Намерение областной власти вызвало чрезвычайное волнение среди местного населения. Тревогу фряновцев можно было бы назвать преждевременной, беспочвенной, если бы не обнаружилось, что, несмотря на отсутствие официального решения о строительстве комплекса по переработке отходов (КПО) «Булаково», администрация Московской области уже полным ходом действует в интересах регионального оператора ногинской зоны Подмосковья ООО «Хартия».

Мусор
Мусор
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Под территорию КПО планируется отвести земли сельскохозяйственного назначения, несмотря на то, что в московское областное правительство поступили предложения сельхозпроизводителей взять эти бывшие колхозные пашни в аренду.

Чиновники фактически готовы свернуть программу обеспечения жильем многодетных семей, для чего рядом с Булаково было отведено более тысячи участков под индивидуальное жилищное строительство (ИЖС), и четверть из них уже освоена. Аппаратчиков из правительства Московской области не останавливают и последствия рекламной поездки, устроенной для жителей Фряново, на недавно запущенный КПО «Рошаль», в результате которой у представителей многодетных семей сформировалось стойкое убеждение, что вырастить здоровых детей рядом с подобными комплексами невозможно.

В интересах «Хартии» в «Схему территориального планирования транспортного обслуживания Московской области» была включена дорога через заказник регионального значения «Квартал 4,5,6 и 21 Фряновского лесничества».

Идея строительства на фряновских землях КПО с мусорным полигон для большей части поступающих отходов создает очередную угрозу обеспечения питьевой водой миллионного населения Восточного Подмосковья. По расчетам Института водных проблем РАН, от КПО «Булаково» пострадают не только незащищенные водозаборы Фряново. Непоправимый вред будет нанесет Клязьминско-Шернинскому месторождению подземных вод, официально зарегистрированному в качестве надежного стратегического запаса природной воды высокого качества для восточных районов Московской области (см. «Кто и зачем угрожает безопасности водоснабжения России?»). Но, судя по бездействию властей, судьба одного из последних стратегических резервов питьевого водоснабжения Подмосковья ни министерство экологии Московской области, ни Минприроды РФ не волнует, несмотря на планы создания 35-миллионной московской агломерации и реализацию федерального проекта «Чистая вода».

Ознакомительная экскурсия на действующий комплекс по переработке отходов, для жителей г.п. Фряново и совета депутатов г.о Щелково в «КПО «Прогресс». г.о. Рошаль
Ознакомительная экскурсия на действующий комплекс по переработке отходов, для жителей г.п. Фряново и совета депутатов г.о Щелково в «КПО «Прогресс». г.о. Рошаль
Hartiya.com

Складывается впечатление, что национальный проект «Экология» представляет собой несколько абсолютно не скоординированных между собой федеральных проектов по суетливому освоению бюджета, когда один проект мешает другому. Лучше всего это видно на примере того, как проект «Читая страна» создает неразрешимые проблемы для реализации проектов «Чистая вода» и «Чистый воздух». Быть может, с точки зрения бизнеса гораздо выгоднее иметь грязную воду, ведь тогда потребуются очень дорогие наилучшие доступные технологии системы водоочистки и очень-очень высокие тарифы на воду. Так что, как говорил Аркадий Райкин, «не дворяне, мыться на кухне будете» — из бутилированной воды.

Территория, определенная московской областной властью для строительства КПО «Булаково», — это самая высокая географическая точка территории севернее Фряново. Местность болотистая. Очень близки грунтовые воды. Протекает речка Киленка. Все поверхностные стоки устремляются на юг, в сторону Москвы. В этом же направлении могут распространяться вредоносные жидкие свалочные фракции. Но, очевидно, в понимании заказчиков перерабатывающего комплекса — это мелочи, ничтожные в сравнении с коммерческой выгодой.

Размещение крупного КПО под фряновской деревней Булаково имеет для бизнеса стратегическое значение. В этом месте сходятся две части огромной межобластной территории, в которых «Хартия» стала региональным оператором. Южная часть — это «Ногинский кластер», одна седьмая Московской области. Северная — это «первая зона» по обращению с отходами, одна треть Владимирской области. От Булаково до скоростной федеральной трассы А-108 — условной границы между Московской и Владимирской областями — всего шесть километров.

Опушка леса Фряновского лесничества
Опушка леса Фряновского лесничества
Olga Shuklina

Под давлением общественности владимирский губернатор Владимир Сипягин принял решение о запрете ввоза во Владимирскую область ТКО из других регионов. Представить себе, чтобы население Московской области добилось подобного поступка от губернатора Андрея Воробьева, — за рамками реальности. Поэтому появление КПО «Булаково» предполагает, что в Московскую область могут завозиться отходы как минимум из шести районов, составляющих «первую зону» Владимирской области, которую контролирует «Хартия».

