А много ли среди нас тех, кто хотел бы, чтобы с его ребенком занимались ЛГБТ — актвисты?
А много ли среди нас тех, кто хотел бы, чтобы с его ребенком занимались ЛГБТ — актвисты?
Screenshot

Благодаря безудержному желанию политического руководства постсоветской России, активно поддержанному людьми со светлыми лицами, — войти в мировое сообщество, в нашу жизнь пришли и раздирающие «цивилизованное человечество» противоречия, все эти феминизмы новой волны, права ЛГБТК+, ювенальная юстиция, и прочие расчеловечивающие практики. Прекрасно понимая, что за всеми этими феноменами стоят экономические и властные интересы, тем не менее оставим их на время в стороне и поговорим о самих этих движениях, активистах и их защитниках.

А много ли среди нас тех, кто хотел бы, чтобы с его ребенком занимались ЛГБТ — актвисты?
А много ли среди нас тех, кто хотел бы, чтобы с его ребенком занимались ЛГБТ — актвисты?
Screenshot

В пятницу, 27 июня 2020 года, началась «широкая» кампания в поддержку подвергшейся репрессиям «силовиков» активной поборницы прав угнетаемых патриархальным обществом меньшинств — художницы Юлии Цветковой. Слово «широкая» взято в кавычки не для того, чтобы умалить или обсмеять происходящее, наоборот, автор очень серьезно относится к такого рода событиям. И вот почему.

Секс-просветительница и режиссерка активистского театра Цветкова
Секс-просветительница и режиссерка активистского театра Цветкова

Внимательно просмотрев список присоединившихся к акции, можно вспомнить ехидное «Кто сегодня на манеже? Говорят, что снова те же» — и на том успокоиться. Действительно, в медиастрайке в поддержку Юлии, мы увидим пул рукопожатных СМИ — от оппозиционно либеральных до не менее оппозиционных нишевых хипстерских, от «прекраснолицых людей», вышедших из советского диссидентства, и присоединившихся к ним в конце 1980-х номенклатурщиков до молодой поросли борцов с нетолерантными маскулинными российскими «ватниками», то бишь нас с вами читатели. Да-да, это все те же несколько процентов участников «Болотной», «прогулок по бульварам» и так далее.

Тут бы вздохнуть с облегчением, мол, они ничего не значат, так, статистическая погрешность — и забыть. Увы, но забыть не получится. Не получится хотя бы потому, что не имеющая «прививки» молодежь все активнее откликается на пропаганду чуждых многотысячелетней истории человечества ценностей и начинает рассматривать происходящее в мире через призму новых, тоталитарных идеологий. Нет, автор не считает, что явленные нам во всем своем бесстыдстве защитники угнетаемых являются акторами процесса. Все эти социальные движения всего лишь инструменты, которыми разрушают наше общество. Только от понимания происходящего легче не становится. Ведь народ, желающий длить свое историческое существование, должен отвечать на вызовы. Давайте на конкретном примере попробуем разобраться, как государство и общество отвечают на вызов «новой нормальности».

Собственно, с чего началась вся эта история. Юлия Цветкова — бодипозитивистка, феминистка и ЛГБТ-активистка. Среди прочих самонаименований девушка называет себя секс-просветительницей, директоркой комьюнити центра, создательницей ролевых игр и режиссеркой активистского театра. После школы она уехала учиться в Москву, а затем в Лондон, откуда, не закончив образование, была вынуждена по семейным обстоятельствам вернуться. После возвращения Юлия, которая, по словам ее матери Анны Ходыревой, и в детстве проявляла себя незаурядно, вывела свою деятельность на качественно иной уровень. Помимо работы с детьми в студии матери, она открыла в соцсети «ВКонтакте» несколько пабликов, посвященных: секс-просвету — «Одуванчиковое поле», ЛГБТ-тематике — «Тайная вечеря — ЛГБТКИАПП+на-Амуре», феминизму — «Комсомолка ★ феминизм пересечений», и бодипозитиву — «Монологи вагины».

Вот, со спектакля «Розовое и голубое», в котором были заняты дети от шести до семнадцати лет, у этой дружной семьи и начались проблемы. Сначала администрация Комсомольска-на Амуре запретила его к показу, а затем и у правоохранительных органов появились вопросы.

Как объясняла сама Юлия, постановка была посвящена гендерным стереотипам и тому давлению, которое общество оказывает на мальчиков и девочек, и, что-де лучше оставаться личностью, нежели стараться соответствовать ценностным установкам окружения. Специфический подбор материала для постановки, в которой участвуют дети, не правда ли? Также можно уверенно утверждать, что сделанный секс-просветительницей выбор отнюдь не случаен, поскольку барышня вела активную «просветительскую» деятельность. И, как представляется, при объективном анализе всей этой истории немного найдется тех, кто поверит в то, что фем-активистка и ЛГБТ-пропагандистка, приходя к детям, забывала об этих своих ипостасях.

Конечно же, взявшись за дело следственная машина продолжила разбираться в бурной деятельности «неординарной» режиссерки. Дело дошло до вышеназванных страниц, и девушка превратилась из свидетельницы в обвиняемую. По словам Юлии в интервью журналу «Сноб», за то, что она разместила картинку в поддержку двух геев из Москвы, которым опека района «Марьино» помогла усыновить двух мальчиков (картинку можно посмотреть здесь).

