Парадоксально, но накрывшее абсолютное большинство развитых стран коронабесие и введенный на заметной части планеты карантин активизировали мировую общественную мысль. Проведённая по инициативе словенского ресурса EXFOR. SI международная конференция «Глобальная пандемическая франшиза: промежуточные последствия и перспектива», о которой сообщило ИА REGNUM, проявила не только новую форму поиска выхода из глобального лабиринта в формате «удалёнки». Содержание интереснее.

Коронавирус
Коронавирус
Иван Шилов © ИА REGNUM

То, что посадка всей планеты в режим «самоизоляции» — это единая франшиза, сегодня понятно даже рядовому таксисту. Важно, что мировые эксперты понимают: мячом под названием COVID-19 на поле мировой экономики и политики играют две команды — наднациональные финансовые спекулянты («глобализаторы», «банкстеры») и их соперники — национальные патриоты («индустриалы»). И сценарий, и правила этого матча содержат прежние системные управленческо-мировоззренческие вирусы, почти обеспечивающие его предопределённый итог, как это уже не раз происходило в ХХ веке. Любые союзы против «мирового зла» сразу после даже предварительной победы оборачивались размежеванием «закадычных врагов», очередным разделом мира и конфронтацией, подводившей бывших союзников к грани очередной мировой войны.

В качестве альтернативного пути участники экспертного совещания «вдруг» предложили ранее последовательно и системно отвергаемый опыт. Цитирую по итоговому документу: «Ярчайшим примером являлось гармоничное взаимовыгодное неконкурентное развитие государств — членов Совета Экономической Взаимопомощи, а также республик СССР и Югославии в рамках единых народно-хозяйственных комплексов. Приходится признать, что в контексте тогдашнего глобального противостояния эти проекты были обречены тратить значительную часть своих ресурсов, прежде всего за счёт благосостояния населения, на защиту своих экономико-социальных «оазисов» от враждебного конкурентного окружения».

Возможно, не случайно о современной России, фактически предавшей свой исторический опыт, в резолюции совещания нет ни слова.

Безоговорочное, без осмысления правил новой глобальной игры подчинение нынешнего руководства РФ сценарию «антиэпидемических» мероприятий делает её классическим «слабым звеном» любых предварительных соглашений, которые формируются до выхода из Глобальной депрессии (окончательные возможны только по итогам этого выхода). Это результат форсированных деиндустриализации, деинтеллектуализации и десоциализации, ведущих к качественному снижению статуса международной субъектности и деградации механизма госуправления. Ковидокризис, переросший в коронабесие, форсировал эти процессы до критических параметров.

Заседание СЭВ. Бухарест, 1978
Заседание СЭВ. Бухарест, 1978

Однако на фоне формально более значимых участников глобального развития наиболее разрушительные внутрисистемные процессы в России уже в ближайшей перспективе создают почти оптимальные условия для конструирования эталонной для новой эры экономико-политической системы «с чистого листа». Наибольший (по сравнению с более разумными участниками мирового развития) уровень потенциальных разрушений позволяет нам реструктурироваться, преобразиться и вырасти в эталонное общество — естественно, на основе осмысления лучших практик.

Наши «партнеры» на условных Западе и Юго-Востоке начинают понимать, что конкуренция, эффективная при индустриальном типе развития общества, в условиях информационных технологий оборачивается каскадным обрушением систем. Смею надеяться, что проведённая конференция в режиме «удалёнки» — это поданный нам сигнал. Возможно, речь идёт о поиске общей платформы, суть которой — новое будущее, которое не за конкуренцией, рынками и финансовым капиталом, а за солидарным взаимодополняемым развитием, диктуемым информационными и вырастающими из них социальными технологиями. Эти технологии уже отодвигают рынок, обслуживающие его деньги и порождаемый им финансовый капитал на периферию общественного развития.

Наши соседи видят это лучше нас, но груз окостенелых институтов и прошлых успехов не дает им реализовать свое видение иначе, чем в кооперации с нами. И в наших силах направить эту кооперацию в конечном итоге на наше благо.

В этом отношении показательна идея реинкарнации Советского Союза, парадоксально выдвинутая в начале нулевых Чубайсом в формате «либеральной империи» (противоречащем интересам его глобальной группы), а затем, накануне создания Таможенного союза, «проектом 665» (Global Government Studies) — в качестве средства гармонизации грядущего (в те времена) конфликта между США, нуждающимися в стратегическом противовесе Китаю, и Китаем, нуждающемся в независимом от Запада рынке сбыта.

Строительство здания МИДа. Смоленская-Сенная площадь, Москва. 1950-е
Строительство здания МИДа. Смоленская-Сенная площадь, Москва. 1950-е

Пора и нам осознавать, что Советский Союз был такой же генеральной репетицией нового общества с еще негодными средствами, какой для капитализма была Венецианская республика.

Проблема в том, что в качестве территории воплощения новой неконкурентной философии в прежней конкурентной матрице наша страна будет вынуждена снова потратить львиную долю ресурсов не на участие в гармоничном международном разделении труда, а на самозащиту от глобальных конкурентов.

Однако переход от индустриального развития на основе корпораций к информационному развитию на основе социальных платформ, формирующих новые суверенные макрорегионы, позволяет снять эту проблему. Хотя методы этого снятия могут быть разными и, безусловно, нуждаются в отдельном рассмотрении с участием заинтересованных (а не просто встревоженных) сторон.