Вышла вторая книга воспоминаний Эдуарда Борисова, старшего советника генерального директора АО «ПО Севмаш». В прошлом Эдуард Сергеевич начинал рабочим на «Севмаше», был секретарем его парткома, первым секретарем райкома и Северодвинского горкома КПСС, заместителем генерального директора «Севмаша» по экономике. Северодвинск — закрытый город в смысле информации, молчание о секретном производстве северодвинцы впитывают с молоком матери. На этом фоне мемуары Эдуарда Сергеевича — настоящая сенсация. Исследователи истории ВПК и Военно-морского флота РФ наконец получили связную версию многих событий в военно-промышленном комплексе СССР и России, до этого выглядящих цепочкой происшествий. Читатели получают свидетельство участника событий, а не «кто-то где-то сказал». Северодвинцы же получают возможность виртуально пройти путь, который проделали их отцы в 1980-х и 1990-х годах, когда всем обязанный Советскому Союзу и ВПК город отдал 70% голосов за «демократов», не скрывающих, что сократят до минимума ядерный щит РФ. Припомнить путь весьма полезно, так как поколение 1990-х —2000-х лезет в ту же колею, которая привела Северодвинск к безработице, митингам и голодовкам.

Э. С. Борисов с академиком Е. П. Велиховым. Фото из книги Э. Борисова «DEMOверсия моей жизни»
Э. С. Борисов с академиком Е. П. Велиховым. Фото из книги Э. Борисова «DEMOверсия моей жизни»

Это главное. Но и не главное в книге доставляет большое удовольствие читателю. Самоирония и напоминающий английский юмор автора делают чтение отдыхом, а не натужным трудом ума. Книга расцвечена жизненными ситуациями — от спящих в колчаковской спальне алкоголиков до индийских адмиралов, ведущих торг за миллиарды рупий, и от мошенников, ворующих деньги у прохожих, до мошенников-приватизаторов в «масштабах страны». Честная книга человека, который пожил, готов к переходу в следующую форму бытия и которому ниже достоинства лицемерить или бояться.

Я бы выделил несколько интересных ситуаций, изложенными Э. Борисовым. Каждая из них была перекрестком для Северодвинска или «Севмаша»: налево пойдешь —"коня потеряешь», направо пойдешь… соответственно.

Первая ситуация — как команда Давида Пашаева спасала «Севмаш». Пашаев спасал «Севмаш» — история всех 1990−2000х, и несть числа эпизодов и эпизодиков на этом крестном пути. Но переломный момент — выход Указа президента Ельцина 1992 года по Центру атомного судостроения, который отсек желающих тогда приватизировать «Севмаш». О появлении Указа подробнее можно прочитать в книге А. Холодова «Эпоха Давида Пашаева».

