Стереотип о том, что после школы — институт, довольно прочно сидит в головах у старшего поколения. Чаще всего мы растим детей, заранее определяя им путь — «окончишь школу, получишь высшее образование, устроишься на хорошую работу». Собственно, ничего плохого в этой идее нет, но вот дальше могут возникнуть нестыковки: далеко не каждый молодой человек способен в 17 лет определиться с выбором будущей профессии, а постулат «мама с папой лучше знают, что тебе нужно» и вовсе не срабатывает, учитывая извечный конфликт поколений. Кроме того, с каждым новым десятилетием мир развивается всё стремительнее, цифровые технологии открывают большие возможности для дистанционного образования, для быстрого получения необходимых навыков в самых разных сферах. Правильно ли принимать решение о выборе профессии еще на школьной скамье? Как складывается жизнь людей, отказавшихся по той или иной причине от аттестата о высшем образовании, всегда ли нужны фундаментальные знания, предлагаемые в вузах? На эти и другие вопросы я пытаюсь найти ответы в фотопроекте «Plan B».

Дарья, 21 год

Родилась в Москве. Окончила школу с золотой медалью, поступила на факультет психологии в ВШЭ.

Дарья
Дарья
Раиса Михайлова © ИА REGNUM
«Выбор сделала самостоятельно. Спустя полгода поняла, что не готова углубиться в психологию, да и не видела себя в этой профессии».

Оставила университет, успешно сдав первую сессию.

«Близкие отнеслись настороженно, но скорее спокойно, остро отреагировала только бабушка, она сказала: «Это ужасно».

Через год Даша стала студенткой факультета медиаграфики Эстонской академии художеств, работает в тату-студии.

«Абсолютно не жалею, что не стала учиться на психолога. Рада, что всё сложилось как сложилось — первый университет дал мне хороших друзей и интересный, важный опыт. Но так называемый gap year, год на поиски себя, который берут многие молодые люди после школы — очень полезная вещь, потому что не просто после одиннадцати лет школы сразу снова погружаться в учебу».

Основные проблемы существующей системы образования в России, по мнению Дарьи: «Давление, коррупция, оценки, бюрократия, дискриминация».

«В ближайшее время я не задумываюсь о смене профессии, — мне еще есть чему научиться и чего достичь. Основные навыки, необходимые тату-мастерице — знание санитарной безопасности, умение рисовать, общаться с клиентами, терпеливость и усидчивость».

Юлия, 22 года

Родилась в Санкт-Петербурге. После школы училась в СПбГАСУ, хотела стать архитектором, решение принимала самостоятельно.

Юлия
Юлия
Раиса Михайлова © ИА REGNUM
«Оказалось совсем не то, что ожидала. Ни с кем не подружилась из однокурсников, никто особо не нравился из преподавателей. По учёбе всё получалось, но без интереса».

Оставила архитектурный, не окончив первый курс, через год поступила в СПБПУ на специальность «бизнес-информатика» — «тоже сама решила и тоже бросила через год». Сейчас Юлия учится в Эстонской академии художеств, работает дизайнером-фрилансером, занимается репетиторством.

«Ни о чём не жалею, даже рада, что так всё вышло».

Основными проблемами существующей системы образования в России считает: «Обязательность, строгость, старомодность, бюрократия, безразличность».

«Моя нынешняя работа, возможно, и станет делом жизни, но не обязательно главной профессией. Если менять, то на что — пока не знаю. Для дизайнера важны тайм-менеджмент, усидчивость, способность находить компромисс, знание необходимого ПО, маркетинговые способности. Я в основном обретаю эти навыки из онлайн-курсов, видео на ютубе и из собственного опыта. Считаю, что высшее образование дизайнеру не обязательно».

Кирилл, 23 года

Родился в Москве. Окончив школу, поступил на экономический факультет ВШЭ.

Кирилл
Кирилл
Раиса Михайлова © ИА REGNUM
«Понимания, чем хочу заниматься, не было абсолютно. Все друзья пошли, и я пошел».

