Мегатренды развития человечества пришли в Москву. На сайте mos.ru опубликовали Cтратегию развития города Москвы на ближайшие десять лет. Из стратегии можно понять, какое будущее ждёт нас, жителей столицы, а глядя на амбициозные действия мэра Сергея Собянина во время ситуации повышенной готовности в связи со вспышкой распространения COVID-19, и жителей всего Российского государства.

Искусственный интеллект
Искусственный интеллект
Цитата из к/ф «Космическая одиссея 2001 года». Реж. Стэнли Кубрик. 1968. США — Великобритания

Документ содержит много, на первый взгляд, фантастических проектов по цифровому обустройству нашей жизни, которые ещё станут предметом нашего исследования, но самая животрепещущая тема, затронутая в стратегии — та, которая касается жизни и здоровья каждого индивида и становится исключительно актуальной на фоне борьбы с коронавирусом, — человеческий капитал, его развитие и здоровье.

В разработке концепции команда мэра опиралась на футурологов, которые на самом деле являются представителями IT-гигантов — корпораций, которые уже владеют большей частью информационных технологий и пытаются диктовать нам свои правила жизни, зачастую не совпадающие с ценностями, носителями которых является наше общество.

Уже с первых страниц документа можно разгадать планы градоначальника по избавлению города от присутствия на улицах людей: об этом говорит футурологическое предсказание о безграничных возможностях перемещения — отказ от личного транспорта, использование службы доставки при покупках, равноценность виртуального присутствия в каком-либо месте реальному. Последнее исключает осязание и обоняние из пяти базовых чувств человека, используемых им каждый день, что уже меняет психологию и мировоззрение, поведение и умственную деятельность в направлении оскудения вместо развития.

Далее интересен состав экспертов, участвовавших в обсуждении стратегии «Умный город 2030»: здесь мы видим список компаний, заинтересованных во внедрении цифровых технологий в ежедневную жизнь людей — от розничной торговли до телекоммуникаций. В разрезе нашей темы для нас примечательно участие в экспертизе медицинской коммерческой компании — Медси, биотехнологической компании Biocad. К обсуждению стратегии почему-то не привлекли муниципальных депутатов города Москвы — именно они способны дать реальную обратную связь от населения по вводимым цифровым новшествам, ученых-медиков с высокими регалиями, научное сообщество, занимающееся стратегическим планированием, и общественные организации, отстаивающие права москвичей на достойное и качественное медицинское обслуживание. Со стороны науки выступала ВШЭ, которая, собственно, и выполняет госзаказ по подготовке специалистов по управлению так называемыми умными городами.

Перейдем к предмету обсуждения — человеческому капиталу, который является основным капиталом, так как без него невозможна никакая экономическая, политическая и социальная деятельность. И здесь речь идет о человеке как об интенсивном производительном факторе экономического развития, а не как о личности, которая требует постоянного и всестороннего развития в интересах общества в целом.

Миссия сделать москвичей более здоровыми, счастливыми и образованными с помощью цифровых технологий будет реализована через решение задачи по обеспечению устойчивого роста качества жизни. Но кто дает критерии оценок качества жизни людей, если большую часть экспертов Стратегии составляют IT-компании, не имеющие ни малейшего представления о том, как устроена экономика в целом и человек в частности, вследствие отсутствия у них соответствующих знаний? А качество жизни — это в первую очередь здоровье человека, которое зависит от многих факторов, включая питание, организацию труда и отдыха, экологию и полное — своевременное и качественное — медицинское обслуживание.

Цифровые технологии, по мнению авторов Стратегии, помогут каждому жителю реализовать свои жизненные приоритеты. Какие жизненные приоритеты у владельцев строительных корпораций, банков, торговых сетей, энергетических компаний и прочих крупных капиталов и обслуживающих их чиновников, москвичи знают на собственном опыте. Их жизненные приоритеты реализуются и без внедрения новых технологий. А вот приоритет на получение очного доступа к качественной медицине, жизненно необходимым лекарствам, к произведениям театрального и изобразительного искусства, к высшему образованию — есть далеко не у всех, а с внедрением телемедицины и технологий виртуальной реальности, число людей, лишенных реальных достижений науки и культуры, будет расти сверхтемпами.

Наконец мы добрались до того пункта в стратегии, который непосредственно затрагивает здоровье.