Э. Борисов с А. Чубайсом и И. Клебановым в музее «Севмаша». 18 ноября 2006 года. Фото из книги Э. Борисова «DEMOверсия моей жизни»
Э. Борисов с А. Чубайсом и И. Клебановым в музее «Севмаша». 18 ноября 2006 года. Фото из книги Э. Борисова «DEMOверсия моей жизни»
«Ещё когда был подготовлен и согласован со всеми министерствами проект Указа о создании Центра атомного судостроения, Фёдор Николаевич Шушарин — главный инженер Севмашпредприятия — отправился к руководителю Главного государственно-правового управления президента Российской Федерации Руслану Геннадьевичу Орехову. В кабинете его встретил человек, которому не было ещё тридцати <…> Фёдор Николаевич не без гордости стал рассказывать <…> об уникальности технологий строительства подводных лодок, о том, в чём мы опережаем Соединённые Штаты, о мировых рекордах, скорости хода, глубине погружения <…> Молодой чиновник слушал снисходительно, а потом поведал, что очень скоро никому будут не нужны эти атомные подводные лодки, что Россия вступает в новую эру, становится полноправным членом мирового сообщества, а её противники будут друзьями и соратниками. Проект, впрочем, завизировал…
Но самым главным препятствием, конечно же, был Комитет по управлению государственным имуществом во главе со всемогущим Чубайсом. Сам Анатолий Борисович не брал ни одного документа на рассмотрение без виз его советников, большая часть из которых была гражданами США <…> При первом чтении в документе появилось лишь одно замечание <…>: непременно включить в состав совета директоров Центра <…> заместителя руководителя департамента по работе с предприятиями оборонно-промышленного комплекса. Я трижды встречался с этим человеком, не будучи физиономистом и психологом, почему-то сразу подумал, что при решении тех или иных вопросов с ним мы бутылкой виски не обойдёмся <…> вскоре Анатолий Борисович в ходе борьбы с коррупционерами во власти сдал его, как взяточника, правоохранительным органам, о чём сам же и сообщил по телевидению <…>
Вопросы <…> стал решать другой человек: Пётр Петрович Мостовой. На приём к нему попасть было невозможно <…> меня, наконец, записали на двадцать два часа тридцать минут <…> В кабинет Мостового деловито заходили молодые люди в дорогих костюмах с папочками в руках. Я ждал <…> Когда он вышел ещё раз, я встал и с готовностью посмотрел в глаза чиновнику. Тот <…> спросил, по какому я вопросу. Я рассказал о том, что пришёл ещё раз согласовать Постановление правительства, подготовленное на основании Указа Президента. Пётр Петрович ответил, что с документом не знаком и рассматривать его сегодня не собирается <…>
<…> я шёл <…> размышляя о том, почему большого московского начальника не заинтересовали документы, касающиеся обороны страны, ведь их принесли ему заранее. Почему ему важней было принимать у себя молодых людей с такими бумагами в папочках, подписав которые Госкомитет отдавал имущество в руки тех, кто в один момент, выйдя из кабинета, становились эффективными менеджерами и хозяевами жизни <…>
<…> нам удалось без визы П. П. Мостового <…> сдать проект постановления в Аппарат Правительства».
Эдуард Борисов

Вторая ситуация — как «Севмаш» стал единственным предприятием России, сумевшим перестроить авианесущий крейсер «Адмирал Горшков» в авианосец «Могущественный, как солнце» («Викрамадитья»). Не знаю, дойдет ли дело до строительства российского авианосца на замену «Адмирала Кузнецова», но если дойдет, то строить его надо на «Севмаше». Спасенный Д. Пашаевым от разделки на металлолом «Адмирал Горшков» привели в Северодвинск и включили в пакет предложений по военно-техническому сотрудничеству с Индией.

Авианосец «Викрамадитья», перестроенный на северодвинском «Севмаше» из авианесущего крейсера «Адмирал Горшков». Фото из книги Э. Борисова «DEMOверсия моей жизни»
Авианосец «Викрамадитья», перестроенный на северодвинском «Севмаше» из авианесущего крейсера «Адмирал Горшков». Фото из книги Э. Борисова «DEMOверсия моей жизни»
«…крейсер передавался Индии безвозмездно, она оплачивала лишь его ремонт и переоборудование, но вместе с этим покупала <…> МиГи, которые будут базироваться на борту, в лизинг приобретала атомную подводную лодку проекта 971 <…> было подписано межправительственное соглашение <…> Цена нашего контракта должна была сложиться из <…> работы и <…> комплектующих, разработки <…> документации, обучения индийского экипажа <…> стоимость самолётов, ракетоносцев и атомной подводной лодки известны на мировом рынке, а цена нашей работы формируется по остаточному принципу <…> потребности всё время менялись <…> наши друзья ориентировались на сумму в триста — пятьсот миллионов долларов, которая вскользь называлась на подписании соглашения. Но ведь тогда речи о переоборудовании крейсера в полноценный авианосец ещё не было. Предполагали остановиться на ремонте с небольшой модернизацией.
я как мог добивался реальной стоимости контракта, но в результате <…> нам досталось две трети от запрашиваемой нами суммы <…> спорить не дали.
На подписание всего пакета документов прибыл министр обороны России Сергей Борисович Иванов <…> Девятого марта две тысячи четвёртого года в Северодвинске крейсер торжественно передали в дар Республике Индия.
И началось то, что я и предвидел <…> кроме нас выполнить ремонт и переоборудование крейсера никто не сможет <…> а мы не сможем осилить, потому что не хватит денег <…> Мы настаивали на новом этапе переговоров <…> И достучались, наконец, до президента. А он поручил разобраться во всех этих делах новому министру обороны Анатолию Эдуардовичу Сердюкову <…> министр <…> предложил: «Провести работу с инозаказчиком по изменению цены и условий контракта. Разработать комплекс мер по финансовой поддержке ФГУП «ПО «Севмашпредприятие» на случай неудовлетворительных переговоров с индийской стороной». Владимир Павлович лишился своего поста генерального директора, новым назначили Николая Яковлевича Калистратова <…>
<…> он сумел доказать <…> что производимые на корабле работы являются не просто его ремонтом <…> а по сути дела строительством нового авианосца <…> наши заказчики сами подняли цену до разумной <…> Николаю Яковлевичу, кстати, такое независимое поведение тоже стоило должности <…>
Шестнадцатого ноября две тысячи тринадцатого года <…> был подписан акт о передаче судна».
Эдуард Борисов
Э. Борисов с Ю. Лужковым на Дне Москвы. Сентябрь 2007 года. Фото из книги Э. Борисова «DEMOверсия моей жизни»
Э. Борисов с Ю. Лужковым на Дне Москвы. Сентябрь 2007 года. Фото из книги Э. Борисова «DEMOверсия моей жизни»

