Уважаемый Александр Дмитриевич!

Коронавирус
Коронавирус
Иван Шилов © ИА REGNUM

В связи с принятыми и обсуждаемыми в Санкт-Петербурге мерами профилактики распространения коронавирусной инфекции возникает ряд острых вопросов. Эти вопросы касаются жизни нашего города и элементарного благополучия его граждан.

Первое. По появившейся информации, в нашем городе рассматривается возможность значительного ужесточения мер, ограничивающих передвижение граждан, включая контроль за передвижением населения с помощью подразделений МВД и Росгвардии. Между тем, согласно последним новостям, дисциплинированное поведение петербуржцев вывело их на первое место в «индексе самоизоляции». Насколько малолюдно стало на улицах, видно невооруженным глазом. Зачем в таком случае вводить столь суровые меры? Насколько вероятно их появление?

Будут ли перекрыты выезды в Ленинградскую область? Будут ли дороги открыты для всех жителей нашего региона или только для тех, кто едет в область на работу?

Обращаем ваше внимание, что при закрытых детских садах дети оказались буквально заперты в квартирах: даже с собаками разрешается гулять, а от детей требуют оставаться дома. Понятно, что это оправдано стремлением охранить их от инфекции, однако и кислород крайне важен для детского здоровья, особенно для развития младенцев.

У многих жителей нашего города есть дачи. Весна в этом году ранняя, детсады и школы закрыты, что позволяет уехать на участки, не дожидаясь лета. К тому же, там меньше контактов и меньше шансов заразиться. В случае вступления в силу жестких ограничений с контролем выезда из города и въезда в него, будет ли у петербуржцев возможность вывезти свои семьи на дачи? Будет ли у них возможность периодически возвращаться в город — например, чтобы снять с карточки зарплату, получить пенсию для пожилых родителей? Нужны ли будут для этого пропуска, документы, подтверждающие право собственности на загородные участки, договоры аренды дома? Как поступать тем родителям, у которых дач нет, — можно ли им будет выводить детей во двор собственного дома, не опасаясь обвинений в нарушении режима самоизоляции? Периодически появляющаяся на эту тему информация ставится под сомнение сразу, как только начинается разговор об ужесточении ограничительных мер. Просим вас четко прояснить вопрос с загородным пребыванием петербуржцев.

Сказанное также относится не только к детям, но и ко всем прочим нашим соседям, у которых со дня на день должен начаться дачный сезон, который они рассчитывали провести на своих участках.

Второе. Условия самоизоляции, в которых у людей значительно сужается поле деятельности, плюс общая нервозная обстановка, плюс неуклонно распространяемые слухи о «пользе» алкоголя в профилактике коронавирусной инфекции порождают закономерные опасения. Многие жители даже не скрывают, что пьют больше, чтобы не заразиться, а другие пьют просто от вынужденного безделья. Не рассматриваете ли вы возможность ввести ограничения на продажу алкоголя — причем не только по часам, но и по количеству единиц, отпускаемых в одни руки? Не рассматривается ли более жесткая мера — полное прекращение продаж спиртосодержащей продукции?

Третье. В магазинах и аптеках очень часто персонал работает без масок. При этом граждан призывают соблюдать между собой дистанцию. Покупатели стоят в очереди на расстоянии полутора метров друг от друга в масках и подходят к продавцу, который работает с ними без маски. Это ставит под угрозу заражения и покупателя, и продавца. Младший персонал в магазинах раскладывает товары без перчаток. В магазинах можно услышать заверения, что персонал регулярно обрабатывает руки антисептиком, однако емкостей с антисептиком не видно ни на кассах, ни на входе, ни в торговых залах. Очевидно, что проблема кроется не только в отсутствии масок, перчаток и антисептиков, но и в беспечности руководства торговых точек. Как планируется решить этот комплекс проблем?

Четвертое. Обсуждение того, как именно поступать с умершими от коронавируса петербуржцами — кремировать или хоронить в цинковых гробах, — вызывает серьезные вопросы относительного самого вируса. Настолько ли опасен коронавирус, что сохраняет вирулентность даже после смерти носителя? И этот вопрос вызывает следующий.

Пятое. Почему до сих пор не организована как следует работа СМИ, и в информационном пространстве продолжается усиленное нагнетание атмосферы? То, как информирование граждан поставлено сейчас, создает ощущение недостаточного понимания ситуации среди ответственных лиц. С учетом уже принятых и обсуждаемых мер, огромного количества фейков, недосказанности и неопределенности, шквала шокирующей информации по телевидению, элементов типа «цинковые гробы, КПП» у сограждан сильно повышается тревожность. Социальная изолированность и обязательство видеть угрозу в каждом встречном человеке ее усиливают. Люди начинают верить самым ужасающим фейкам, производить эти фейки сами, причем чем больше будет нарастать страх и неопределенность, тем выше будет вероятность, что те, кто создают фейки, начнут сами в них верить. В связи с этим самый главный вопрос — как планируется организовывать информационную и психологическую защиту граждан?

Читайте развитие сюжета: Кошелек или жизнь? Петербуржцы расколоты по признаку самоизоляции