В Ярославле УМВД России по Ярославской области составлен протокол об административном правонарушении на шеф-редактора ИА REGNUM Алексея Яковлева по статье 13.15 КоАП РФ «Злоупотребление свободой массовой информации». Речь идет о девятой части статьи, которая предполагает распространение «заведомо недостоверной общественно значимой информации под видом достоверных сообщений, создавшее угрозу причинения вреда жизни и (или) здоровью граждан, имуществу, угрозу массового нарушения общественного порядка».

Объектом внимания стала публикация в личном телеграм-канале Алексея Яковлева «Дядя Лёша» от 1 апреля 2020 года. «Заведомо недостоверными» в полиции считают следующие слова:

«В Москве строят новую инфекционную больницу для больных COVID-19. Открыты вакансии врачей и медперсонала. Зарплата медсестры — 130 тысяч, врача — от 220 тысяч рублей. В Ярославле больницы перепрофилируют в инфекционные отделения. Ярославским врачам и медработникам предлагается выполнять свои обязанности в условиях риска заразиться коронавирусом за стандартные оклады (у медсестры — 22 тысячи). Врачи массово отказываются от работы — уходят на больничный, в отпуск по уходу за ребёнком, увольняются. С одной стороны — они давали клятву Гиппократа, с другой — они, как никто другой, понимают степень риска и свою незащищённость».

В чем именно заключается недостоверность, сотрудники полиции пояснить не могут. При этом информация об отказе российских врачей от работы в условиях пандемии неоднократно появлялась в средствах массовой информации. Так, например, во Владимирской области проверку по подобным фактам лично поручил провести глава СКР Александр Бастрыкин. В Калининградской об отказе от работы 350 медиков официально сообщил министр здравоохранения региона Александр Кравченко. О том, что медицинские работники из-за нехватки средств индивидуальной защиты и низких зарплат стараются уйти в отпуск или на больничный, рассказал зампред Профсоюза работников здравоохранения РФ Михаил Андрочников. Примеров подобных сообщений только в официальных СМИ множество, не говоря о социальных сетях.

Возможно, сотрудники полиции полагают, что Ярославская область чем-то принципиально отличается от других регионов России. Хотя речь не идёт о ситуации в конкретном регионе, такое предположение также ошибочно. Согласно многочисленным публикациям в СМИ, официальных источниках и социальных сетях, в начале и на пике пандемии положение ярославских медиков мало чем отличалось от коллег в других регионах России. Так, 6 мая заместитель председателя правительства области Анатолий Гулин заявлял о том, что клиники для больных COVID-19 укомплектованы лишь на 60%.

«Сказать о том, что мы укомплектованы кадрами в полном объеме, это, конечно, ни о чем не сказать. У нас есть проблемы с комплектацией кадров. На сегодня укомплектованность девяти учреждений, которые работают по COVID, составляет порядка в среднем 60 процентов. У кого-то больше, у кого-то чуть меньше», — заявил региональному оперативному штабу по ситуации с коронавирусом Анатолий Гулин.

Об острой нехватке врачей, медсестер, уборщиц сообщало и руководство Ярославской ЦРБ, принимавшей больных COVID-19.

«К сожалению, больница испытывает сильнейший кадровый голод. В смене всего 2 врача и 2 медсестры на 60 пациентов (по нормативу положен 1 врач на 6 коек)», — говорилось в заявлении руководства больницы в социальных сетях 5 мая 2020 года.

Динамику кадрового дефицита медицинских работников хорошо видно по статистике сайта hh.ru. Согласно его данным, на апрель 2020 года открытыми оставались 17 тысяч вакансий для медиков, хотя еще год назад их количество не превышало 7,5 тысячи.

Надо отметить, впоследствии ситуация в Ярославской области была существенно исправлена. Смею утверждать, что свою роль в это внесла и публичная огласка положения дел через средства массовой информации и социальные сети. Более того, на последовавшем за этой оглаской обсуждении в Ярославской областной думе, были озвучены и куда более шокирующие факты.

Откуда же у сотрудников полиции информация не просто о недостоверности информации о нехватке врачей, а о «заведомой недостоверности?» Эта формулировка должна означать, что Алексей Яковлев точно знал, что медики не отказываются от работы и больницы полностью укомплектованы специалистами. Но откуда же тогда возник некомплект в 40% в ковид-клиниках в Ярославской области? Неужели регион встретил пандемию с такой нехваткой сотрудников? Ведь новых больниц не открывали, заболевших принимали действующие медицинские учреждения на действующие койки. В этих больницах должно было быть достаточное количество врачей, медсестер, уборщиц.

Более того, если нехватка персонала сложилась еще до пандемии и никак не была устранена ввиду очевидной угрозы, то это не что иное как преступная халатность чиновников от медицины. И речь должна идти об их наказании. Напомним — только по официальной статистике, от коронавируса в регионе скончались 24 человека.

Вместо этого объектом административного преследования выбирается журналист, слова которого могли вызвать, по мнению полиции, «угрозу массового нарушения общественного порядка». Но почему-то не вызвали. Конечно, фантазия человека безгранична. И если дать ей волю, то любое слово может что-то вызвать. Так, в Туркмении вообще запретили слово «коронавирус». Почему-то не помогло.

Глядя со стороны, Алексей Яковлев больше достоин награды за профессионализм и оперативное привлечение внимания общественности и власти к проблеме, чем наказания за вымышленное правонарушение. Но это решит справедливый суд.

Читайте развитие сюжета: В Ярославле прошли пикеты в защиту свободы слова