Стратегией предполагается использование в целях улучшения состояния здоровья москвичей их биометрических и генетических параметров, которые будут обрабатываться с применением искусственного интеллекта (ИИ). Будут введены электронные истории болезни и генетические паспорта. Декларируется удобство для граждан: быстрое и индивидуальное получение медицинских услуг. Но здесь возникает ряд опасений, связанных с заинтересованными сторонами и уязвимостью информационных технологий, в которой нас так настойчиво стараются разуверить поборники тотальной цифровизации. Ясно то, что, кто владеет технологией, кто является постановщиком задач для ИИ, тот и владеет всей базой персональных данных, за которую идёт сражение высоко капитализированных IT-компаний на поле интеграции в государственную систему. Цель у любого бизнеса, независимо от размера, одна — извлечение максимальной прибыли и завоевание большей доли рынка вплоть до монополизации. Поэтому и персональные биометрические и генетические данные, и технологии, их обрабатывающее, могут легко и просто быть использованы против его носителя, ради обогащения нового владельца. Закона, защищающего граждан от такого использования, до сих пор не существует.

К тому же генетические параметры — дело тонкое, и цифровые игры с ними могут привести к ущемлению естественных прав человека, например, на выбор профессии, место проживания или свободы передвижения. Уже сейчас мы наблюдаем, как безо всяких генетических паспортов, устроив информационную атаку на граждан через СМИ, правительства многих государств ограничили передвижение здоровых людей. Несложно представить, как будут развязаны руки у чиновников при наличии инструмента, позволяющего сегрегировать людей и ограничивать им доступы к ресурсам по одним только генетическим параметрам.

Дистанционный контроль за состоянием здоровья будет осуществляться преимущественно у лиц пожилого возраста, так как именно тенденция роста продолжительности жизни и старения населения является определяющим для этого контроля фактором. Но, помимо контроля, нужна профилактика заболеваний и оперативное реагирование на ухудшение контролируемых параметров. Реагирование со стороны медиков вследствие оптимизации системы здравоохранения невозможно, так как наблюдаются нехватка медицинского персонала и удаленность больниц от места жительства большей части москвичей, поэтому, скорее всего, ответственность за своевременное оказание медицинской помощи ляжет на самих больных и пожилых людей — не успели прочитать СМС от виртуального доктора, купить рекомендуемое лекарство, доехать до больницы своим ходом — виноваты сами, ответственность системы здравоохранения заканчивается на этапе контроля и оповещения.

Несколько слов о виртуальном докторе. В стратегии запланировано развитие систем поддержки принятия медицинских решений, включая постановку диагнозов путем полного обследования организма с использованием ИИ, то есть получение врачами «второго мнения» при постановке диагноза и разработке планов лечения пациентов, что должно снизить процент врачебных ошибок. На самом деле врачей нужно готовить и повышать их квалификацию таким образом, чтобы врачебные ошибки исключались на стадии получения образования. Вместо превращения профессии врача в престижную и высокооплачиваемую, его заменят искусственным интеллектом, который сейчас даже при распознавании лиц делает фатальные ошибки. ИИ обучается на основании тех параметров, которые в него закладывает человек. И при неправильных алгоритмах или постановках задач, при недостаточном обучении, ошибки, стоящие человеку здоровья или жизни, неизбежны. Кто в таком случае будет нести ответственность за жизнь и здоровье человека? Искусственный интеллект, который не только не является субъектом права, но даже не имеет универсального чёткого научного определения. Понятны также и социальные последствия таких нововведений — сокращение количества медиков всех уровней ради снижения нагрузки на бюджет, который можно продолжать тратить на строительство и благоустройство.

Авторы документа уверяют нас, что прилагают все усилия по минимизации рисков кражи и подмены персональных медицинских данных и угрозы здоровью людей. Уверений мало. Для того, чтобы хоть как-то приблизиться к использованию персональных данных в интересах людей, такие риски должны быть абсолютно исключены. А пока технологию железного сейфа и круглосуточной охранной сигнализации не может превзойти никакое антивирусное ПО.