Защищая себя, барышня утверждает, что: «Я опубликовала эту картинку после истории с двумя геями, у которых хотели забрать усыновленного ребенка. В сети запустили флешмоб в их поддержку, я тоже решила поучаствовать. Картинка вообще довольно безобидная — там нарисованы две семьи (однополые пары с детьми — прим. «Сноб») и написано «Семья там, где любовь». Как пропаганда это выглядело бы, если бы я написала, что настоящая семья — только ЛГБТ-семья. Но я так не считаю, потому что против дискриминации в любую сторону. По этой же причине я не считаю, что семья обязательно должна быть традиционной. Моя семья, например, состоит из нас с мамой и двух кошек», — цитата из интервью журналу «Сноб».

Такая позиция не выдерживает никакой критики, не выдерживает уже потому, что на картинке не представлена традиционная семья, следовательно, как можно говорить о том, что «Семья там, где любовь». Или в обычной семье нет любви? А уж, что там написала и не написала, это казуистика, рисунок говорит сам за себя.

Далее возникли претензии к ряду материалов из паблика «Монологи вагины», в которых усмотрели порнографическое содержание. С девушки взяли подписку о невыезде, что, впрочем, ее не остановило. Она побывала в Санкт-Петербурге на фестивале «Ребра Евы» («Рёбра Евы» — социально-художественный проект, посвященный борьбе с гендерной дискриминацией — прим. ИА REGNUM), где показала видео спектакля «Розовое и голубое», а заодно, если верить некоторым СМИ, успела прокатиться в Москву и поучаствовать в ЛГБТ-мероприятии. Подключившиеся к «медиастрайку за Юлю» СМИ и общественность предпочитают обходить этот момент стороной, но именно после этого рандеву следствие вынуждено было заключить Цветкову под домашний арест, который, кстати, уже отменен.

Долой гендерную дискриминацию!
Долой гендерную дискриминацию!

Увольте от описания физиологических подробностей творческих и гражданских активностей Цветковой. Ее история рассматривается как некий феномен, как один из эпизодов ведущейся против нашего народа войны. Стоит лишь добавить, что следствие продолжается и, возможно, появятся новые обвинения, и перейти к главному.

Пусть эта история еще не закончилась, но аналогичные дела все же позволяют сделать кое-какие выводы, которые, увы, совсем неутешительные. Мы имеем дело с широким фронтом сил, навязывающим «новую нормальность», с ее гей-прайдами, сменой пола, да и, вообще, со всей совокупностью расчеловечивающих практик. Не предъявляя претензии к конкретным исполнителям, необходимо отметить действия всей системы, которая ничего, кроме «тащить и не пущать», не умеет, а общество, чью традицию растаптывают, безмолвствует.

Посуди сам, читатель, как можно квалифицировать тот факт, что широко представленные в поисковой раздаче «национального» IT-гиганта компании «Яндекс» материалы отражают точку зрения лишь одной из сторон этого ценностного конфликта? Позицию консервативной стороны можно найти лишь в отдельных постах в соцсетях, либо зайдя на сайты немногочисленных консервативных изданий. Впрочем, позиция «с фигой в кармане» отнюдь не нова и давно не вызывает никаких вопросов.

В эпоху тотального лицемерия и фейк-ньюс люди вправе не верить данным социологических служб, предъявляемым с телеэкранов и «новых медиа» мнениям экспертов о том, что российское общество толерантно относится к тому, кто и как устраивает свою личную жизнь. Чтобы убедиться в правоте данных суждений, достаточно поговорить со своим окружением, друзья и знакомые ведь врать не будут? Только эта присущая нашему народу благодушная терпимость заканчивается там, где начинается выставление напоказ своей инаковости и навязывания своих норм всему обществу. В чем также можно убедиться, задав соответствующий вопрос тем, с кем мы общаемся в повседневной жизни. История Цветковой тому лишнее подтверждение, никому, кроме своего комьюнити, она была бы не интересна, если бы не воспылала желанием работать с детьми.

А о правах детей, с которыми занималась Цветкова, кто позаботится?
А о правах детей, с которыми занималась Цветкова, кто позаботится?
Screenshot

Автор так же вряд ли бы обратил внимание на этот случай, если бы не один, куда более значимый нюанс. Дело в том, что Цветкову дружно бросились защищать персоны и группы, казалось бы, настолько идеологически разные, что просто невозможно представить их рядом. И, несмотря на то, что «они такие разные, тем не менее они вместе». Что же их всех объединило? Так и это давно не секрет, сойтись они могли лишь на почве категорического неприятия нынешней власти, в борьбе с которой все средства хороши. И тут, что «алгоритм» «Яндекса», ставящий в поисковую раздачу исключительно позицию борцов с патриархатом, что медиаресурсы господина Ходорковского, а также СМИ, принадлежащие либо финансируемые доморощенными олигархами, которых у нас в стране давно нет, — суть едина.

Что действительно заставляет с тревогой всматриваться в будущее, так это то, что общество не дает интеллектуального ответа на вызов содомитов. Противостоят обрушившейся на нашу страну мерзости те, кто своими неадекватными угрозе действиями, скорее, дискредитируют и маргинализируют справедливую и жизненно необходимую борьбу. А те, кто мог бы дать культурный и содержательный ответ, видимо, от большого ума, предпочитают помалкивать в сторонке. В итоге в борьбе с гендерными конструктивистами и секс-просветителями мы проигрываем будущее свое и наших детей, да и детей своих тоже проигрываем.

Читайте также: В Москве под эгидой Минкульта занимаются гендерным конструированием