Система здравоохранения России пока справляется с развитием ситуации с заражением коронавирусом, но уже видна крайняя черта. Об этом начинают говорить не только рядовые медики с передовой, а эксперты популярных ток-шоу и руководители проблемных регионов.

Коронавирус
Коронавирус
Иван Шилов © ИА REGNUM

«Даже бросив на борьбу с коронавирусом все ресурсы, так или иначе, можем в какой-то момент оказаться в ситуации пробуксовки. Но весь вопрос, чтобы это наступило как можно позже. Нереалистично было ожидать, что этот вирус куда-то денется. Я надеюсь, что взрывной рост мы не увидим, но нагрузка будет возрастать»,сказал терапевт Алексей Хузурев в эфире программы «60 минут» на телеканале «Россия 1».

Он допускает, что совсем скоро мест в российских больницах может начать не хватать для тяжелобольных.

Слова вице-мэра столицы Анастасии Раковой, которые распространил московский оперштаб по контролю и мониторингу ситуации с коронавирусом, более походят на крик о помощи или панику.

«Приходится констатировать, что в Москве за последние дни растёт не только число госпитализированных, но и больных с тяжёлым течением болезни, пациентов с коронавирусной пневмонией. Количество больных пневмонией по сравнению с прошлой неделей выросло более чем в два раза (с 2,6 тысячи случаев до 5,5 тысячи). Вместе с ростом тяжёлых больных резко увеличилась нагрузка на столичное здравоохранение. Сейчас наши стационары и служба скорой помощи работают на пределе», — сказала вице-мэр.

Анастасия Ракова
Анастасия Ракова
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Неужели ситуация в отрасли не стала результатом политики «оптимизации» системы здравоохранения, которую последовательно проводило столичное правительство?

Читайте также: Собянину напомнили об «оптимизации» им двух инфекционных больниц

Вся мэрия сейчас напоминает компанию хипстеров, вынужденную тушить пожар, но не понимающую, как это делать. То ли похлопать в ладоши, чтобы пошёл дождь, то ли подуть, чтобы ветер увёл огонь куда-то дальше. Новостное поле разбавляют умилительные сообщения об открытии бесплатного велопроката для волонтёров и об отмене (наконец-то!) платы за парковку для медиков. Сергей Собянин продолжает рассказывать с телеэкранов о том, сколько всего людей везли эту заразу в Россию из других стран, хотя она уже давно здесь освоилась и циркулирует без внешнего пополнения.

Удивила Мосгордума. Собравшись во время разгула COVID-19 для соблюдения формальностей, депутаты и помощники умудрились поперезаражать друг друга. Как минимум три депутата из 45 сами подтвердили болезнь, ещё о двоих рассказали коллеги. Но есть все основания полагать, что в реальности больных намного больше.

Уже не надо быть ни вирусологом, ни оракулом, ни просто особенно знающим человеком, чтобы понять, что Москва окажется охвачена пандемией по самому жёсткому сценарию. А следом и многие другие регионы России. Вирус уже сейчас набрал такую силу, что засунуть его обратно в тот самый «чемодан из Куршавеля» (о завозе коронавируса с этого курорта рассказывал Собянин) уже не выйдет.

Почему до сих пор в аптеках нет масок, респираторов, перчаток и других средств индивидуальной защиты? Уже больше месяца прошло с момента первого заражения в РФ и несколько месяцев с начала распространения вируса. Спасибо, что хотя бы продовольственную безопасность, действительно, обеспечили.

Маски закончились
Маски закончились
Наталья Стрельцова © ИА REGNUM

Самоизоляция откровенно трещит по швам. Многочисленные лоббисты (а именно они в реальности и управляют) оставили работающими даже точки с разливным пивом. А теперь у нас открываются почти все сферы занятости, за исключением нескольких, кому не повезло. Понятно, что владельцы бизнесов у нас (впрочем, как и везде) думают о прибылях, а не о людях. Но кто-то должен сохранять рассудок?

Читайте также: Больницы Москвы на пределе? Это результат «оптимизации» Собянина!

Да, во многих странах мира рост распространения коронавируса замедлился и даже пошёл на спад. Но стоит ли рассчитывать на это Москве, которую преступники от градостроительства уплотнили до рекордных пределов. Это в Нью-Йорке многоэтажки в основном заканчиваются Манхэттеном, Москва же — самые натуральные в худшем значении этого слова каменные джунгли, где каждый человек, здоровый или заражённый, постоянно должен чего-то касаться и с кем-то контактировать.

Антикризисный план должен состоять из минимума конкретных действий.

1. Должны быть временно свёрнуты проекты по благоустройству Москвы, часть градостроительных проектов. В условиях ежедневной гибели людей нелепо и кощунственно начинать стройку нового моста через Москву-реку. Освободившиеся деньги и ресурсы нужно направить на борьбу с эпидемией.

2. Пора усложнить перемещение между регионами. Не запретить, а ввести обязательный двухнедельный карантин для прибывших пассажирским транспортом. Такое уже есть в некоторых регионах РФ, это должно стать обязательной нормой. Эпидемию, как и пожар, надо сначала локализовать. Нужно запретить перемещение между субъектами на автомобилях, кроме доставки грузов и спецавтомобилей (кроме Москвы и Подмосковья, Петербурга и Ленобласти, Крыма и Севастополя). На границах установить блокпосты.

3. Нужно срочно организовать новые производства средств индивидуальной защиты, чтобы добиться тех объёмов, при которых каждому желающему они будут выданы бесплатно. Их разместить в отдалении от крупных городов с достаточными условиями для изоляции работников. Новые производства должны стать точками притяжения для тех, кто хочет эвакуироваться из очагов эпидемии.

Коронавирус
Коронавирус
Sakhalin.gov.ru

4. Необходимо создать предпосылки для временного добровольного расселения очагов с помощью точек притяжения. Так, выделять в бесплатное пользование участки земли (по принципу «Дальневосточного гектара» или дачных кооперативов) без бюрократических процедур, просто по заявлению на месте прибытия в разных частях страны. Провести ревизию отдалённых заброшенных населённых пунктов, строений, и на их восстановление направить из городов бригады добровольцев.

5. Следует подготовить резервы для временного принудительного расселения отдельных микрорайонов и жилых комплексов. Таких, как Путилково под Москвой или Мурино под Петербургом. В человейниках, где плотность застройки превышает все возможные пределы, нужно быть готовым к крайним мерам.

Пока представители власти копошатся в ставках по кредитам (уж простите, но не этими делами должны заниматься первые лица), грозят пропускной системой, а потом пускают всё на произвол или уже открыто переходят к панике, становится страшно и людям. Хочется влепить такой власти пощёчину, чтобы, наконец, пришла в себя.