Странная ситуация сложилась на Западе в плане борьбы за равенство полов. Известного писателя и автора любимых многими молодыми и прогрессивно настроенными людьми книг о мальчике-волшебнике Джоан Роулинг травят за защиту свободы слова и совести другой женщины. Абсурдности этой ситуации придает тот факт, что учит ее правильной борьбе за права женщин молодой актер, о котором без книг о Гарри Поттере никто бы и не услышал, пишет Джоанна Уильямс в статье, вышедшей 10 июня в The American Conservative.

Джоан Роулинг
Джоан Роулинг

Может ли 2020 год оказаться еще более странным? Так, британскую писательницу Джоан Роулинг, создавшую книги о Гарри Поттере и любимую огромным числом представителей поколения нулевых, обвинили в расизме. И сделало это уже новое, более молодое и «прогрессивное» поколение. По иронии судьбы «преступление» Роулинг заключается в том, что она не верит в магию, то есть не считает, что для превращения мужчины в женщину достаточно нескольких специальных слов.

Неожиданным поворотом сюжета стало то, что в дискуссию вмешался сам «Гарри Поттер», также известный как актер Дэниэл Рэдклифф, который не только попытался снисходительно объяснить Роулинг, что значит быть женщиной, но и дал свое благословение читателям ее книг интерпретировать гендерную принадлежность персонажей серии о мальчике-волшебнике по своему усмотрению. Автор отмечает, что само по себе это нормально, но все семь книг о Гарри Поттере появились благодаря воображению Роулинг и писались они, когда она, будучи матерью-одиночкой, пыталась свести концы с концами. Более того, если бы не творчество Роулинг, едва ли кто-нибудь когда-нибудь услышал бы о Рэдклиффе.

Дэниэл Рэдклифф в роли Гарри Поттера
Дэниэл Рэдклифф в роли Гарри Поттера
Цитата из к/ф «Гарри Поттер и Дары Смерти Часть II». Реж. Дэвид Йейтс. 2011. США, Великобритания

Иногда просто голова кружится, если пытаться идти в ногу со временем. Если раньше тебя стыдили за то, что ты не остался дома в условиях распространения коронавирусной инфекции, то сегодня тебя называют расистом только за то, что ты не присоединился к тысячам участников демонстраций против насилия в отношении чернокожих Black Lives Matter. Если прежде снисходительное отношение к женщине, выражающееся в объяснении ей вещей мужчиной, считалось проявлением «сексистской микроагрессии», то теперь мужчину могут обвинить в трансфобии, если он не укажет женщине на ее неправоту — подробно и публично.

Основной вопрос заключается в том, как до этого дошло. Если рассмотреть вопрос с начала, то выяснится, что в марте прошлого года исследователь Майя Форстетер потеряла работу в лондонском аналитическом центре за то, что высказала мнение, что люди не могут изменить свой биологический пол. Когда в декабре дело дошло до суда, судья оставил в силе решение об увольнении, назвав взгляды Форстетер на пол и гендер «абсолютистскими» и «несовместимыми с человеческим достоинством и основными правами других».

Уму непостижимо, что женщина может потерять средства к существованию только за то, что указала на факты биологии. Тем не менее едва ли нашелся кто-либо, кто осудил это подавление свободы слова и совести Форстетер. Одной из немногих оказалась Роулинг, которая на своей странице в Twitter, призвав читателей «одеваться как хочется», «спать с любым, кто согласится», усомнилась в оправданности увольнения женщин за простое указание на то, что пол — это реальная вещь.

Джоан Роулинг
Джоан Роулинг
(сс) Daniel Ogren

Это одно сообщение, эта незначительная демонстрация сестринской солидарности с женщиной, только что потерявшей работу, имело эффект разорвавшейся бомбы. Роулинг сразу же обозвали TERF — транс-эксклюзивной радикальной феминисткой — обычным оскорбительным эпитетом, направленным против женщин, которые нарушают новые социальные нормы, по большей части «установленные мужчинами». Не так давно считалось крайне оскорбительным применять по отношению к женщинам уничижительные определения. Теперь же иерархия того, кто большая жертва, трансформировалось настолько, что уже женщины — или особи женского пола — могут становиться объектами бесконечного насилия, если это делается для большего блага — защиты особей мужского пола, которые, несмотря на сохранение мужских физиологических признаков, требуют признания себя в качестве женщин.

К счастью, Роулинг сделана из твердого теста и не прогнется так просто под давлением разного рода обидчиков. На этой неделе она вновь «вступила в драку» в ответ на кампанию одной из международных организаций, в рамках которой предполагается «создать более справедливый мир после пандемии для людей, у которых бывает менструация».

"Люди, у которых бывает менструация?» — написала Роулинг на своей странице в Twitter. — Думаю, раньше было слово для этих людей. Помогите мне кто-нибудь вспомнить».

Поразительно, что живешь в мире, в котором слово «женщина» может быть просто так вымарано. Нельзя, чтобы отнесение человека с женскими физиологическими признаками к женщинам становилось мыслепреступлением. Да и не сводится женщина к ее физиологии. Автор указывает, что она не феминистка, но даже она считает, что превращение слова «женщина» в возмутительное ругательство отбросит с таким трудом завоеванные права женщин на столетие назад. Помимо всего прочего, если раньше к общественной жизни женщин не допускал «сексистский патриархат», то теперь это делают модные молодые люди, которые считают себя прогрессивными и радикальными.

Фемминистки в Брюсселе
Фемминистки в Брюсселе
(сс) Bartosz Brzezinski

Вместо того чтобы поблагодарить Роулинг за то, что она защищает права женщин, против нее развернули травлю с одной лишь целью — низвергнуть еретика современности: взрослые мужчины стали слать ей поразительные своей низостью оскорбления, к этому всему подключился хор молодежи. Наконец, в обсуждение вклинивается Рэдклифф, который в длинном эссе на веб-сайте The Trevor Project, организации, оказывающей психологическую поддержку молодым представителям ЛГБТ-сообщества, делает Роулинг выговор с помощью уже избитой мантры «женщины-трансвеститы — это тоже женщины». Фокус-покус: в 2020 году женщины, само существование которых ставится под вопрос и которые становятся объектами нападок, должны знать свое место. С этим нельзя мириться, заключает Уильямс.