-фронтовика она не может — он пропал без вести. А ставить памятник с одной фамилией неправильно, надо помянуть всех, с кем он ушел на фронт…

Эскиз памятника работникам Кегостровского лесозавода, не вернувшимся с Великой Отечественной 1941–1945 гг., списки для которого Евстолия Чуркина собирала 18 лет.
Эскиз памятника работникам Кегостровского лесозавода, не вернувшимся с Великой Отечественной 1941–1945 гг., списки для которого Евстолия Чуркина собирала 18 лет.
© Ирина Лобанкова
Евстолия Чуркина, пенсионер, 81 год: «Отец у меня с Красноборского района Архангельской области, деревня Деревенька. Призван на фронт в июне 1941 года, в 1942 году пропал без вести, где, не знаю. Ходила в центр «Поиск», сообщила все данные, они ответили, что последние документы сообщают — он в Ленинграде в лазарете, и после никаких данных нет. А дядя мой, тоже из Деревеньки, служил в Ейске, погиб и похоронен на юге.
Я ездила паломником по Пинежскому району — была в Верколе, Суре, Сие. Во всех деревнях стоят памятники тем, кто не вернулся с фронта, а у нас такого памятника нет. И в 2002 году я решила собрать фамилии наших земляков, кого призвали с Кегостровского лесозавода и кто не вернулся с фронта, чтобы просить поставить памятник с их именами. Сначала обратилась в военкомат, мне сказали, что все документы отправлены в Северодвинск. А там ответили, что никаких документов нет. Куда идти? Стала искать лесозаводский архив. Оказалось, он частично сгорел, частично передан второму лесозаводу. В архив меня не пустили, я больше туда не пошла.
Сходила в Государственный архив на набережной, там нашла несколько фамилий. Обратилась к депутату Людмиле Андреевой, она посоветовала пойти в областной центр «Патриот». В «Патриоте» подала заявление, они запрашивали десятки архивов, архив Министерства обороны в Подольске. Прислали списки многих людей, я выбирала своих из Пролетарского района. Потом за поиск фамилий взялась моя внучка — учительница физики-математики. Она искала в интернете.
Когда набралась 51 фамилия, я пошла в мэрию Архангельска по памятнику, там попросили принести списки. По памятнику я ходила два года, и вдруг мне сказали, что потеряли списки. Я спускалась по лестнице и ревела, как корова. Слава Богу, списки восстановили, теперь дело в деньгах. Не знаете, кто может помочь с памятником деньгами? Ни мэр, ни губернатор денег на него не дали…»
Ирина Лобанкова, председатель ТОС «Кегостров»: «Как не давали власти? Евстолии Ивановне уже 81 год, и она не все помнит. На установку памятника областное правительство выделило нам грант 300 тысяч рублей. Их хватило на все — на проект, камень и установку. Проект делали сами — собрались я, Евстолия Ивановна и еще три женщины, поискали, что нравится, в интернете и выбрали. Памятник будет из двух частей черного гранита — камня с надписью «Вечная память…» и второго с 51 фамилией. В конце сентября планируем установить рядом с обелиском жертвам Гражданской войны и интервенции.
Обелиск жертвам интервенции. Архангельск
Обелиск жертвам интервенции. Архангельск