Отчислен с первого курса за три несданных экзамена.

«Родители были весьма расстроены и напуганы (скорее, правда, моим решением уехать в Израиль и служить в армии). В Израиле в 18 лет ребёнок идёт в армию, отслужив, работает, едет путешествовать, в 23 берётся за ум, уже немного повидав мир и, возможно, что-то для себя определив. Русских людей перспектива завершить образование только к 27 годам часто пугает. А мне кажется, что такая практика, по сути, растягивает период детства и лучше подготавливает ко взрослой жизни».

В настоящее время Кирилл — студент факультата испанского языка и криминологии Бангорского университета (Северный Уэльс, Великобритания), работает барменом.

«О том, что не стал учиться в Вышке, ничуть не жалею. Возможно, это было самое правильное решение из всех, что мне доводилось принимать. Смотрю сейчас на своих друзей, которые доучились до конца… У них всё замечательно, но я бы не хотел быть на их месте».

Основные проблемы существующей системы образования в России, по мнению Кирилла: «Армия (страх в ней оказаться), ЕГЭ (набивание руки вместо реальных знаний), несовременность (чрезмерное заучивание непонятных прописных истин вместо разбора реальных релевантных примеров\ситуаций), скука, возраст преподавателей, соревновательность».

«Бармену нужно уметь обслуживать, работать под давлением, в команде, быть готовым учиться и переучиваться, быть организованным и чистоплотным. Я прошёл курс подготовки, он даёт некоторые базовые знания, но остальному обучают в деле. Высшее для этого противопоказано. Кому нужен слишком умный бармен?! С выбором профессии еще сложно — учу в равной степени криминологию и испанский язык. Барменом мне работать очень нравится, но всё-таки это временное».

Шейне, 25 лет

Родилась в Москве. После школы поступила на биологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова.

Шейне
Шейне
Раиса Михайлова © ИА REGNUM
«Хотела и прошла на психфак, но родители настояли на биофаке».

Ушла из университета за три месяца до окончания бакалавриата.

«На фоне учебы у меня началась клиническая депрессия. Родителям сказала, что в академе. Они не поняли и не принимали депрессию долгое время».

Сейчас Шейне живет в Израиле, работает бар-менеджером в ресторане.

«О времени, проведенном на биофаке, не жалею. И не жалею, что ушла. Держу в голове, что стоит все-таки получить высшее образование, но нет желания возвращаться, да и чему именно я хотела бы учиться, пока не ясно мне самой».

Основные проблемы существующей системы образования в России:«Спешка, шаблон, обязательство, безответственность, пренебрежение».

«Теперешнюю свою деятельность делом жизни не считаю, но пока это даёт деньги и кайф от процесса и общения с людьми. Образование для нее не нужно. Необходим порядок, скорость, способность находить подход к клиентам, ответственность и умение чувствовать работников. Всё это приходит с опытом и желанием».

Михаил, 27 лет

Родился в Москве. После школы учился в ВШЭ на факультете социологии.

Михаил
Михаил
Раиса Михайлова © ИА REGNUM
«Я бы не сказал, что это полностью мой выбор, — я всегда жил в парадигме «нужно обязательно получить высшее образование», но в то время не очень представлял, какое направление выбрать. Родители предложили: есть хорошее высшее заведение, которое котируется и в России, и за рубежом. Через два года сам решил оставить учебу (она не доставляла мне удовольствия) и уехать за границу. Близкие поддержали. Сомневаюсь, что большинство людей в 17 лет способны отдавать себе отчет, чем они хотели бы заниматься в жизни».

Сейчас Михаил живет в Израиле, работает на заводе по производству алюминия.

«Единственная польза от попытки получить высшее образование — я научился жонглировать информацией, находить ее и учиться чему-то новому».

