О прошлом Копачево ничего нет ни в книгах, ни в интернете. Пишут о сборах штаба школьников, но привязывать сборы к Копачево — ошибка. Они проходят уже 45 лет поблизости, в Голдобихе. Соседние Орлецы — знамениты на всю Россию, там первая каменная крепость Русского Севера, его бывшая столица. Другие Орлецы, за рекой, с карьером известняка — дали камень на церкви и Новодвинскую крепость. Вверх по течению Ракула — родина крестьянина Чудинова — до революции владельца Цигломенского и Кегостровского лесозаводов. И так далее. А у Копачево на бумаге истории нет. Местный краевед Николай Верясов рассказывает, как торгует — сначала нестрашно, потом страшнее.

Церковь Вознесения Господня (1803 г.) в селе Копачево Архангелськой области
Церковь Вознесения Господня (1803 г.) в селе Копачево Архангелськой области
Владимир Станулевич © ИА REGNUM
Дом Томиловой в селе Копачево
Дом Томиловой в селе Копачево
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Николай Верясов: «На берегу дом из лиственницы. До революции в нем жила Томилова — служанка купца, видимо отношения у них были. Когда раскулачивали, она схватила горшок с царскими червонцами и побежала в баню. А чекист за ней, горшок и отнял. Потом в доме было правление колхоза, конторы всякие. Теперь его выкупили моряки тралфлота.

Церковь у нас на берегу каменная, 1803 года. Там мастерская была при советской власти. Вокруг нее находили много могил, погост же. Рядом дома понастроили, совсем обступили церковь. И когда приход снова создавали, думали ее вернуть, да отступились — дома в метре. Церковь новую поставили, с другой стороны села.

Еще такая история. Копали колхозный погреб и нашли захоронение. Удивительно — мертвец сидел. В 1970-е здесь поставили дом учительнице Алефтине Памфиловой. Историю эту она нам на уроке рассказывала.

Еще такая была история — в 1937 году самосуд колхозники устроили. Два мужика местных украли огурцы из колхозной теплицы. Не знаю, чего так все завелись, но повесили мужиков за огурцы, а не сдали в НКВД. НКВД и увезло тех, кто самосуд устроил.

Колхоз большой был — одних коров 400. Потом приватизация, банкротство. Директором был депутат областной Евгений Чащин. Пил много, видно, не ладилось у него, поехал в лес и там повесился. Сейчас на ферме всего 10 коров, молоко местным продают».

«Могилы-клады» это неудовлетворенность жизнью и желание найти «горшок с червонцами». Потому как работа, если есть, не приближает мечты и насущное типа машины, дома и т. д.

Местная достопримечательность — Эрнест Белокоровин, предприниматель, бывший министр транспорта при губернаторе Михальчуке, бывший секретарь политсовета областной ЕР. С бюджетными деньгами не работает. Вышел в отставку, переехал в Копачево, скупил колхозные паи. Так получилось, что и областное АО «Молоко» занялось здесь тем же.

Эрнест Белокоровин, организатор Копачевских рыболовных фестивалей
Эрнест Белокоровин, организатор Копачевских рыболовных фестивалей
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Эрнест Белокоровин: «Приезжает Юрий Гусаков, областной министр сельского хозяйства, и говорит: «У АО «Молоко» завод, мы будем поддерживать производителя, может продашь им паи? Я не стал бодаться, оставил 7 гектаров, перевел в категорию «под жилищное строительство», продаю участки. Место красивое, высокий берег над Двиной. Месяц назад снова звонят из АО «Молоко», предлагают обратно все купить. Они в Холмогорах приобрели землю, а эту хотят продать. Да зачем она уже — колхоз обанкротили, технику распродали — я отказался».

В 2004 году Эрнест хотел пойти в мэры Архангельска и, возможно, стал бы неплохим. Но 2000-е уже были временем не предпринимателей, а силовиков и социально им близких. Ему не посоветовали «старшие товарищи», и Белокоровин в мэры не пошел. А на волне популизма избрался Александр Донской, который собрался в президенты, в итоге поет песню «Пуки-пуки» и ходит в грязных трусах по Красной площади.

Исаков ручей и Северная Двина — копачевские пейзажи
Исаков ручей и Северная Двина — копачевские пейзажи
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Белокоровин занялся Копачевскими фестивалями рыболовства. Собирает по 100−150 мужиков и сидят зимой на озерах. Рекорд чемпиона — 15 килограммов рыбы. При губернаторе Игоре Орлове он совсем выпал из поля зрения. И это тенденция — за 8 «орловских» лет число малых предприятий и ИП в области сократилось в 2,5−3 раза. Энергичные люди, планировавшие жизнь сами, по причине концентрации капитала были вынуждены пойти в наемные работники или люмпены. Белокоровин успешно работает, но особых перспектив тоже не видит. По всей стране, во всех отраслях, установки на монополизацию, эффективность. Чего удивляться, если активное населения «стабильностью» недовольно? Ресурс прочности нынешней власти в привлечении энергичных предпринимателей, способности подвинуть крупный бизнес ради среднего и малого — для стабильности.

Читайте ранее в этом сюжете: Память живет в постройках на века, а не в детях, деревьях и заводах