В село Красное, что на острове Никольском в дельте Северной Двины, каждый день ходит теплоход из Архангельска. Местные покажут, как пройти берегом до старого кирпичного завода. Точнее, до места, где он стоял. Село с избами начала XX века, белым песком, вековыми соснами в два обхвата — только здесь выходит на поверхность материк, морена. Но и окрестности его богаты интересностями: вниз по течению — песчаная гряда, на которой в войну стояла зенитная батарея. А вверх по течению Северной Двины — кирпичный завод.

Архангельское подворье Сурского Иоанно-Богословского монанстыря. Открытка начала XX века
Архангельское подворье Сурского Иоанно-Богословского монанстыря. Открытка начала XX века

Михаил Никитин, житель Красного: «Кирпичный завод построили в конце XIX века зажиточные крестьяне Меньшиковы. Его руины — в километре выше по течению Северной Двины. В Красном Меньшиковы появились после пожара в их родной деревне, на другом берегу Никольского русла. Отец и три сына. Сурское подворье построено из их кирпича. При советской власти их кого расстреляли, кого посадили. Но кто-то из внуков выжил — мой дядька после войны встречался с внуком Меньшикова-старшего в Мурманске. А завод отняли, он еще долго работал — до 1950-х. Там целый поселок был: печи, карьеры глиняные, двухэтажные здания для сезонных рабочих. Сейчас на месте карьеров — озера, а где здания стояли — кучи кирпичного мусора поросшие иван-чаем. Мало кто знает, кто такие Меньшиковы, а скоро и никто знать не будет».

Весь берег на месте кирпичного завода Меньшиковых у села Красное — кирпич, сплошной кирпич
Весь берег на месте кирпичного завода Меньшиковых у села Красное — кирпич, сплошной кирпич
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Валентина Фофанова, архангельский историк: «В Архангельске земельный участок для подворья Сурского монастыря находился в первой части города, на углу ул. Оперной и (Шенкурской), между набережной Северной Двины и Троицким проспектом, и закреплен за монастырем указом св. Синода от 11 октября 1903 года. Вышеозначенный участок с находящимися на нем двухэтажным деревянным домом был пожертвован богатым крестьянином с. Шотогорского Пинежского уезда Северианом Козьмичем Кыркаловым, проживавшим в то время в с. Маймаксе Архангельского уезда, на лесопильном заводе торгового дома «Братья Кыркаловы». Участок занимал выгодное положение, так как находился вблизи реки Северной Двины и пароходных пристаней на ней…

24 июня 1903 года в доме Архангельского нотариуса была совершена дарственная надпись о передаче этого участка. Как следует из приложения к главной выписке из крепостной книги Архангельского нотариального архива по г. Архангельску за 1903 год под № 50, «на приобретение такового (земельного участка) монастырем было вручено Кыркалову наличными деньгами 6 тысяч рублей, предоставленных на этот предмет о. Иоанном Сергеевым. 26 июля 1905 года о. Иоанн обращается к епископу Архангельскому и Холмогорскому Иоанникию II с просьбой построить на месте … двухэтажное каменное здание с церковью и для убедительности указывает: «Ведь Архангельск растет, и в будущем значение его будет велико».

9 августа 1905 года разрешение было получено, и в июне 1906 года сам батюшка совершил закладку нового здания подворья. Всего за два года о. Иоанн перечислил на строительство нового здания подворья более 140 тыс. рублей, по тем временам очень большие деньги» (1).

Все, что в изобилии осталось от завода — его продукция
Все, что в изобилии осталось от завода — его продукция
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Людмила Попова, архангельский историк: «В русско-византийском стиле построено подворье Сурского Иоанно-Богословского монастыря… Проект этого здания, разработанный архитектором Ермолиным, был одобрен о. Иоаннам Кронштадским, основавшим перед тем монастыри на своей родине — в Суре на Пинеге, на средства которого в 1907 году и возводилось трехэтажное здание с подвалом.

Подворье с архитектурной и градостроительной точек зрения оказалось лучшим зданием Архангельска начала XX века. Классицистический прием выделения средней части в виде разалита архитектор соединил с тремя повышенными закомарами, характерными для домонгольской архитектуры Древней Руси, выделив тем самым церковь подворья в честь иконы Божией Матери «Скоропослушница». Храм украшен шлемовидными главами на высоких барабанах, имеющими в основе два яруса кокошников — черта, характерная для русской архитектуры XV—XVI вв.

Зодчий мастерски обыграл варианты арочных окон первого и третьего этажей, выделенных на красно-кирпичном фоне белокаменными наличниками с арочными перемычками. Главный вход в здание, расположенный со стороны Северной Двины, украшен массивным полуциркульным навесом, оформленным в традициях модерна» (2).

Валентина Фофанова, архангельский историк: «19 октября 1907 года в новом трехэтажном здании Сурского подворья собором духовенства в количестве 9 священников и 3 диаконов и присутствии игуменьи Сурского монастыря Порфирии был освящен храм в честь иконы Божией Матери «Скоропослушницы»… сам же о. Иоанн не смог присутствовать по болезни. …

«Бдительное око» архипастыря епископа Иоанникия в строительстве каменного здания подворья увидело растраты денежных средств, и на игуменью Порфирию было заведено дело о присвоении ею монастырских сумм из сумм по постройке Сурского подворья в Архангельске. Игуменья была вызвана в Архангельскую духовную консисторию и 26 октября 1907 года дала показания по всем пунктам обвинения. В ноябре того же года священником Сурского прихода Венедиктом Титовым была проведена проверка приходно-расходных книг монастыря с оправдательными документами. И только вмешательство о. Иоанна Ильича Сергиева в декабре 1907 года позволило епископу Иоанникию закончить дело без последствий и «оказать игуменье полное прощение, внушив впредь вести приходно-расходные книги тщательно и проверяя их ежемесячно» (3).

Дом зажиточных крестьян Меньшиковых в селе Красном Приморского района Архангельской области
Дом зажиточных крестьян Меньшиковых в селе Красном Приморского района Архангельской области
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

С помощью местного Михаила Никитина мы собрались отправиться к заводу по берегу пешком. Он посоветовал — если есть катер, надо на катере. Километр по буеракам и зарослям ивы лишил бы желания ползать по крапивным грудам кирпича и руинам печей. Да и берег у завода — самое чистое от зарослей скопление кирпичного боя, продукции Меньшиковых — озеленевшей, темной, черной, на сколах посветлее. Руин-то и не видать — заросшие крапивой и малиной холмики. Я взял на память причудливо извитый в печи кусок бракованного кирпича и катер отчалил.

Проезжая мимо Сурского подворья иногда вспоминаю поляну с крапивой и кирпичными холмиками. Нет зажиточных крестьян Меньшиковых, нет их завода, нет памяти о них. Как ни печально, не в детях память о нас, а в построенном на века — с помощью детей или без.

Холмики заросшие крапивой и малиной — остатки печей кирпичного завода Меньшиковых
Холмики заросшие крапивой и малиной — остатки печей кирпичного завода Меньшиковых
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Примечания:

  1. Монастыри Архангельского Севера: XIV—XXI вв. Архангельск. 2017. С.270
  2. Л. Д. Попова. Зодчество Архангельска: художественный образ, стиль, традиция. Архангельск. 2010. С.157
  3. Монастыри Архангельского Севера: XIV—XXI вв. Архангельск. 2017. С.270

Читайте развитие сюжета: Мифы и легенды Копачево