Третья сага о том, как «Севмаш», пользуясь президентским Указом о ГРЦАС, как щитом, не сидел в глухой обороне, а иногда переходил наступление. Заказов на подводные лодки в РФ осталось на одно предприятие, а в стране таких осталось несколько. Их руководство не было готово к перестройке производства и отказу от специализации на АПЛ, а власть — к финансированию такой перестройки. Те и другие искали выходы во временных решениях — раздергивая редкие заказы на разные заводы вместо концентрации их в Северодвинске.

«Вскоре Россия и Китай подписали соглашение о строительстве на наших заводах нескольких подводных лодок <…> большей частью на ФГУП «Адмиралтейские верфи», одну лодку планировалось построить на заводе «Красное Сормово» и две на Амурском судостроительном заводе. Тут явно просматривалось лоббирование интересов, потому что все эти предприятия не участвовали в программе сдерживания, а два последних не имели отношения к гособоронзаказу. В правительстве этим вопросом занимался заместитель председателя Илья Иосифович Клебанов, это было его решение.
Генеральному директору «Севмаша» Давиду Гусейновичу Пашаеву ничего не оставалось делать, как обратиться в администрацию президента <…> И началась настоящая битва. «Севмаш» предлагал один вариант использования прибыли: на ремонт тяжёлого атомного подводного крейсера «Дмитрий Донской» и начало строительства первого серийного атомного подводного ракетного крейсера «Борей» — «Александр Невский». Амурский завод предлагал гораздо меньшие деньги <…> для поддержки в порядке и боевой готовности двух кораблей Тихоокеанского флота.
«Рособоронэкспорт» в открытую поддерживал Амурский завод <…> Клебанов высказывал эти же мысли. Но мы не сдавались и отбили заказ. Когда же нам его передали, в прессе начался шум: «Российская газета» опубликовала открытое письмо президенту Владимиру Владимировичу Путину от лица коллектива Амурского завода <…> сцепились наши губернаторы. Сравнительно молодому Анатолию Антоновичу Ефремову, казалось, не одолеть будет тяжеловеса в политике Виктора Ивановича Ишаева <…> Но в этот раз Виктор Иванович не смог победить. Заказы остались у нас.
В конце мая две тысячи третьего года <…> обе лодки были заложены. Строили мы их без особого напряжения, это была привычная для нас работа».
Эдуард Борисов