Неслучайно чиновники, официально заявляя, что решение о строительстве КПО на фряновских землях будет принято после анализа результатов инженерных, геологических изысканий, на деле, не дожидаясь итогов исследований, активно способствуют региональному оператору в его стремлении «осесть» под Булаково. Щелковскому муниципалитету навязываются поправки в Генплан, необходимые «Хартии». Поддерживается заявка на согласование энергетической мощности для КПО. Проводятся манипуляции с земельными участками. Планируется дорога через природный заказник. Игнорируются негативные заключения экспертов, в том числе академической науки. Создаются административные препоны фряновскому протесту.

Инициативная группа граждан, выступающих против строительства перерабатывающего комплекса, пытается найти поддержку у Андрея Булгакова — недавно передвинутого с должности главы городского округа Котельники на аналогичную должность в более престижном городском округе Щелково. На июньской встрече с активистами Андрей Алексеевич заявил: «Я полностью на стороне жителей Фряново». Но при этом сделал типичную чиновничью оговорку: он будет «работать в рамках правового поля».

Оговорка, безусловно, не случайная. Она защищает главу Булгакова от любых народных претензий. В случае чего всегда можно сослаться, например, на санитарную норму — 500 метров от свалки до жилого дома. Или на то, что право собственности на сельхозучастки под Булаково принадлежит региональной власти. «Рамки правового поля» предоставляют массу возможностей оправдать действия или бездействие чиновника.

Андрей Булгаков и Елена Мокринская в ходе административного часа в Совете депутатов городского округа Щелково
Андрей Булгаков и Елена Мокринская в ходе административного часа в Совете депутатов городского округа Щелково
Sovet-shchelkovo.ru

Недавняя административно-территориальная реорганизация Московской области завершилась уничтожением поселенческих органов местного самоуправления под видом «оптимизации» властных структур и сокращения неэффективных расходов бюджетов. Щелковский Совет народных депутатов остался единственным представительным муниципальным органом на большой подведомственной территории. Отличительная особенность его нынешнего состава — большинство депутатов, в том числе председатель Совета Елена Мокринская — члены КПРФ. Но, похоже, и «коммунистический» совет фряновцам не защитник, так как упорно обходит стороной вопрос о строительстве КПО «Булаково» и Щелковский райком КПРФ.

Во Фряново сложилось мнение, что щелковские депутаты способны малодушно одобрить все изменения Генплана, которые нужны для обеспечения строительства КПО «Булаково». Но создастся ли возможность для «антинародного» решения, будет понятно по содержанию поправок, которые внесет на рассмотрение Совета депутатов глава Андрей Булгаков. Прикроется ли он сомнительным тезисом «работать в правовом поле» или осмелится противоречить «Хартии» и связанным с ней областным чиновникам, будет исходить из своего публичного заявления о поддержке Фряново? Это выяснится в скором времени.

Перевод земель из категории «сельскохозяйственные» в «промышленные» — главный интерес «Хартии». Интрига заключается в том, что участки, намеченные под комплекс «Булаково», — государственная собственность Московской области. И, по Земельному кодексу, в случае Фряново изменение земельной категории — прерогатива субъекта Федерации. Но при этом необходимые «Хартии» поправки в градостроительных документах городского округа Щелково — право муниципальной власти. И она же выдает разрешение на строительство. Поэтому для фряновцев так важно знать, что в реальности означает утверждение щелковского главы о том, что он на их стороне.

Административный час в Совете депутатов городского округа Щелково. Встреча депутатов с Андреем Булгаковым
Административный час в Совете депутатов городского округа Щелково. Встреча депутатов с Андреем Булгаковым
Sovet-shchelkovo.ru

А пока муниципальная власть решает, кому ей служить, в среде фряновского гражданского сообщества действуют как явные, так и замаскированные сторонники строительства комплекса по переработке ТКО близ деревни Булаково. Их роль — внести смуту, ослабить общественный протест, а проблему «свалить с больной головы на здоровую». Распространяется слух, что виновники надвигающейся беды — не «Хартия» и её помощники в кабинетах региональной власти, а… соседи из Владимирской области — гражданские активисты Филипповского поселения, чьим трудом сорвано создание полигона ТКО на лесной территории площадью 1500 га, а лес возвращен в лесной фонд Российской Федерации. Мол, из-за того, что в Филипповском поселении не построят мегапомойку для московских отходов, ее перенесли во Фряново. «Перевод стрелок», назначение «козлов отпущения», «разделяй и властвуй» — классические приемы бюрократии в достижении своих целей. Смогут ли фряновцы сохранить единство и противостоять ничем не обоснованным и исключительно коммерческим интересам мусорного монополиста, покажет ближайшее время. Почему исключительно коммерческим? Потому что при современных технологиях переработки отходов мусорные полигоны не нужны в принципе (см. сюжет «100%-ный рециклинг или Безотходная Россия» и «Правительству РФ: Как реализовать проект «Чистая страна» в 150 раз дешевле».