Основные проблемы существующей системы образования в России, по мнению Михаила: «Коррупция (очень глубоко засела в этой системе), непрофессионализм (если не брать знаменитые вузы типа МГУ, Бауманки, той же ВШЭ, в остальных зачастую вообще не надо учиться, надо просто в кассе проплачивать свои оценки, и всё будет схвачено), неокупаемость (чаще всего затраты на образование не окупаются в дальнейшем), отсутствие гарантий (при хорошей успеваемости многие западные вузы предоставляют начальное трудоустройство, в России этого нет), полное отсутствие контроля качества образования».

«Для моей работы требуется выносливость, физическая сила, терпение, способность обучаться, коммуникабельность. Я обычный сборщик, для этого фундаментальных навыков не нужно — только умение работать руками».

Олег, 33 года

Родился в Москве. После школы учился в ВШЭ на отделении деловой и политической журналистики факультета политологии, выбор делал самостоятельно. После первого курса забрал документы из института.

Олег
Олег
Раиса Михайлова © ИА REGNUM
«Сыграло роль разочарование в Москве, в людях в целом — наверное, сильный депрессивный эпизод. Мама была очень расстроена, сестра и брат поддержали».

Через три года поступил на отделение общей психологии в Институт психологии и педагогики:

«Выбирал доступный вуз, чтобы не идти в армию».

Отчислен с 4-го курса. Позже окончил Московский социально-педагогический институт, чтобы иметь возможность продолжить обучение в магистратуре в России или за границей. В настоящее время работает фотографом.

«Пришлось 10 лет бегать от армии и потом учиться в слабом вузе — наверное, я бы предпочел окончить «Вышку». Небольшие сожаления есть, но зато и неповторимый опыт тоже».

Основные проблемы существующей системы образования в России: «Косность, ригидность, длительность, занудность, теоретичность».

«Фотограф — профессия неплохая, хотя нынешний кризис сильно ее подкосил. Необходимые навыки — коммуникабельность, стрессоустойчивость, креативность, любопытство, ответственность. Всё пришло с опытом, высшее для этого не нужно».

Елена, 35 лет

Родилась в Москве.

Елена
Елена
Раиса Михайлова © ИА REGNUM
«С восьми лет была убеждена, что стану уголовным адвокатом, — настолько сильным было папино влияние. Полтора года готовилась к поступлению в МГУ, но в 11 классе поняла, что хочу не этого. Чего именно — толком не знала, поэтому всё равно подала документы на юрфак. Не добрала балл и, как человек амбициозный, оказалась разбита этим вдребезги. Поступила на вечернее в РГСУ. Параллельно из упрямства продолжала сдавать экзамены в МГУ — уже, правда, на исторический: было важно доказать, что могу стать студенткой МГУ».

Прошла с четвертой попытки, на первом курсе истфака родила дочь Ясю. Два года пыталась совмещать учебу и заботу о ребенке, потом вынужденно вышла на работу и оставила университет. Сейчас Елена — кинорежиссер.

«Я знала, что не стану историком, но мне было интересно на факультете. Иногда немного жалею, что не стала учиться там дальше — просто для общего развития, искренне думаю, что историческое образование не повредит никому».

Основные проблемы существующей системы образования в России, по мнению Елены: «Оторванность от жизни, негибкость, устарелость, разрыв поколений, бедность (и университетов, и преподавательского состава)».

«После многих лет проб и ошибок я пришла в ремесло, которым, кажется, подсознательно хотела заниматься всегда. Пока снимаю клипы, рекламу, но, по сути, это мой медленный и, надеюсь, верный путь в кинематограф. Режиссеру необходимо упорство, собранность, интеллект, умение заряжать своей идеей окружающих, терпение. Я их продолжаю постигать на практике. Не считаю, что киношникам нужно фундаментальное высшее образование, особенно такое, каким оно является в России. Важно быть насмотренным, хорошо разбираться в истории искусства, любить кино и не переставать учиться у каждого: от световика до продюсера. Уважение и искренний интерес ко всем, кто имеет отношение к визуальному продукту — залог того, что ты не превратишься в зашоренного и заносчивого говнюка».

Яна, 45 лет

Родилась в Ташкенте (Узбекистан, ранее — СССР), после школы поступила в Ташкентский политехнический институт на факультет промышленно-гражданского строительства.