Четвертая сага — о дальновидении. Сейчас, как в 1980—1990-е годы, начинаются разговоры о конверсии оборонных предприятий. Слава богу, кораблестроителей не призывают, как при Горбачеве, делать стиральные машины и пылесосы. Но невоенная продукция, за исключением «Приразломной», как показал опыт «Севмаша», не принесла предприятию успеха. Причина — в заточенности производственного цикла «Севмаша» на один вид продукции — подводные лодки. Все, что выводит часть производства из этой колеи, ведет к неудаче начинания и разрушает основное производство. Только при полном или значительном недогрузе заказами по АПЛ получилась «Приразломная» и «Викрамадитья». Северодвинску нужно диверсифицироваться, ибо не исключено появление вооружений, обесценивающих АПЛ. А нынешняя загрузка «Севмаша» гособорозаказом не позволяет это сделать. Выход один — добиваться строительства новых мощностей под гражданское судостроение. Сейчас неудачное время для государственных инвестиций, но власть еще достаточно сильна, чтобы убедить большой окологосударственный бизнес. Десять лет назад такие производства потащили на Дальний Восток, покушается на подобное Мурманск, а первым, кому это нужно и кто готов, — это Северодвинск.

Ледостойкая платформа «Приразломная», построенная на северодвинском «Севмаше». Фото из книги Э. Борисова «DEMOверсия моей жизни»
Ледостойкая платформа «Приразломная», построенная на северодвинском «Севмаше». Фото из книги Э. Борисова «DEMOверсия моей жизни»
«В две тысячи четвёртом году подвернулся заказ от норвежской компании Odfjell ASA — «Одфелль АС» на строительство четырёх танкеров-химовозов <…> В дальнейшем серию увеличили до двенадцати единиц…
<…> это событие называли самой крупной коммерческой сделкой в истории отношений Норвегии и России <…> Как мы могли подписать заранее невыполнимый контракт? Во-первых, мы не знали цен на изготовление такой продукции, поскольку она не была типовой и выпускалась малыми сериями. Во-вторых, абсолютно не имея опыта подобного строительства, согласились с тем, что будем сдавать по танкеру каждые полгода…
Когда начали выполнять заказ, то поняли, что цена, заложенная в договоре <…> едва ли покроет расходы <…> наняли независимую норвежскую брокерскую компанию, чтобы она оценила стоимость проекта, та выдала цифры, в два раза превышающие первоначальную цену. Представители «Одфелль» заключение не признали. Тупик.
Снова в наш конфликт должен вмешиваться президент. В нём разбираются председатель правительства Виктор Алексеевич Зубков, его первый заместитель Сергей Борисович Иванов <…> Вывод: если вернуть норвежской компании уплаченный аванс, то она не станет обращаться в суд за покрытием убытков <…> Деньги, полученные под заказ, мы немедленно вернули.
«Одфелль» расторгла контракты и подала на «Севмаш» в Стокгольмский арбитражный суд исковое заявление о взыскании убытков в сумме триста три миллиона шестьсот тысяч долларов! Суд длился больше года <…> мы остались должны <…> чуть больше сорока трёх миллионов долларов <…> фирма пожертвовала Северодвинску миллион долларов на капитальный ремонт плавательного бассейна в Доме культуры «Севмаша».
Эдуард Борисов

Воспоминания Эдуарда Борисова вышли в серии «Жизнь замечательных северян». Это пятая книга серии, в которой изданы биография архиепископа Афанасия Холмогорского авторства Владимира Булатова, книга о Давиде Пашаеве, написанная Александром Холодовым, воспоминания бывшего губернатора Архангельской области Павла Балакшина, книга о бывшем председателе Архангельского облисполкома Викторе Третьякове.

Серия создана для сохранения памяти о прошлом Русского Севера, в первую очередь периоде 1980−2010-х годов, исследования по которому не проводятся, а воспоминания не записываются. Люди-хранители уникальной информации объясняют свое молчание «как бы кто не обиделся», «еще рано». В результате северяне не учатся на чужих и теряют уроки своих ошибок. Это неправильно, потому и основана книжная серия, в которой могут высказаться замечательные люди Русского Севера.

Читайте ранее в этом сюжете: Как «Приразломная» борется со льдом 12-метровой толщины