В Стратегии нам подкидывают лакомый кусок в виде мечты человечества об искусственных органах, реализуемой через трёхмерное моделирование и 3D печать, в том числе из собственных стволовых клеток пациента. Но не озвучивается цена такой трансплантации и протезирования для конечного потребителя. И мы, основываясь на нашем сегодняшнем опыте, можем сказать, что удовольствие быть живым и здоровым доступно далеко не всем жителям Москвы.

Далее идут самые фантастические пункты стратегии, касающиеся здоровья.

Во-первых, это носимые и вживляемые в организм цифровые медицинские устройства и «умная» одежда, которые будут поддерживать стремление москвичей к ведению здорового образа жизни и способствовать предотвращению заболеваний. Так как механизм действия этих устройств не объясняется, то фантазия рисует самые чудовищные способы борьбы их заказчиков с малоподвижными и переедающими москвичами: от навязчивых голосовых оповещений со смартфонов до удара током и психотропных инъекций.

Во-вторых, для лечения когнитивных и других расстройств будут применяться нанороботы — устройства размером с клетку крови, функционирующие внутри тела человека. Когнитивные расстройства — это снижение памяти, интеллектуальной работоспособности и снижение таких процессов мозга, как восприятие информации, обработка и анализ данных, их запоминание и последующее хранение, обмен данными, выработка и реализация плана действий. Прежде чем писать этот пункт авторам текста следовало бы ну хоть немного проконсультироваться с медиками — специалистами по когнитивным расстройствам, и тогда бы они узнали, что такие расстройства случаются, если человек получил сильную травму головного мозга или перенес тяжелое заболевание, а восстановление когнитивных функций представляет собой целый комплекс мероприятий, включая манипуляции на клеточном уровне, над которыми ученые работают вне рамок Стратегии умного города Москвы уже много лет. Что подразумевается под другими расстройствами, и будет ли вживление нанороботов в организм больного человека обязательным, мы можем только догадываться.

В-третьих, неотъемлемой частью медицины будущего станут генная терапия и редактирование генома. Генная терапия — вещь до конца не изученная и на сегодняшний день не является методом, дающим стопроцентный ожидаемый результат. Для широкого запуска такой терапии нужна сильная наука, высоконравственные эксперты и ответственные исполнители, но сейчас все три составляющие успеха находятся в нашей стране в плачевном состоянии. Как и трансплантация искусственных органов, это — дорогостоящая процедура и, зная о постоянно «трескающихся» бюджетах Москвы, вряд ли она ляжет в статью расходов на медицину или превратится в пункт из перечня обязательных медицинских услуг.

И наконец, финансовая сторона вопроса, которая может быть поставлена во главу цифровой медицины города Москвы — это «скромное» участие страховых компаний в реализации Стратегии. На основе данных об образе жизни и здоровье москвичей, полученных от датчиков, страховые компании будут вычислять размер страховых выплат. Логика здесь довольно проста: если гражданин не ведет здоровый образ жизни, не принимает «нужные» лекарства, является обладателем хронических или генетических заболеваний, то обязательная страховка не будет покрывать все необходимые для лечения расходы, поэтому ответственность за жизнь и здоровье снова ложится на гражданина, а её степень зависит от уровня его дохода.

Отбросив все подробности, посмотрим на появление Стратегии и её медицинских аспектов немного сверху, задавшись вопросом — зачем московскому градоначальнику Сергею Собянину такие дорогостоящие, сложные, рискованные и противоречивые мероприятия длиною в десять лет? Это не похоже на долгосрочные инвестиции в человеческий капитал, так как цифровые технологии не создают реальный продукт и рабочие места в реальном секторе, не обеспечивают людей самым необходимым, как мы видим, не улучшают здоровье основной части населения. Это похоже на долгосрочные инвестиции в использование и управление человеческим капиталом с целью извлечения прибыли в любой форме от такого использования: больных и слабых посадить по домам, не дать им никакой надежды на будущее, не тратить на них бюджетные и прочие деньги, здоровых и сильных заставить производить прибавочный продукт еще интенсивнее, а потом изымать из них заработанные ими же деньги в виде платного медицинского обслуживания.

Таково отношение к человеку: он всего лишь капитал, поэтому требует к себе такого же подхода и управления, как портфель активов, часть которых и потерять не жалко, а остальные должны быть эффективными и приносить прибыль.

Читайте ранее в этом сюжете: Москва 2050: кастовое общество в виртуальной реальности