Яна
Яна
Раиса Михайлова © ИА REGNUM
«Пошла за компанию с подругой, четкого представления зачем/куда не было, но что обязательно надо поступить в институт или ты неудачник — было».

Забрала документы со второго курса.

«Полностью разочаровалась в выбранном профиле и в романтике студенческой жизни (где эти кафедры, как в кино, где дух студенчества?! Всё уныло, и понятно, что почти всё здесь — из-за «корочки»). Родители были в шоке. Отцу боялась сказать, а мама сначала поддержала, но потом очень испугалась за мою судьбу без высшего образования. В итоге высшего у меня так и нет, есть медицинский техникум с отличием (два года), два года заочного обучения на факультете экономики в ТашГУ, полгода обучения на специалиста по финансовому консультированию по проекту немецкого GTZ, постоянные повышения квалификации».

Позже — в иммиграции в США Яна окончила колледж по специальности «дизайн и типографика» и курсы фотографии Кливлендского института искусств. В настоящее время она — директор галереи в Кливленде (штат Огайо, США), занимается творчеством.

«Если вернуться в юность, всё оставила бы как есть, разве что еще пошла бы в художественную мастерскую подмастерьем. Жалею, что не хватает фундаментального образования по истории искусства, литературе и музыке, хоть и окончила музыкальную школу».

Основными проблемами существующей системы образования в России (СССР) считает: «Коррупцию (блат, поступить во многие институты можно было за взятку и по договоренности), непрактичность (обучение специальностям/предметам, заведомо не пригодным в жизни)».

«Я работаю художником-печатником и руковожу галереей и арт-резиденциями. Это мой осознанный выбор и дело всей жизни. Руководителю важно быть внимательным к деталям, любознательным, иметь широкий кругозор, чувство ответственности и талант к общению. Ну, а художнику-печатнику необходимо упорство, терпение, физическая выносливость и знание ремесла».

Даниэль, 30 лет

Родился в Иерусалиме (Израиль), там же получил среднее образование.

Даниэль
Даниэль
Раиса Михайлова © ИА REGNUM
«По окончании школы все израильские дети идут в армию. Отслужил три года десантником, год работал, почти два — путешествовал и только потом задумался об институте. Сперва поступил на программирование и математику в Иерусалимский еврейский университет, но почувствовал, что не интересно, перевелся на восточные науки и японский язык, проучился полтора семестра. Параллельно стал заниматься видеографией и быстро понял: у меня достаточно интересных дел и без университета. Родители никогда не пытались влиять на мои решения и полностью поддерживали на всех этапах».

Сейчас Даниэль работает кинооператором и монтажером.

«Не жалею, что не стал продолжать учиться ‑ и сейчас поступил бы точно так же».

Основные проблемы существующей системы образования в Израиле, по мнению Даниэля: «Отсутствие личного контакта с педагогами; тестирование (сама идея, что тесты отражают уровень образования студента и дают возможность оценивать их знания); отсутствие нормальной инфраструктуры для поддержки студентов во время учебы (кампусов, помощи в самостоятельной жизни); малая «мобильность» в рамках учебы (трудно пробовать разное); сама мысль, что только высшее образование поможет тебе стать успешным».

«Я создаю видео и считаю свою работу самой интересной. Не думаю, что когда-либо сменю ее, хотя всё, конечно, может произойти. В нашем деле важна самодисциплина, тайм-менеджмент, продуктивное взаимодействие с людьми, умение пользоваться техникой, кинематографические навыки (вкус, понимание кадра, монтажа). Всему я научился в процессе работы. Фундаментальное образование в кино — это прекрасно, но в первую очередь нужно уметь работать в команде, смотреть хороший материал и развивать собственный вкус. Я считаю, что за годы, которые тратятся на получение высшего образования, на съемочной площадке можно научиться гораздо большему. Это личный выбор каждого человека».

Читайте ранее в этом сюжете: Конь для человека или человек для коня?