Проект «Москва «Умный город — 2030», написанный со слов футурологов от Google, British Telecom, Intel, CISCO и Microsoft, затрагивает будущее основы основ экономики — промышленности города.

Суперкомпьютер
Суперкомпьютер
U.S. Department of Energy

Когда мы строили социализм и коммунизм, мы мечтали о том, что инженеры и учёные изобретут роботов, которые заменят на производстве человека, шумные и грязные цеха превратятся в светлые чистые пространства, где под мелодичное жужжание машин инженер-программист будет нажимать кнопки на суперкомпьютере, и в результате на складе будут появляется новенькие полезные товары, которые сделают нашу жизнь счастливее. Мы мечтали, что каждый из нас получит высшее образование и человечество исследует вдоль и поперек не только родную планету, но и другие галактики. Для освоения земных и космических пространств, а также для познания законов бытия и их преодоления мы призвали на помощь промышленность, без которой невозможен технологический прорыв.

Но в 1991 году идея социализма и светлого будущего потерпела в наших умах значительное поражение, а с её уходом из стратегии развития общества выпали межотраслевые и производственные взаимосвязи — экономические основы территориальной целостности государства.

В столице России городе Москве вспомнили о промышленности в рамках «Плана развития Москвы 2030».

По данным портала mos.ru, сейчас на промышленных предприятиях столицы трудятся всего 600 тысяч москвичей. В Москве действует 700 крупных предприятий.

Без учета нефтепродуктов и металлургии, 18,5% московских промтоваров приходится на пищевые продукты, 19,3% — на металлические изделия, 10,4% — на компьютеры, электронные и оптические изделия, 7% — на автомобили, на 7,1% — на другие транспортные средства и транспортное оборудование. Совсем малую долю занимает производство лекарств и медицинских изделий, химических продуктов, электрооборудования и стройматериалов.

В Москве расположено 320 оборонных производственных и научно-исследовательских предприятий, работающих в области авиастроения, космоса, приборостроения, радиоэлектроники, атомной энергетики.

Вот эти живительные капли реального производства на раскаленной поверхности московской экономики, нагретой непроизводственной и банковской сферой, решено модернизировать согласно «духу времени», то есть цифровизировать и роботизировать.

Целью модернизации производства в проекте «Москва «Умный город — 2030» служат снижение стоимости производства и его полная автоматизация.

Для снижения стоимости предлагается внедрить аддитивные технологии, то есть 3D-печать. Для того чтобы перевести промышленные предприятия на данную технологию, необходимо полностью разрушить существующие хозяйственные связи этих предприятий внутри городов, а также между регионами, и создать новые, при которых будет заменено сырьё, оборудование и рабочая сила.

Дело бы пошло проще и быстрее, если бы такая политика осуществлялась по всей стране, как 100 лет назад проводилась индустриализация, но для этого нужны инструмент для просчета инвестиций, затрат и выпуска и сильная политическая воля. Вместо этого в нашем распоряжении только прогнозы и цифровой фетишизм.

Персонификация товаров и таргетирование услуг, неотрывно связанные с аддитивными технологиями, возможны только при получении обратной связи от потребителя. С этим у разработчиков концепции проблем нет — программы для отслеживания наших предпочтений и состояния здоровья уже созданы и частично внедрены, их осталось только узаконить.

Снижение стоимости производства предполагается добиться за счёт нанотехнологий. Однако далеко не во всех отраслях производства нужны эти нанотехнологии, а в некоторых даже бесполезны — это во-первых. Во-вторых, каким путём будет достигаться снижение стоимости самих нанотехнологий? Оно возможно только при полном отказе от их импорта и локализации производства из отечественных материалов внутри страны. И здесь мы снова сталкиваемся с необходимостью перекраивать хозяйственно-экономические связи, а инструмента для их просчета у московской власти нет.

Ценообразование будет происходить без использования человеческого ресурса. Однако любой грамотный экономист спросит авторов проекта — о каком именно ценообразовании идет речь? Ценообразование на промышленном предприятии — это одно, а цена, формирующаяся на рынке конечного потребителя, — это совсем другое. И если ИИ будет диктовать рынку свои условия, то вряд ли такой рынок долго просуществует.

В проекте «Умный город Москва — 2030» выделены приоритетные области развития промышленности, и первые строчки в этом списке занимают информационно-коммуникационные технологии, производство продуктов питания, производство медицинского оборудования и фармацевтика. Исходя из такой иерархии можно сделать вывод, что город превратят в некое пространство, где жители будут жить виртуальной жизнью, потребляя готовую еду, а затем покупать медикаменты и приобретать платные медицинские услуги для сглаживания последствий малоподвижной виртуальной жизни, помноженной на приём неконтролируемой пищи. Последние строчки в списке приоритетных отраслей занимает ракетно-космическая и автомобильная.

Речь идет о серьезной, почти революционной трансформации города. Эта трансформация только называется инновационной, но под инновациями подразумевается исключительно цифровизация, направленная либо на безальтернативную замену человека алгоритмами, либо на слежение за работниками.

Та часть проекта, которая посвящена промышленности города Москвы, не содержит самого главного в промышленности — человека и экономики. В ней нет ни слова о подготовке кадров для нового индустриального рывка, о выстраивании новых цепочек хозяйственных связей, о новых направлениях в науке и образовании.

Промышленная политика столицы, обрисованная в проекте развития Москвы до 2030 года, похожа на художественное произведение фантастов-трансгуманистов, где человек выпадает из многих процессов и становится некой управляемой сущностью, а его место занимают бездушные алгоритмы под контролем малого количества специальных людей.

Повсеместное применение роботизированной техники и дронов — мечта прогрессивного человечества для достижения некой высокой цели, о которой сегодня неизвестно почти никому. Но ценой каких жертв мы реализуем эту мечту?

Читайте ранее в этом сюжете: Во Всемирную организацию свободных зон вошёл технополис «Москва»

Читайте развитие сюжета: Москва 2050: кастовое общество в виртуальной реальности